Поиск

Паутина и скала


Казалось бы, Александр Сергеевич уже давно определил, что гений и злодейство – две вещи несовместимые, но искусство по-прежнему ищет ответ на вопрос: имеет ли право художник, совершенный в своих произведениях, на несовершенства, недостатки, а может, и пороки? История дружбы и сотрудничества американского писателя Томаса Вулфа и его редактора Макса Пёркинса стала феноменом истории литературы ХХ века, поэтому то, что она выведена как основной мотив фильма Майкла Грандаджа «Гений» (2016) интересно и для зрителя неискушенного, и для знатока американской литературы.

Анонс обещает нам легкую интригу: «Макс Пёркинс открыл Эрнеста Хемингуэя и Ф. Скотта Фицджеральда. Но он никогда не встречал никого, похожего на Томаса Вулфа». О ком из них сказано «гений» в названии фильма? О великом писателе, создателе эпических романов об американской жизни, вечном страннике и искателе? Или о скромном редакторе большого издательства, безошибочно угадывающем таланты, прекрасном семьянине и настоящем друге? Друг для друга они стали целым миром, и возможно, что фильм слишком очевидно говорит нам о том, что каждый находил в этих отношениях то, что искал всю жизнь: один – отца, другой – сына. И все же многие исследователи и биографы говорят о том, что дружба Вулфа (Джуд Лоу) и Пёркинса (Колин Фёрт) была чем-то большим, чем просто сотрудничеством или мужским общением.

Создатели фильма избрали очень верный ракурс, сместив основной акцент с великого писателя на его редактора, всегда остающегося в тени. Для каждого из своих «подопечных» Пёркинс стал не только вечным помощником и первым читателем, но и ангелом, и соратником, и слушателем. Он провожал Хемингуэя в Испанию и помогал Фицджеральду не утратить присутствия духа во время депрессий Зельды. И он больше других понимал мотивы странного, а порой и эксцентричного поведения Вулфа. И нет никого сомнения, что в день смерти последнего Пёркинс понимал, что американская литература потеряла одного из самых выдающихся писателей, но прежде всего то, что сам он потерял своего настоящего друга, а возможно, в определенном смысле, и сына.

Возможно, у тех, кто знает биографию и творчество Томаса Вулфа, будет повод придраться к сценарию или подбору актеров, но менее искушенному зрителю стоит смотреть этот фильм непременно! Прежде всего потому, что он познакомит вас с двумя удивительными людьми, и точно заставит взять книгу и попытаться понять, что испытывал человек, прочитавший ее самым первым. Ведь это почти то же самое, что первым войти в гробницу Тутанхамона – ты единственный в мире знаешь этот секрет, и эти мгновения наедине с ним подобны вечности. Но помимо этот «Гений» перенесет зрителя в непередаваемую атмосферу 1930-х годов, Нью-Йорк и золотую эпоху молодой американской литературы.

Много лет спустя другой великий мечтатель Рэй Брэдбери написал фантастический рассказ о том, как в далеком будущем воскрешают Вулфа, который «был как ураган… вздымал горы и вбирал в себя вихри», ибо он один обладает способностью рассказать об эпохе освоения космоса и космических путешествий. И этой своей фантазией, своей несбыточной мечтой Брэдбери словно бы возвращает нам Томаса на мгновение – хотя бы в нашем воображении, признаваясь ему тем самым в непреходящей любви: «Идут годы, на могиле Тома Вулфа опять и опять появляются цветы. И казалось бы, что тут странного, ведь немало народу приходит ему поклониться. Но эти цветы появляются каждую ночь. Будто с неба падают. Огромные, цвета осенней луны, они пламенеют, искрятся прохладными удлиненными лепестками, они словно белое и голубое пламя. А едва подует предрассветный ветер, они осыпаются серебряным дождем, брызжут белые искры и тают в воздухе. Прошло уже много, много лет с того дня, как умер Том Вулф, а цветы появляются вновь и вновь». marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий