Поиск

Людмила Шапошникова Рерих в Гималаях


« Много вышек в жизни. Многие нужнейшие держатся дозоры. Приносится неотложная польза. Только при всем том бывает на вышках одиноко. Слышите ли? Отзоветесь ли?»
Н.К.Рерих

Кулута

У железнодорожной станции в Патанкоте их уже ждали нанятые машины и низкорослые местные лошади. Погонщики-горцы скупо цедили слова, отвечая на вопросы любопытных, окруживших караваи. Станционные грузчики в красных тюрбанах перетаскивали багаж из вагона. Юрий Николаевич и Святослав Николаевич наблюдали за укладкой. К полудню караван двинулся в путь. За Патанкотом открылись синие предгорья, через которые шла дорога туда, в указанную Махатмами долину. Долина называлась Кулу, или Кулута. Она лежала в западных отрогах Гималаев, на пути к тибетской границе. Начался подъем. Моторы натужно ревели, погонщики покрикивали на лошадей. Заметно становилось прохладнее. Бодрящий, пахнущий снегом воздух стекал сюда с невидимых еще снежных вершин Великого Гималайского хребта.
Был конец 1928 года. Здесь им предстояло завершить многое из того, что было связано с Центрально-Азиатской экспедицией. Караван нес ее груз. Естественнонаучные коллекции, старинные рукописи, потемневшую от времени тибетскую бронзу, танки, созданные художниками несколько столетий назад. Полотна Николая Константиновича. Словом, все, что требовало завершения и осмысливания. Сидя в машине с откинутым верхом, Николай Константинович пристально всматривался в поросшие лесом склоны, в темные скалы, прислушивался к шуму узких горных речушек. И хотя впереди была неизвестность, казалось, что все будет хорошо. Ему повезло с самого начала. В Симле, в отеле, он познакомился с раджей Манди. Долина входила в его княжество. Темнолицый и горбоносый раджа внимательно слушал рассказ Николая Константиновича о приключениях в Центральной Азии. Он удивлялся и качал головой. На высоком тюрбане вспыхивал и гас большой изумруд. Потом раджа расхваливал свои владения и рассказывал легенды о покровителе долины Гуге Чохане. Николай Константинович спросил, где можно поселиться в Кулу. Раджа на минуту задумался, опустив тяжелые веки. Изумруд на тюрбане светился таинственно и притягательно.

Читать дальше: http://www.roerichs.com/Publications/LVShaposhnikova/LV_RoerichInHimalaya.htm

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий