Поиск

Уже не Сулейман, еще не Баязид.


Турция — это Азия, в ней другие «законы» и порядки. У турков другой менталитет, другие представления о чести и достоинстве и нет понимания и уважения наших, российских представлений о чести и достоинстве. Однако, Россия страна свободных людей, поэтому если есть россияне, которые с этим внутренне согласны и несмотря ни на что жутко хотят попасть в Турцию, скатертью им дорога.

Но им следует понимать, что в Турции нет и никогда не было российской полиции, ОМОН, ФСБ, следственного комитета. Даже Роспотребнадзора, ГОСТов и СНиПов там нет… Как не было их там никогда, так не появилось и сегодня.

А у турецкого населения на руках есть огнестрельное оружие. ИГИЛ же по-прежнему не замечается турецкими властями в упор. Как и остатки северокавказского исламского бандподполья, которые осели в Турции и ненавидят все российское. Гуляют они по тем же улицам, по которым ходят туристы, едят и пьют в тех же ресторанах. А что касается турецкой полиции, то сегодня в турецкой прессе я прочитал, что Эрдоган пообещал наказать тех полицейских, которые поддержали «параллельное государство». А ведь охраняют туристов именно эти полицейские.

И для самого Эрдогана покой еще не наступил. Сам факт почти удавшегося переворота говорит о многом. Переворот был достаточно хорошо подготовлен и проводился грамотно и последовательно. Мятежникам удалось быстро взять под контроль практически все стратегические объекты в Анкаре и Стамбуле, включая государственное телевидение. Они не останавливаясь перед применением оружия, включая авиацию. Единственным серьезный просчетом мятежа стало то, что организаторам переворота не удалось изолировать, ликвидировать или заставить покинуть страну самого Эрдогана и руководителей правительства. В результате легитимным властям удалось с помощью верных войск и своих гражданских сторонников переломить ситуацию в течение одной ночи и к утру перевести переворот из стадии почти удавшегося в стадию провального.

Тем не менее, сам факт хорошо подготовленного и почти удавшегося переворота говорит о том, что мятежники явно имели поддержку ряда влиятельных политиков и части населения. Возможно, что перестановки в правящей партии и правительстве Турции непосредственно перед мятежом (в том числе уход Давутоглу) также имели отношение к уже готовившемуся перевороту.

В целом, можно согласиться с оценкой премьер-министра России Дмитрия Медведева, который сказал, что попытка переворота свидетельствует о наличии серьезной оппозиции Эрдогану в турецком обществе и в вооруженных силах Турции. Поэтому задача турецкого президента и его сторонников заключается не только в том, чтобы окончательно подавить путч, но и в том, чтобы не допустить постепенного перерастания вызвавших его процессов в гражданскую войну, на грани которой Турция уже балансирует.

Если предшествовавшие мятежу репрессии против недовольных ваххабизацией страны военных не смогли предотвратить попытку переворота, то и новые не помогут. Тем более, что будет нарастать общественное недовольство политикой турецкого лидера, которая поставила Турцию в сложное внешнеполитическое и экономическое положение. Попытка переворота негативно отразится на турецкой экономике, которая сегодня пребывает не в блестящем состоянии, впервые за последние два десятилетия в Турции наблюдается экономический спад, а экономические проблемы отразятся на социальной сфере. Про этом авторитарные методы управления страной Эрдогана и его сторонников почти не оставляют пространства для компромисса.

В целом можно констатировать, что те проблемы, которые вызвали турецкий путч, не только никуда не делись, но обострились. Причем их разрешение в ближайшей перспективе не представляется возможным. Угроза полномасштабной гражданской войны в Турции обострилась.
И для России это – плохие новости. Каков бы ни был Эрдоган – он является легитимным главой Турции. В условиях общей дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке, погрузившей в состояние распада или полураспада значительную часть местных государств, стабильная и достаточно предсказуемая Турция отвечает интересам России значительно больше, чем зона анархии на ее южных границах.

Однако, такие личности, как Эрдоган, чувствуя свою уязвимость, как правило пытаются преодолевать ее за счет большей жесткости, чтобы не показаться своим сторонникам слабым.
Если он не сможет вырваться за пределы этой парадигмы поведения, то пространство решений будет для него постоянно сокращаться, пока не сожмется в одну маленькую точку, которую он поставит на целостности и даже самом существовании своей страны. Если же ему удастся преодолеть себя и найти компромиссную игру, у него есть шанс со временем стабилизировать ситуацию. Нам же надо быть готовыми к любому варианту развития событий и всеми силами склонять Эрдогана к поиску компромиссов.

Лишь одно можно сказать точно. Турецкий путч поставил жирный крест на остатках эрдогановского неоосманского проекта. Сулейман Великолепный из него не получился. Теперь ему надо бороться за то, чтобы не завершить свой жизненный путь так, как Баязид Молниеносный.

kaisynoff.livejournal.com

Добавить комментарий