Поиск

Как я поспорил с Л.В. Шапошниковой и что из этого получилось.


Враги последователей Рерихов часто сравнивают нас со стадом баранов, ведомым пастухом, слепо следующим авторитету Е.И. Рерих. Это утверждение ничем не обоснованно, но им и дела нет. Сейчас такие времена, когда всё дозволено. НАТО может бомбить и громить разные страны не утруждая себя сколько-нибудь правдоподобными мотивировками. Придворный лизоблюд Вл. Соловьёв на всероссийском радио ВЕСТИ FM может на голубом глазу назвать свою передачу «МЦР – паук на наследии Рерихов», несмотря на то, что основателем МЦР является С.Н. Рерих. Кого из пиарщиков волнуют такие вещи, как правдоподобие? Лгите, лгите, что-нибудь да останется. Кажетcя, что в такой ситации лучше не пачкаться, а брезгливо молчать. Но молчание – знак согласия. Так что отставим роскошь брезгливости до лучших времён и погрузимся в то, что есть. Будем возражать клевещущим в бессильной злобе врагам на примерах из жизни.

Итак, когда Л.В. Шапошникова в своей блистательной книге «Тернистый Путь Красоты» сказала, что Ницше – это антипод Вл. Соловьёва, форменный антихрист, это её страстное утверждение меня очень сильно зацепило. Я всегда любил Ницше, зная его только несколько ранних трудов, в первую очередь, конечно за «Заратустру». И меня радовало, что и здесь я как бы шел за Е.И. Рерих, которая часто в своих письмах цитировала эту книгу немецкого философа и писала неоднократно, что любит этого мыслителя.

«Хочу защитить и Ницше, давшего новое понимание и освежившего и мое сознание. Его труд «Так говорил Заратустра» остается и посейчас среди моих самых любимых книг. 
Разве не почуялся Вам, родная, знакомый и Любимый Голос, громящий всю лукавость, всю порочность, все оскудение прогнившего Запада? Да, я понимаю привязанность Рихарда Вагнера к этому большому духу, страдавшему от язв нашего мира. Ницше – вопиющий протест против удушающей пошлости того времени».-Писала она 14.09.52.
Я написал об этом Л.В. Шапошниковой, в качестве подкрепления своей оценки Ницше. Вскоре от неё пришел ответ, на бумаге, от руки. Она в частности писала:  «Я знала об этой точке зрения и это обстоятельство меня некоторым образом смущало, но тем не менее я считала должным высказать и свою, что я и сделала. И до сих пор убеждена в своей правоте. Оба высказывания, Елены Ивановны и моё, были сделаны в различных исторических обстоятельствах и за каждым из нас стоял свой исторический опыт. Прямолинейность в этом случае была бы плохим помощником». В конце письма она пишет, что оставляет за мной право высказывать мою точку зрения «в любой форме, вплоть до публикации [в журнале МЦР]».

В этом маленьком, но четком и ясном примере видно насколько я, как последователь Рерихов, сражающийся под штандартом Л.В. Шапошниковой, свободен в своих мнених, а не рабски следую за ней, как легко и просто могу ей возражать и как свободна она, свято исполняющая волю Е.И.Рерих от слепого копирования её позиций. 

Вот чего не могут и никода не смогут понять наши враги. Мы благоговейно следуем за нашими Иерархами, Учителями,  и Вождями, но абсолютно свободно, сохраняя полное свободомывслия, свободоволие, без капли рабства и подобостастия, как того и требуют от нас наши Владыки. И в то же время  признаём их священную власть над нами, потому что их власть над нами основана на любви к нам, на сострадании к нам и на жертве во имя нашего преуспеяния на пути эволюции. 

Как я писал об этом на примере Л.В. Шапошниковой в статье «Едиснтвенная».  

Так устроен этот мир — все великие духовные ценности, культурные ценности, потребные человеку для восхождения, даются ему даром. Даром для берущего, но не даром для дающего. Ведь за все в этом мире надо платить. За берущего платит дающий, за ученика платит Учитель. "Ясно, что свет устроен так, что давать миру можно не иначе, как расплачиваясь за это страданиями и гонением", — писал Флоренский домой с Соловков за 10 месяцев до расстрела. Уж он-то знал, что так повелось с сотворения мира, с той предвечной жертвы Агнца, на которой основано мироздание.

Сложное и богатое отдает себя, для того, чтобы простое и бедное питаясь его "плотью и кровью" росло, взрослело, училось, боролось, творило — жило. Постепенно уподобляясь Ему.

  В основание каждого учреждения (дела, начинания) как и в основание мироздания, полагается жертва. Другого способа нет. И чем важнее это учреждение, тем большей должна быть жертва, ведь тем больше жизненных сил потребуется привлеченным этим учреждением людям. МЦР — это грандиозное учреждение…

  Человек, прозревающий горний мир, умное место идей и первообразов сущего, фокусов сил, движущих историю, человек несущий важнейшую историческую миссию имеет необыкновенно тонкое душевное устроение, он наделен особенной чуткостью. Но ведь не только и не столько прекрасные зовы пространств и светлых сущностей достигают его сердце. Даже простое соприкосновение с бездумно, как говорят сегодня "зависшим", "хорошим", "теплым", человеком болезненно. А что говорить об ударах хаоса, об игре пространственных стихийных сил, чьи волны бьют по натянутым нервам как нечеловечески злобный враг. А что говорить о черных стрелах ненависти, выношенных, отточенных, посланных с заданием — убить. Силы тьмы очень активны, это враги явные и тайные, рядящиеся в сторонников, это предатели.

  Когда такой человек говорит, что предатель ударил ножом в спину и повернул отравленное лезвие в самом сердце — это не аллегория, — так оно и было…»

…Так чем же кончился мой спор с Л.В. Шапошниковой о Ницше? Я уже и до данного обмена мнениями, замечал, что книги Ницше написанные им после «Заратустры», когда сознание его стало меркнуть во мраке безумия, — я не могу читать. Прочтешь несколько параграфов и чувтвуешь, как беспросветный мрак охватывает твой мозг. Я это относил на свой счет, на счет своей испорченности, омраченности. Но ознакомившись с концепцией Л.В.Ш., вникнув во все сопутсвующие возникновению поздних книг Ницше исторические обстоятельства, изучив свидетельства современников и вникнув в логику развития личности Ницше, лучше узнав историю его жизненной битвы и путей развития его мировоззрения, лучше познав нашу жизнь и её астральную изнанку, я понял, что не я источник этого мрака. Что это Ницше сам допустил этот мрак в свою душу, поддался ему, позволил ему сломать его волю,  захватить его сердце и омрачить ум.Что это реальная и страшная злая сила, убившая мыслителя, погасившая свет его разума, теперь орудует через его книги.

Так что Л.В. Шапошникова была права и я свободно и добровольно, проделав необходимую для этого трудную внутреннюю работу, признал её правоту.

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий