Поиск

М.В.Нестеров. "Видение отроку Варфоломею" 1889-1890.


В 1965 году мне было 10 лет. Мама повезла меня в Москву показывать окулистам. Повела однажды в Третьяковку. Мне там очень понравилось, хотя народа было очень много в тот день. И вот, я помню, как сейчас, большая экскурсия оттеснила меня к стене. Они шли и шли передо мной, чтобы не смотреть на них, я решил посмотреть, — что за картина висит на той стене. Повернулся к ней и упёрся носом в траву. С совершенно изумляющей чёткостью, выразительностью, китайской какой-то простотой там была написана трава. Выписана каждая травинка, каждый полевой цветочек, да не условные травинки и цветочки это были, а портреты конкретных травинок и цветочков. Как будто бы нарисованны для атласа полевых цветов и трав. Несомненно, — художник знал что это за травинка конкретно, что это за цветочек именно. Меня это ужасно поразило, ведь если мне надо было изобразить траву, я брал кисть и мазал передний план зелёным. Всё. А этот художник каждую травинку выписал, да так, что заглядишься на неё одну. Для гербария писал. Дотошно, как китаец, хотя и знал ведь, что наши люди так уж дотошно картины такие не рассматривают.

Я решил посмотреть, что это за картина в целом. И когда оно стало возможно отошел и посмотрел. Так это не была картина из жизни трав, на ней были изображены два человека в волшебном пейзаже. Чем-то чарующим, неизъяснимо прекрасным веяло от этой картины. Я был навеки околдован этим полотном. И всегда, приходя в Третьяковку я бегу к этой картине, чтобы как в детстве попасть в сказку.

Сегодня я вот что могу сказать об этой картине. Первое, что бросается в глаза, это то, что там почти всего по два. Начиная с двух белых пятен мха на одной из двух елочных ветвей и дальше по спирали вглубь картины: две человеческие фигуры, две маковки на церквушке, две пары елей на желтеющем холме, два деревца на среднем плане, два шалаша жнецов, два стожка, опять две пары елей повыше, между ними два совершенно желтых дерева.

Как же так, ведь всего должно быть по три, ведь преподобный Сергий, тайновидец Троицы, именно культ пресвятой Троицы как культурного идеала России гениально открыл и в жизни её с поразительной жизненностью навсегда утвердил. Икона Троицы дотоле неизвестная миру, появляется впервые как воплощение заветной мысли Преподобного. «Первое воплощение духовного первообраза, определившего суть России – первообраза Троицы как культурной идеи», будучи духовной сущностью русского народа, отраженное бесчисленными отражениями в бесчисленных Троицких храмах, с бесчисленными иконами Троицы, «вовсе не только как красивое творчество, но своею глубочайшею художественною правдивостью, то есть полным тождеством, покрывающих друг друга, первообраза русского духа и творческого его воплощения», — всё это дано нам преподобным Сергием, родоначальником Земли Русской, создателем русского национального характера. Так что в картине, посвященной преподобному, всего должно быть по три, а не по два. Бог Троицу любит.

А так оно и есть. Третий элемент всего, что там изображено, Божественное Всеначало, Божество, Великое Присутствие, Сама Троица живёт, струится и дышит в каждой травинке, в мягких очертаниях холмов, ритмически повторяемых первым и вторым планами, в человеческих фигурах, в церковке, в елях, деревцах, шалашах, стожках, во всём прозрачном осеннем воздухе, исполненном созерцательности и безмолвия. В изумительном переходе от темно-зелёных тонов разнотравья переднего плана, выписанному с такой любовью и тщательностью, к белесому с каким-то лиловым оттенком небу.

Бог есть, сходите в Третьяковку, посмотрите.

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий