Поиск

Игорь Савельев. "Zевс" (2015), "Вверх на малиновом козле" (2015), "Без тормозов" (2016); "Эксмо".


Редкий ныне случай — нормальная проза. Реалистическая, показывающая современность, с прописанными персонажами, с динамичным сюжетом, с хорошим языком. Может быть, в 1975-м году она была б «обычным, заурядным явлением»; но мы живём не в 1975-м году, и мне такая «нормальная проза» нравится. В ней есть что-то от советской «производственной прозы», но больше — от «советской литературы нравственного поиска». Проза Игоря Савельева восходит к Юрию Трифонову — хоть она без «языковой густоты Трифонова». Игорь Савельев пишет не «для высоколобых», но и не «для низколобых»; он пишет «для среднелобого», то есть для обычного читателя. Простота языка, сюжетность, владение жаргонами, смешные коллизии — всё это, пожалуй, вызовет неодобрение у «высоколобого» читателя». «Беллетристика» — скажет «высоколобик». Да, беллетристика. Ну и пускай! Лучше И. Грекова, А. Скалон и ученик Хейли И. Штемлер, чем бессмысленнейшая Лена Элтанг.
Тексты Игоря Савельева социальны. Поправлюсь: они социокультурны. Этот автор любит сталкивать персонажей-ровесников неодинакового социального происхождения и оттого — носителей разных социокультурных кодов. Обычно по жизни они друзья, но несходно ведут себя, несходно шутят и выходят из сложных ситуаций. Это вызывает у них комплекс сложных чувств. Скажем, в «малиновом козле» на отдыхе в Абхазии сдружились две юные парочки: одна парочка — из «провинциальной элиты» (он — сын подполковника ФСБ, хоть и ушедшего из семьи; она — тонкоперстая внучка «упавшей звезды местного масштаба», руководителя ДК, вращавшегося в столичных кинокругах); вторая парочка — из питерской богемы. К слову, провинциалы оказываются тоньше и аристократичнее питерцев (что понятно: они немного постарше, да и «богема» питерцев — весьма третьего разбора); но суть романа не в том: его главный герой бежит от густопсовой пошлости «отцов» («у нас все будет иначе»), а в итоге вынужден задействовать профессионально-родовые навыки. От осинки не родятся апельсинки, волчонок вырастет волком, как бы ни бунтовал он против «волчьих законов» — таковы выводы автора. В повести «Без тормозов» — иная ситуация: очень молодой, неопытный, простодушный и при том совершенно некультурный, дикий шофёр-дальнобойщик Вован противопоставлен автостопщику Илье — более опытному, живущему как бы «вне цивилизации», но вполне в культуре. Два «дикаря»: «естественный дикарь» и «сознательный дикарь» — крайне интересная коллизия.
Иногда тексты Савельева перекликаются с текстами других современных авторов. Сюжетная коллизия «Zевса» похожа на «Лёд под ногами» Романа Сенчина, а «Вверх на малиновом козле» — на роман, который я номинировал на «Национальный бестселлер» — на «Солнцедар» Олега Дримановича (там тоже сынок высокопоставленного силовика пытался обрести свободу на фоне того же пальмового черноморского рая). «Лёд под ногами» прямолинейнее, схематичнее «Zевса»; а с «Солнцедаром» и «козлом» наоборот: «Солнцедар» лучше «козла» — «козёл» несколько рыхл по фабуле. Ещё один «минус» Савельеву: концовка повести «Без тормозов» невнятная и потому производит впечатление смазанной.

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий