Поиск

Что будет с Францией?


По делу о подготовке диверсии задержаны семь человек, в Крыму усилены меры безопасности. Россия уже научилась противодействовать террору превентивно, чего не скажешь о Франции.

Совсем недавно в День взятия Бастилии миллионы французов и гостей Франции вышли на улицы и площади французских городов и для сотни из них эти гуляния стали последними. Белая фура под управлением арабского мигранта стала в Европе очередным символом бессмысленности и безжалостности мусульманского террора. Теракт был не случайно совершен в день национального праздника Франции, тем самым террористы нанесли удар по национальной гордости французов.
Кроме того, массовое убийство в Ницце продемонстрировало, что исламские экстремисты в Европе на новую модель террора, «контактную», когда террористам удается слиться с толпой. Самым безотказным способом усыпить бдительность полиции в современном сверхтехнологичном мире остается непосредственное соприкосновение террористов с их жертвами.

Расчет террористов (вряд ли теракт в Ницце был спланирован и осуществлен одиночкой) оказался жестоким и верным: уйти с пути фуры у собравшихся посмотреть на узкой набережной на праздничный салют не было никакой возможности, грузовик продолжал хладнокровно давить людей на протяжении почти двух километров. Более сотни людей смогли прыгнуть в море, но у тех, кто находился на другой стороне проезжей части, такой возможности не было.

Французские силовики ослабили бдительность после окончания Евро-2016, в ходе которого ожидались террористические акты. Буквально накануне теракта в Ницце президент Франции Франсуа Олланд заявил, что режим чрезвычайного положения, введенный после терактов в Париже, срок действия которого истекал 26 июля, не будет продлен, поскольку «в этом нет смысла». И это несмотря на то, что несколькими днями ранее глава службы внутренней безопасности Патрик Кальвар предупреждал о риске новых терактов со стороны ДАИШ и вероятном использовании при этом автомобилей.

Спецслужбам Франции еще предстоит окончательно проанализировать и понять, как террорист смог проехать на грузовой машине в зону, где запрещено движение автомобилей. Сразу после теракта в Ницце председатель парламентской комиссии по расследованию ноябрьских терактов в Париже Жорж Фенек признавал в эфире канала iTele, что власти страны не извлекли всех уроков и не приняли необходимых мер: «Мы слышим от нашего президента одно и то же. Операция «Сентинель», подразумевающая привлечение 10 тысяч военных для обеспечения безопасти, не имеет никакого реального применения сегодня. Усиление ударов в Сирии? Это уже было после терактов 13 ноября. Продление режима ЧП? Но мы и сейчас живем при режиме ЧП, к сожалению, это не помешало осуществлению теракта».

Очевидно, что проблема с обеспечением безопасности во Франции существует на национальном уровне. Кроме того, весь мир знает, что современные французы весьма беспечны на бытовом уровне и морально не готовы отвечать на угрозы нового формата. После парижских терактов возникали точно такие же вопросы: как террористы пронесли взрывчатку на «Стад де Франс» и «калашников» в театр «Батаклан»?

Эти теракты случились потому, что полиция во Франции давно боится заходить в мусульманские кварталы, да и простому христианину или еврею там лучше не появляться. Он случился потому, что сжигание машин кяфиров стало во Франции любимым новогодним развлечением мусульман, а власти Франции продолжают повторять мантру: «Мы за мультикультурализм». При этом политика мультикультурализм, увы, не распространяется во Франции на евреев, которые со страшной силой бегут из Франции по причине неспособности французских силовиков обеспечить их безопасность.

Эти теракты случились потому, что когда мэр города Безье, основатель «Репортеров без границ» Робер Менар, осмелился пройтись по тем квартирам, которые мусульмане захватили самовольно взломав двери и не дать указание выселить этих прекрасных людей, а лишь пристыдить их за то, что они взломали двери, французская либеральная пресса взорвалась: «фашист», «придурок», «Гитлер».

Правящая элита сегодняшней Франции — это повзрослевшие участники парижских студенческих бунтов 1968 года, они слишком много инвестировали в антибуржуазный пафос. В вину французов перед угнетенными «трудящимися» Востока и в обличение израильских фашистов. Европейская цивилизация для современных радикальных мусульман — это абсолютное зло, как для ранних христиан таким злом была уничтоженная ими античная цивилизация. Они не успокоятся, пока Нотр-Дам не станет мечетью, пока француженки не наденут паранджу и не станут их наложницами, пока в Сорбонне вместо точных наук не станут учить чтению корана.

Так будет продолжаться до тех пор, пока на выборах во Франции не победит партия Марин ле Пен и не заставит французов оказывать сопротивление дикарям или пока эти кровожадные дикари не захватят Елисейский дворец.

kaisynoff.livejournal.com

Добавить комментарий