Поиск

Иван Николаевич Крамской (1837 — 1887)


Автор — Томаовсянка. Это цитата этого сообщения

Иван Николаевич Крамской (1837 — 1887)

«На утре, усталый, измученный, исстрадавшийся, сидит один между камнями, печальными, холодными камнями; руки судорожно и крепко-крепко сжаты, пальцы впились, ноги поранены, и голова опущена. Крепко задумался, давно молчит, так давно, что губы как будто запеклись, глаза не замечают предметов, и только время от времени брови шевелятся, повинуясь законам мускульного движения. Ничего он не чувствует, что холодно немножко, не чувствует, что у него все члены уже как будто окоченели от продолжительного и неподвижного сидения. Нигде и ничего не шевельнётся, только у горизонта чёрные облака плывут от востока, да несколько волосков по воздуху стоят горизонтально от ветерка. И он всё думает, всё думает. Страшно станет. Сколько раз плакал я перед этой фигурой! Ну что ж после этого? Разве можно это написать?.. Я могу сказать, что писал его слезами и кровью…»

Иван Крамской о своей картине «Христос в пустыне», 1872.

Фрагмент очерка А.И. Цомакион. «Иван Крамской. Его жизнь и художественная деятельность»

«Когда явилось у Крамского впервые желание и потребность написать это чудное произведение, об этом нет точных сведений; но известно, что уже в 1863 году, то есть в год своего выхода из Академии, он думал о нем, и Репин видел у него в это время вылепленную из глины великолепную голову Христа и ту же удрученную голову, написанную на холсте. Он высказал свой восторг Крамскому, который стал ему говорить о Христе, о глубокой драме этой жизни для других, об искушении в пустыне, о том, что это искушение очень часто повторяется с обыкновенными людьми, что почти каждому из них приходится разрешать вопрос: «служить ли Богу или мамоне?». «И в это время, — говорит Репин, — голос его звучал, как серебро, и мысли новые, яркие, казалось, так и вспыхивали в его мозгу и красноречиво звучали».

  «Христа в пустыне» Крамской начал писать в ноябре 1871 года, но ещё в 1869 главной целью поездки за границу было «изучить все, что сделано в этом роде, и раздвинуть рамки сюжета знакомством с галереями». В письме к Чиркину в 1873  Крамской пишет: «Итальянцы Его уже нарисовали, и нарисовали сообразно задаче. Да, это правда, итальянский Христос прекрасен и даже, так сказать, божествен, но потому-то он мне чужой, т. е. нашему времени чужой… и страшно сказать… по-моему, он профанирован. Лучший Христос — Тициана в Дрездене, с динарием, и все-таки это итальянский аристократ, необыкновенно тонкий политик и человек несколько сухой сердцем: этот умный, проницательный и несколько хитрый взгляд не мог принадлежать человеку любви всеобъемлющей. Мне кажется, что еще наступит время для искусства, когда необходимо надо будет пересмотреть прежние решения и перерешить их».

Начав картину, Крамской поехал в Крым с целью побывать главным образом в Бахчисарае и Чуфут-Кале, пустынные окрестности которых напоминают некоторые местности Палестины. Принявшись за работу, он увидел, что недостаточно знаком с тем чувством, которое человек испытывает, находясь на высоте горных возвышенностей. Он оставил начатую картину и поехал в Крым, чтобы там испытать это чувство. Только после многих наблюдений, неоднократно встретив утреннюю зарю в Чуфут-Кале, он окончательно определился и стал писать свою картину в том виде, как мы её знаем…

Выставка осени 1872 года, на которой впервые появилась картина, вполне вознаградила Крамского за все пережитые тревоги. Впечатление было колоссальное. «Я был свидетелем такого впечатления, которое может удовлетворить самого гордого и самолюбивого человека, — писал он художнику Фёдору Васильеву. — Одним словом — результат сверх моего ожидания. Вперед!..»

Об этой картине много писали и говорили, много писал о ней и сам Крамской, и то, что он писал, несомненно, наиболее интересно и поучительно. Мысли и чувства, вызвавшие «Христа в пустыне», этот психологический трактат красками на холсте, наиболее определенно выражены Крамским в ответном письме его к В.М.Гаршину (1878). Последний, желая точнее выяснить для себя мысль художника, написал ему анонимное письмо, где просил разрешить его спор с другим лицом о смысле картины и для этого уточнить, что именно хотел выразить художник: «…утро ли это 41-го дня, когда Христос уже вполне решился и готов идти на страдание и смерть, или та минута, когда «прииде к нему бес», как выражаются мои оппоненты»…

Вот что пишет по этому поводу Крамской Гаршину:

«Позвольте вместо ответа рассказать, как произведение является, чтобы Вам не было необходимости задавать вопроса.

Художников существует две категории, редко встречающихся в чистом типе, но все же до некоторой степени различных. Одни — объективные, так сказать, наблюдающие жизненные явления и их воспроизводящие добросовестно, точно; другие — субъективные. Эти последние формулируют свои симпатии и антипатии, крепко осевшие на дно человеческого сердца под впечатлениями жизни и опыта. Вы видите, что это из прописей даже, но это ничего. Я, вероятно, принадлежу к последним.

Под влиянием ряда впечатлений у меня осело очень тяжелое ощущение от жизни. Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию Божию, когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево, взять ли за Господа Бога рубль или не уступить ни шагу злу? Мы все знаем, чем обыкновенно кончается подобное колебание.

Расширяя дальше мысль, охватывая человечество вообще, я, по собственному опыту, по моему маленькому оригиналу и только по нему одному, могу догадываться о той страшной драме, какая разыгрывалась во время исторических кризисов. И вот у меня является страшная потребность рассказать другим то, что я думаю. Но как рассказать? Чем, каким способом я могу быть понят? По свойству натуры, язык иероглифа для меня доступнее всего. И вот я, однажды, когда особенно был этим занят, гуляя, работая, лежа и пр. и пр., вдруг увидал фигуру, сидящую в глубоком раздумье. Я очень осторожно начал всматриваться, ходить около нее, и во все время моего наблюдения, очень долгого, она не пошевелилась, меня не замечала.

Его дума была так серьезна и глубока, что я заставал его постоянно в одном положении. Он сел так, когда солнце было еще перед ним, сел усталый, измученный; сначала он проводил глазами солнце, затем не заметил ночи, и на заре уже, когда солнце должно подняться сзади его, он все продолжал сидеть неподвижно. И нельзя сказать, чтобы он вовсе был нечувствителен к ощущениям: нет, он, под влиянием наступившего утреннего холода, инстинктивно прижал локти ближе к телу, и только, впрочем; губы его как бы засохли, слиплись от долгого молчания, и только глаза выдавали внутреннюю работу, хотя ничего не видели, да брови изредка ходили — то подымется одна, то другая. Мне стало ясно, что он занят важным для него вопросом, настолько важным, что к страшной физической усталости он нечувствителен. Он точно постарел на десять лет, но все же я догадывался, что это такого рода характер, который, имея силу все сокрушить, одаренный талантами покорить себе весь мир, решается не сделать того, куда влекут его животные наклонности. И я был уверен, потому что я его видел, что, что бы он ни решил, он не может упасть.

Кто это был? Я не знаю. По всей вероятности, это была галлюцинация; я в действительности, надо думать, не видал его. Мне показалось, что это всего лучше подходит к тому, что мне хотелось рассказать. Тут мне даже ничего не нужно было придумывать, я только старался скопировать. И когда кончил, то дал ему дерзкое название. Но если бы я мог в то время, когда его наблюдал, написать его… Христос ли это? Не знаю. Да и кто скажет, какой он был? Напав случайно на этого человека, всмотревшись в него, я до такой степени почувствовал успокоение, что вопрос личный для меня был решен. Я уже знал и дальше, я знал, чем это кончится…».

Фрагмент биографического очерка «Иван Крамской. Его жизнь и художественная деятельность» (1891), автор Анна Ивановна Цомакион.

В начале 1873 Совет Академии художеств решил присвоить Крамскому звание профессора за картину «Христос в пустыне». Иван Николаевич отказался от этого звания. Картину хотели приобрести многие, но она досталась Павлу Михайловичу Третьякову за 6000 рублей.

Из письма Павла Третьякова Льву Толстому (октябрь 1894):
«Отвечая Вам, глубокоуважаемый Лев Николаевич, забыл прибавить следующее: Вы говорите публика требует Христа-икону, а Ге дает Христа живого человека. Христа-человека давали многие художники, между другими Мункачи, наш Иванов (создавший превосходный тип Иоанна Крестителя по Византийским образцам). Поленова не считаю, так как у него Христа совсем нет (цикл картин «Из жизни Христа» В.Д.Поленова — А.К.), но в «Что есть истина?» (1890, автор картины Николай Ге — А.К.) Христа совсем не вижу. Более всего для меня понятен «Христос в пустыне» Крамского; я считаю эту картину крупным произведением и очень радуюсь, что это сделал русский художник, но со мною в этом едва ли кто будет согласен.

Будьте здоровы, сердечно любимый Лев Николаевич.
Преданный Вам П. Третьяков.

Христа-человека дал Ге в «Тайной вечере» и в «Гефсиманском саду», таким изображали его многие».

Христос в пустыне. Крамской

«Христос в пустыне». 1872. Иван Николаевич Крамской. Государственная Третьяковская Галерея, Москва, Россия.

Андрей Кончаловский

«Неизвестная»

Картина удивительным образом пережила два периода массового интереса к себе, причем в совершенно разных эпохах. Впервые – после написания в 1883 году, она считалась воплощением аристократизма и была очень популярна у искушенной петербургской публики. Неожиданно еще один всплеск интереса к «Неизвестной» произошел уже во второй половине XX века. Квартиры украшались вырезанными из журналов репродукциями работы Крамского, а копии «Неизвестной» были одним из самых популярных заказов у художников всех уровней. Правда, почему-то картина была известна уже под названием «Незнакомка», возможно, под влиянием одноименного произведения Блока. Были созданы даже конфеты «Незнакомка» с картиной Крамского на коробке. Так ошибочное название работы окончательно «вошло в жизнь». Многолетние исследования того, «кто же изображен на картине Крамского», не дали результатов. По одной из версий, прототипом «символа аристократичности» стала крестьянка по имени Матрена, вышедшая замуж за дворянина Бестужева.

 

Серия сообщений «Крамской«:
Часть 1 — Иван Николаевич Крамской
Часть 2 — Иван Николаевич Крамской (1837 — 1887) — художник жанровой, исторической и портретной живописи
Часть 3 — Иван Николаевич Крамской (1837 — 1887)
Часть 4 — Художник Иван Николаевич Крамской
Часть 5 — Иван Николаевич Крамской (1837 — 1887)

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

kolybanov.livejournal.com

Добавить комментарий