Поиск

Виражи «Башнефти»


«Роснефть» купила актив с богатым и сложным прошлым.

«Башнефть» сменила контролирующего акционера уже в четвертый раз…

В среду, 12 октября, уфимская нефтяная компания перешла под контроль «Роснефти», выкупившей за 329,7 млрд рублей 50,08% акций «Башнефти», принадлежавших государству. Уже на следующий день, 13 октября, были прекращены полномочия Александра Корсика, возглавлявшего «Башнефть» с апреля 2011 года. Новым руководителем компании назначен Андрей Шишкин, до минувшего четверга трудившийся вице-президентом «Роснефти».

В этот же день начался процесс «передачи дел» новому собственнику. Процедура оказалась больше похожа на спецоперацию. В офисах «Башнефти» в Москве и Уфе появились люди в штатском, которые усилили охрану и пропускной режим, отключили интернет и начали изымать документы. В четверг вечером «РИА Новости» процитировало источник в уфимском офисе «Башнефти»: «Как мы поняли, они так внезапно появились, чтобы не допустить уничтожения каких-либо финансовых документов».

Опасения нового собственника, что какие-то документы финансово-хозяйственной деятельности «Башнефти» могут быть уничтожены, не беспочвенны. Еще полгода назад, 19 апреля 2016 г. в журналистском расследовании «В одну трубу можно войти дважды» в «Новой газете» я рассказал о целой серии контрактов «Башнефти» на поставку как готовой продукции, так и сырой нефти. Эти договоры на сотни миллиардов рублей давали основание для предположения, что компания серьезно законтрактована, что даже еще не добытое «Башнефтью» стратегическое сырье распродано на годы вперед.

Читайте также:

В одну трубу можно войти дважды

Информацию для апрельской публикации я собирал несколько месяцев. Слетал в командировку в Уфу, встретился лично или записал по телефону десяток интервью. И многие мои собеседники высказывали мысль, образно сформированную одним из менеджеров среднего звена «Башнефти», сравнившего работу нефтяной компании с заводом по производству соков, у которого есть фруктовый сад, но все яблоки, собранные в собственном саду, завод продает, а на вырученные деньги покупает яблоки в соседнем районе. При этом свои яблоки продает дешевле, чем покупает у соседей…

Где-то через неделю после выхода публикации «В одну трубу можно войти дважды», в редакцию пришло письмо от бизнесмена Евгения Мулюкова, предложившего представить информацию и документы, объясняющие подробности появления контрактов на поставку нефти и нефтепродуктов, заключенных «Башнефтью» в ноябре 2014 года.

Признаюсь, предложение Мулюкова заинтересовало, но не настолько, чтобы, скорректировав планы, немедленно продолжить журналистское расследование о деятельности «Башнефти». Прежде всего потому, что не было ни малейшего желания встревать в спор «хозяйствующих субъектов». Дело в том, что, наведя справки, я выяснил, что Евгений Мулюков — один из фигурантов судебных тяжб со своим бывшим компаньоном, бизнесменом Михаилом Голубем, которые уже не первый год тянутся в Лондонском международном арбитражном суде (LCIA) и Восточно-Карибском верховном суде (юрисдикция Британских Виргинских островов).

Но вскоре в редакцию пришло письмо от адвоката Елены Деминой, которая в интересах своего клиента Михаила Голубя потребовала удалить с сайта «Новой» расследование «В одну трубу можно войти дважды» и опубликовать опровержение сведений, «не соответствующих действительности».

Пришлось вернуться к теме «Башнефти».

Написал адвокату Елене Деминой письмо с просьбой организовать интервью с Михаилом Голубем. Честно предупредил, что с аналогичной просьбой обратился и к его оппоненту — Евгению Мулюкову. Но Демина ответила, что считает мое внимание к Голубю «излишне пристальным» и что «…на данный момент могу быть… полезной только в обсуждении вопроса об удалении вашей статьи и публикации опровержения недостоверных и порочащих деловую репутацию сведений о моем доверителе».

Удалять публикацию редакция отказалась. Хотя и предоставила Михаилу Голубю возможность реализовать «право на ответ», предусмотренное законодательством, регулирующим деятельность СМИ.

Но этого Голубю оказалось недостаточно. Бизнесмен потребовал выплатить ему 30 миллионов рублей, обратившись в Арбитражный суд Москвы с иском о взыскании половины этой суммы с редакции «Новой газеты» и такой же суммы с меня как автора публикации «В одну трубу можно войти дважды».

Сравнительный анализ

Сведения, изложенные Голубем в иске, направленном в российский суд, резко отличаются от показаний, данных им же, но в судах за пределами России.

К примеру, в иске, поданном в Арбитражный суд Москвы и предварительное заседание по которому назначено на 26 октября, Голубь утверждает, что публикация «Новой» «ставит под сомнение мнение об истце как о лице, имеющем безупречную репутацию. Истец имеет положительный имидж…»

Но за пределами России репутация Михаила Голубя не такая уж и безупречная. К примеру, задолго до публикации «Новой газеты», еще 6 августа 2015 года был вынесен судебный приказ «о наложении ареста на имущество/активы» Голубя. И бизнесмен, обжаловав этот судебный документ, расценил его как существенно осложняющим его коммерческую деятельность.

Подчеркну: о судебных тяжбах Михаила Голубя за пределами России я узнал уже после выхода публикации «В одну трубу можно войти дважды». От Евгения Мулюкова и его российского адвоката Федора Трусова, которые в отличие от Михаила Голубя и его представителя Елены Деминой, — не уклонились от интервью «под диктофонную запись».

И именно Мулюков рассказал мне, что «перед самым возвращением нефтяной компании в госсобственность, с фирмами, контролируемыми Голубем, «Башнефть» заключила целый ряд «обременительных контрактов» на сумму более 400 млрд рублей».

— С 23 по 30 мая 2015 года в Лондонском международном арбитражном суде (LCIA) состоялось судебное заседание в рамках процесса, инициированного Михаилом Голубем, — рассказал Мулюков. — В ходе перекрестного допроса Голубя и топ-менеджеров (ряда компаний.И.М.) они были вынуждены признать, что именно Голубь контролирует все эти компании.

По словам Мулюкова, LCIA еще не вынес окончательное судебное решение, и он пока не имеет права раскрывать все сведения, озвученные в ходе судебного заседания.

Евгений Мулюков ссылается на конфиденциальность судебных процессов, идущих за пределами России. Но нам удалось добыть письменные показания Михаила Голубя, направленные им в Восточно-Карибский верховный суд.

«Я намерен дать данные свидетельские показания в качестве письменных показаний, данных под присягой…» — пишет Голубь и далее на 152 машинописных страницах приводит сведения, которые отличаются от тех, что он привел в иске, поданном в Арбитражный суд Москвы в отношении «Новой газеты» и меня как автора публикации «В одну трубу можно войти дважды».

В российском иске Голубь пишет, что «…истец не имеет отношения к ООО «Эксим Групп». Истец также не является участником ООО «Арктик Бункер». Кроме того, истец не контролирует компании Trubond Limited, «Минко Энтерпрайз лимитед», речь о которых идет в статье». А в письменных показаниях иностранному суд детально расписывает, какое отношение он имеет к этим компаниям, как через его контакты заключались эксклюзивные контракты с ЛУКОЙЛом и «Башнефтью».

К примеру, в пунктах 24—29 Голубь сетует, что 24 ноября 2014 года президент России подписал «Закон о деофшоризации», требующий от граждан РФ, имеющих доли в «контролируемых инвестиционных компаниях» (КИК), объявить о своем участии в этих компаниях, и что прибыль таких компаний «должна считаться налогооблагаемой прибылью налогового резидента России». Чтобы избежать необходимости платить налоги в России, Голубь и его супруга решили выйти из числа учредителей офшорной фирмы, владеющей компанией Trubond Limited. И 24 декабря 2014 года актив был переписан на дочь Голубя — Яну Айснер, которая не является налоговым резидентом России. Замечу, что контракт «Башнефти» с фирмой Trubond Limited на 98,5 млрд рублей был подписан в конце ноября 2014 года, когда даже формально фирму контролировал именно Михаил Голубь с супругой.

Про фирму «Трейд Нафта», заключившую контракт с «Башнефтью» на 83 млрд рублей, Михаил Голубь рассказывает, что приобрел 50% этой компании еще в марте 2003 года, а 27 декабря 2004 года увеличил свою долю в уставном капитале фирмы до 80%.

Про фирму «Арктик Бункер» Голубь пишет: «Я стал участником «Арктик Бункер» 27 сентября 2014 года с миноритарной долей участия в размере 47,5%», то есть за два месяца до того, как эта фирма заключила контракт с «Башнефтью» на 85 млрд рублей.

В письменных показаниях в Восточно-Карибский верховный суд Михаил Голубь написал и о своих взаимоотношениях с топ-менеджерами «Башнефти» и ЛУКОЙЛа. К примеру, о том, что с экс-руководителем уфимской нефтяной компании Александром Корсиком он знаком более 15 лет. И именно Корсик познакомил Голубя с другими менеджерами, в то время руководившими «Башнефтью».

Эти знакомства пригодились и в бизнесе. Голубь так и пишет: «Через мои контакты «Минко» заключила эксклюзивный договор с ЛУКОЙЛом на перевалку прямогонного бензина на его терминалы в Высоцке. Это привело к получению компанией «Минко» тендеров и заключению долгосрочного соглашения с «Башнефтью».

Тут надо заметить, что вначале был договор о перевалке продукции в терминалы в Высоцке и лишь затем контракт с «Башнефтью». А терминалы на острове Высоцкий в Выборгском районе Ленинградской области — это фактически ворота на европейский рынок нефтепродуктов. Наивный вопрос: а не могли ли «Башнефть» и ЛУКОЙЛ напрямую заключить договор о сотрудничестве?

Вся эта несколько «странная» финансово-хозяйственная деятельность «Башнефти» и контракты, о которых мы писали в апрельской публикации и о которых узнали от Евгения Мулюкова и его представителя Федора Трусова, не могли не заинтересовать нового собственника. Как заинтересовали нескольких депутатов Госдумы, направивших депутатские запросы генеральному прокурору России. К примеру, генерала армии Михаила Моисеева, копия обращения которого к Юрию Чайке имеется в редакции. И поэтому меня ничуть не удивил характер «передачи дел» новому собственнику, «Роснефти», больше похожий на внезапную спецоперацию.

ПОДРОБНОСТИ

irek-murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий