Поиск

Портреты Фёдора Ивановича Шаляпина в русской живописи


Автор — Ела2012. Это цитата этого сообщения

Портреты Фёдора Ивановича Шаляпина в русской живописи.

В 1902 году писатель Леонид Андреев в статье о Шаляпине обратился к художникам-«властителям формы» с призывом запечатлеть образ гениального певца и его творения, создать ему «прекрасную долговечную статую». Слова писателя нашли отклик у современников Фёдора Ивановича, особенно у его друзей-художников. Ими сохранён в веках облик артиста и его сценические образы. Шаляпин общался cо многими мастерами русского искусства своего времени, и все они испытывали влияние шаляпинского творчества. Каждое выступление знаменитого баса являлось событием, рождало новые творческие замыслы у живописцев, скульпторов, графиков.

В работах художников Шаляпин предстает в самых разных образах и состояниях. На одних портретах он сумрачен, на других – озарён вдохновением или изображён в какой-нибудь роли, например, Бориса Годунова.

Кустодиев Б.Ф. Портрет Ф.И. Шаляпина2. 1921.jpg

СоринСавелий Абрамович1878 - 1953 Портрет Ф.И. Шаляпина.. 1930-еХолст, масло. 93 x 76 смГосударственный центральный театральный музей им. А.А.Бахрушина, Москва

Шаляпина рисовали и писали часто. Валентин Серов и Александр Головин, Леонид Пастернак и Николай Богданов- Бельский, Константин Коровин и Борис Кустодиев, Илья Репин и Исаак Бродский создали обширную галерею шаляпинских портретов.

Портрет артиста Ф.И.Шаляпина. 1905.jpg
«Портрет Ф.И.Шаляпина»
1905
Холст, уголь, мел 235 x 133
Государственная Третьяковская галерея
Москва

Валентин Серов написал портрет Шаляпина углём на холсте. Певец изображен как артист – в концертном костюме, с актерской выправкой. В то время он был на вершине славы, хотя современники порой ощущали в его облике «меланхолический оттенок», «страдания» человека, уставшего от бесконечной «игры в амплуа».

Леонид Осипович Пастернак Портрет Шаляпина 30.12.1913
Леонид Осипович Пастернак. Портрет Шаляпина 30.12.1913

Б.Д. Григорьев, "Портрет Ф.И. Шаляпина", 1918 г.
Борис Григорьев, Портрет Ф.И. Шаляпина, 1918 г

Портрет Шаляпина Николай Богданов-Бельский
Николай Богданов-Бельский. Портрет Шаляпина.

Репин И.Е. Портрет Федора Шаляпина 1882
Репин И.Е. Портрет Федора Шаляпина 1882

Прекрасным выражением понимания и восприятия художником Шаляпина явился «Портрет в светлом костюме», созданный в 1911г. во Франции в курортном городке Више, где друзья тогда отдыхали.
Константину Коровину особенно удался этот портрет, где Шаляпин показан как бы продолжающим беседу в расслабленной позе. Летнее утро, настроение, должно быть, и у певца, и у портретирующего его художника превосходное, Шаляпин полон сил, уверен в себе, как человек, который многого достиг, но у которого впереди ещё долгая и успешная жизнь. Написав портрет, Коровин продал его коллекционеру Терещенко, чем огорчил Шаляпина. Пресса сразу объявила, что певец намерен привлечь Коровина к третейскому суду, так как портрет продан без его разрешения. Сам Шаляпин отвечал, что к Коровину дружеских отношений не утратил, но что ему действительно жаль, что портрет, который так удался, к нему не попал. Но ни о каком третейском суде он не помышляет.

Портрет Ф.И.Шаляпина. 1911.jpg
Портрет Ф.И.Шаляпина. 1911

Шаляпин позировал для портрета на открытой террасе освещенной солнечными лучами, проникающими сквозь густую зеленую листву. Статный молодой, мужественный, он сидит у стола в невысоком кресле одетый в светлый костюм, белую рубашку со стоячим воротником, повязанным сиреневым шелковым бантом, на лице артиста счастливая улыбка. Он наслаждается бодрящей свежестью свежего погожего дня, струящимся светом и теплом солнца. Его большая, удивительно легкая и ладная фигура купается в золотом сиянии. Весь его облик, дышащий радостью бытия, неотделим от яркого солнечного дна. Ощущение праздничности подчеркнуто убранством стола, украшенного букетом роз, живописно сервированной вазой с фруктами, хрустальным графином, высокой бутылкой с золотистым ликером и бокалом, в котором, как рубин сверкает вино.

Головин Александр Яковлевич Портрет артиста Ф.И.Шаляпина в роли Олоферна1908Холст, темпера, пастель163,5 х 212
Головин Александр Яковлевич
Портрет артиста Ф.И.Шаляпина в роли Олоферна
1908
Холст, темпера, пастель
163,5 х 212

Шаляпин изображен в гриме и костюме библейского царя Олоферна в опере А.Н.Серова «Юдифь». Сюжет заимствован из Ветхого Завета (Книга Юдифи, 13, 4–10): отважная израильтянка Юдифь, проникает в стан врагов и, соблазнив царя Олоферна, отрубает ему голову. Но не сам сюжет, очень популярный в мировой живописи, занимает Головина. Все внимание художника сосредоточено на создании образа великого певца в форме своеобразного театрализованного портрета. Мастер стремится передать артистическое перевоплощение Шаляпина в ужасного и грозного библейского царя. Головин обращается к языку ассирийских рельефов, пытаясь придать образу монументальность. Орнаментальными плоскими формами, характерными для стиля модерн, и охристыми красками он добивается в портрете эффекта древнего изображения, подобного фреске. Особенно выразителен величавый жест героя. Известно, что принимавший активное участие в первой постановке оперы сын композитора, художник В.А.Серов посоветовал Шаляпину взять в руку чашу.

Портрет Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова в одноименной опере М.П.Мусоргского. 1912
Головин Александр Яковлевич.
Портрет Федора Ивановича Шаляпина в роли Бориса Годунова в одноименной опере М.П.Мусоргского. 1912
Холст, гуашь, темпера, клеевая краска, золото, серебрянная фольга. 211 x 139 см
Государственный Русский музей,
Санкт-Петербург

Художник, известный как крупнейший мастер театрально-декорационного искусства, создал целый ряд своеобразных театральных портретов. Несколько раз он писал Федора Ивановича Шаляпина (1873–1938) – в ролях Мефистофеля, Демона, Фарлафа, Олоферна.
Портрет в роли Бориса Годунова исполнен в период постановки В.Э. Мейерхольдом одноименной оперы М.П. Мусоргского в Мариинском театре (1912). Шаляпин предстает на фоне тяжелого занавеса в образе величественного и властного царя Бориса. Артист позировал сразу же после спектакля в гриме и костюме – коронационном царском наряде, который был выполнен по эскизам автора портрета. Виртуозно переданы блеск драгоценных камней, мерцание тяжелой золотой парчи, для чего художник приклеивал к живописной поверхности кусочки блестящей фольги.
По свидетельству П.И. Нерадовского, портрет Шаляпина в роли Бориса Годунова был заказан Головину специально для Русского музея товарищем управляющего музеем графом Д.И. Толстым.

Борис Кустодиев запечатлел мощную фигуру артиста в шапке и меховой шубе нараспашку, возвышающегося над праздничным гуляньем, с мопсом возле ног. Сам Шаляпин до смерти не расставался с этим портретом и ценил его выше других – «за широту, размах и русский дух». Подлинник кустодиевского «Портрета Ф.И. Шаляпина» находится в Париже.

Борис Михайлович КустодиевПортрет Ф.И.Шаляпина [1922]
Борис Михайлович Кустодиев
Портрет Ф.И.Шаляпина [1922]
Холст, масло. 99×80 см. Государственный Русский музей,
Санкт-Петербург

Известно, что художник боготворил певца. И Шаляпин называл Кустодиева «бессмертным».
Вот слова, сказанные певцом в его книге «Маска и душа» о художнике:

«Всем известна его удивительно яркая Россия, звенящая бубенцами и масленой. Его балаганы, его купцы Сусловы, его купчихи Пискулины, его сдобные красавицы, его ухари и молодцы – вообще все его типические русские фигуры… сообщают зрителю необыкновенное чувство радости. Только неимоверная любовь к России могла одарить художника такой веселой меткостью рисунка и такой аппетитной сочностью краски».

Шаляпин – волжанин. В юности судьба привела его однажды с семьей в Астрахань, на родину Кустодиева. Но не эти внешние признаки роднят великих русских творцов.
Их сближает удивительная одаренность, мощь таланта и в то же время поражающая тонкость понимания русского уклада жизни во всех его проявлениях.
Шаляпин отлично чувствовал глубину проникновенности кустодиевского таланта и широту его обобщенных образов.

«Много я знал в жизни интересных, талантливых и хороших людей, – вспоминал Федор Иванович. – Но если я когда-либо видел в человеке действительно высокий дух, так это в Кустодиеве… Нельзя без волнения думать о величии нравственной силы, которая жили в этом человеке и которую иначе нельзя назвать, как героической и доблестной”.

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

kolybanov.livejournal.com

Добавить комментарий