Поиск

О поведении священников


После моей статьи о значении апостольского Священства для Церкви мне позвонил с Кавказа один иерей и тоже сетовал на современное «церковное» общество. Он служит вторым в храме, так попадья настоятеля ни благословения не берет, ни руку не лобызает (есть такие мрази среди поповских жен). При этом супруга моего собеседника берет благословение у настоятеля, а настоятельская тварь вонь развела, когда ей «легонько по губам дал» мой собеседник, давай крест. А между тем я еще помню семьи священников, в которых уважение к сану было настолько велико, что ему даже не приходилось повторять два раза свое требование. Я знаю двух братьев: один диакон (старший), а другой иерей (младший). Так старший младшего с момента хиротонии на «Вы» называет и, разумеется, берет благословение и руку лобызает. Я удивился: «вы же братия, тем более что ты младшего вынянчил». А диакон: «ну и что? то был мой долг его нянчить, а сейчас его Бог поставил Евхаристию совершать и грехи отпускать, а я перед ним кто такой?» (учитесь диаконишки – те из вас, которые со священником «за ручку здоровкаются»). И еще рассказал мне, что в одном монастыре (где они с братом в детстве послушничали) наместник был старшим братом поставленного им впоследствии благочинного. Так благочинный (сам уже имея сан иерея) тоже обращался к своему младшему брату на «Вы» и брал благословение, как рядовой инок.

Многие сейчас не говорят, а просто визжат о «плохом поведении священников». А каково отношение к самим священникам? Когда ты находишься в ореоле славы и почета, то хочется себя вести с достоинством, корректно, снисходительно (но без высокомерия и презирания) смотря на собеседника сверху вниз, властно, авторитетно-авторитарно. И ты знаешь, кто ты и каково твое высокое место. И знаешь, что твои слова «ловят на лету и внимают, затаив дыхание». Но когда ты «не пойми кто» в глазах твоих собеседников, то никакого желания в своем поведении соответствовать своему сану нет! Потому что к твоему сану и к тебе лично нет соответствующего отношения. Когда ты видишь, что для твоего собеседника «что архимандрит, что сапожник», тогда никак не хочется ничему соответствовать, а хочется и вести себя как сапожник (ну раз разницы «никакой нет»).

P.S. В кругу моих знакомых тоже есть такая «краля» (как в истории кавказского иерея). 12-ть лет выпендривается. Скорее сдохнет, чем под благословение подойдет. Видите ли «мы с тобою вместе учились». И что? Попытался ее «поставить на место» (без ругани, без мордобоя, одними увещаниями) – не возымело действия. Когда я четко и внятно заявил, что больше общаться «в неформате» не стану, она стала решительно избегать личных встреч. «А., давай встретимся». – «Нет, нет, мне некогда, я не в настроении, меня в городе нет, я уехала, улетела, умерла, короче, меня нет». «Христианка», одним словом. Это «религиозное блядство» (вполне церковный термин, если что, и как раз для описания таких вот ситуаций) стало повсеместным. Люди традиционного общества дорожили священническим благословением как святыней и уж никому бы в голову не пришло воротить свою поганую морду от иерея. Христиане гонялись за благословением, искали его, как святыню.

abbatus_mozdok.livejournal.com

Добавить комментарий