Поиск

Второй ответ Дунаеву…


«Сonsensus patrum» есть чисто протестантский прием – выискивать согласие авторитетов (Дунаев)

Итак, мы уже убедились, что consensus partum не есть ни «византийский новодел», но и, разумеется, протестантским научным методом он тоже являться не может. Вообще странно как у Дунаева соотносится протестантизм и Византия? Тут уж одно из двух: consensus partum или «византийская теория», или «протестантский научный метод».

Но гораздо интереснее, что именно попытка очертить узкий круг «неприкасаемых авторитетов» является чисто протестантской реакцией (консервативного крыла) против разрушительной научной критики. Ярослав Пеликан убедительно показал, что в Древней Церкви отсутствовала «градация» текстов, составляющих Традицию, на более авторитетные и менее авторитетные. Всякий элемент Предания воспринимался некритично (о чем и свидетельствуют проанализированные Фирсовым акты 7ВС). Попытка разделить «Священное Предание Церкви» и «локальные предания церквей» (что сделал В.Н.Лосский) так же чужда древней Церкви и является ответом современности на вызов критики. Все элементы Предания воспринимались как свидетельства богодухновенные. Да, Евангелие имело преимущества, но в каком смысле? – Как фундамент здания или корень дерева. Но стены здания «единосущны» с фундаментом (как и ветви дерева единосущны с корнем). Ветви Предания мыслились «апостольскими» порождениями, а значит, идентичными вере апостолов. И вот протестантская «критическая наука» начала разбивать «историческую достоверность» большей части «исторических преданий» Церкви, а так же ее доктрины (начиная с Гарнака). «В ответ защитники Предания, демонстрируя мышление «осажденного гарнизона», старались отделить от «исторических исследований» свою территорию: Критике, которая всему придавала относительный характер, туда был воспрещен вход. Сначала статус «неприкасаемости» имела вся Библия, потом – только Новый Завет, впоследствии – только Четвероевангелие, и наконец – лишь персона Иисуса Христа» (Пелікан Я. Виправдання Традиції. – К. Дух і Літера, 2010. С. 71). Мышление Дунаева, особо выделяющего решения ВС из контекста живого Предания Церкви – это вполне описанная Пеликаном логика «осажденного гарнизона». Это попытка «хоть что-то» спасти от деконструкции. Повторимся, что перед Древней Церковью такой проблемы не стояло в принципе, а потому даже на ВС не делалось никакого различия по степени авторитетности «древних текстов» (если последние не были дезавуированы как «подложные писания еретиков»). Для отцов ВС равный авторитет имели послания апостолов, трактаты великих Каппадокийцев и выписки из житийной литературы. Стоял только вопрос ориентиров при согласовании. Сначала необходимо было доказать, что вера отцов согласна с верой апостолов. В последующие эпохи (когда вера ранних отцов уже стала непререкаемым авторитетом) увеличилась цепочка согласования: надо было доказать, что более молодые тексты согласны с верой отцов и через них – с апостолами. И т.д.

abbatus_mozdok.livejournal.com

Добавить комментарий