Поиск

Между гражданским протестом и гражданской войной


Если дороги разные – не строят совместных планов

Алексей Навальный в очередной раз продемонстрировал свое уникальное умение превращать электоральные поражения в политическую победу. Нет никаких сомнений в том, что все отрицательные политические последствия развала демкоалиции пожнет Михаил Касьянов, хотя инициаторами разрыва стали именно сторонники Навального. И дело здесь не столько в разнице политических потенциалов бывших союзников и не в их имиджевой привлекательности или непривлекательности в глазах сторонников, сколько в различии политических стратегий и конечных целей. Как писал Конфуций, «если дороги разные – не строят совместных планов».
Не выборов ради
С сугубо формальной точки зрения, с распадом демократической коалиции Алексей Навальный потерпел поражение, поскольку сделал участие своих сторонников в выборах маловероятным. Какие бы доводы не приводились им постфактум и как бы не подчеркивалась теперь важность "кампании ради кампании", его изначальный посыл состоял в том, чтобы при помощи демократической коалиции получить возможность непосредственно участвовать в избирательном процессе и, где возможно, — победить. Если бы такой цели не было, то и никакая демократическая коалиция была бы не нужна, так как "кампанию ради кампании" гораздо проще и эффективней вести вне всяких коалиций, что и доказывает сегодня Ходорковский. Но все это верно только в рамках "эвклидовой политической геометрии", если считать, что декларируемая Навальным стратегия и его реальная стратегия совпадают. Есть основания полагать, однако, что они между собой существенно расходятся, и тогда оценка последствий развала демкоалиции для Навального будет совершенно иной.
Что мы знаем о долгосрочной стратегии Навального? Конечно, все обратили внимание на то, что, подводя итоги недолгой жизни коалиции, Навальный в очередной раз сказал, что, по его мнению, власть в России сменится не на выборах. Это высказывание, постоянное в его риторике, представляет особый интерес для изучения: если не на выборах, то как? Обычно сторонники Навального (да и он сам) говорят о «революции и столбах», но это существенное упрощение набора реальных опций. Есть основания полагать, что и "революционный сценарий" прихода к власти, так же, как и "электоральный сценарий", не рассматривается Навальным в качестве реального рабочего плана. "Не на выборах" — это не всегда в результате революции. Политические реалии современной России слишком сложны, чтобы легко укладываться в дихотомию "выборы" — "революция". Полагаю, что понимание этих реалий Навальным и его сторонниками является гораздо более тонким и глубоким, чем многим хочется думать. Не исключено, что у Навального есть "альтернативный план", не обозначаемый ни словом "революция", ни словом "выборы", и именно на него он и его сторонники давно и успешно работают.
Слишком много для Атоса и слишком мало для графа де Ла Фер
Бурные события 2011-12 годов (Болотный процесс) очень четко показали, на мой взгляд, что доминирующим  требованием участников протеста была не столько сменавласти, сколько перезаключение общественного договора с имеющейся властью, но на новых условиях.
Есть основания полагать, что и Алексей Навальный также, как тогда, так и сейчас не спеша разжигать огонь новой русской революции (если анализировать не его отдельные высказывания о революции, а его политическую программу в целом, а главное — его практические политические шаги, пока что сконцентрированные узко на борьбе с коррупцией). Это вовсе не свидетельствует о том, что у Навального не хватает политических амбиций. Возможно, он гораздо более трезво, чем это многим кажется, оценивает ситуацию и свои шансы на приход к власти не только в результате выборов, но и в результате революции.
Если представить, что рано или поздно сойдутся звезды и власть в растерянности упустит контроль над ситуацией, то Навальному и его сторонникам, по крайней мере — пока, в этом случае, как ни странно, мало что светит. Раскачивание лодки подразумевает стадию абордажа в качестве логического финала, а к абордажу "группа Навального" попросту пока не готова ни ресурсно, ни политически. Если бы сейчас шла мировая война, то у них, как у большевиков (а они, скорее всего, и являются политическими наследниками большевиков в третьей итерации), шансы, возможно, появились бы. Но мировой войны пока нет.
На самом деле перехода от гражданского протеста к гражданской войне боятся по обе стороны "зубчатой стены". И не исключено, что снаружи ее многие боятся даже больше, чем изнутри. Думаю, как очень трезвый и, еще раз подчеркну, обладающий хорошей политической интуицией политик, Навальный, который многим видится апологетом самых радикальных решений, отдает себе отчет в том, что революция — это не совсем его путь. Иначе он сегодня больше времени проводил бы с московскими футбольными фанатами, чем с московской интеллигенцией и городской буржуазией. В условиях гражданской войны последние — даже не пушечное мясо, а так, молчаливые свидетели исторических событий (если им, конечно, повезло).
Навальный как лидер гражданского протеста и Навальный как лидер гражданской войны — это все-таки очень разные ипостаси. Успешность в одном качестве не гарантирует эффективность в другом. Скорее наоборот, если дело дойдет до "всероссийской рубки", то на смену Навальному в качестве лидеров могут прийти уличные вожаки, разные вариации "донбасских генералов", пусть даже и с либеральным лицом (хотя вряд ли).
В военное время, в условиях неизбежного в условиях гражданского противостояния распада единого политического пространства за пределами Москвы и Питера Навальный получит не больше поддержки, чем любое местное маргинальное движение, будь то правого или левого толка. Его личная харизма, заметная на фоне столичной политической богемы, ставшей за годы "микротеррора" суховато-боязливой, не выдержит столкновения со "скромным обоянием" новоявленных Разиных и Пугачевых.
В английском языке есть оборот: “he is not a premier-league material” («он не материал для премьер лиги»). Его часто употребляют по отношению к внезапно переместившимся на скамейку запасных вожакам команд нижних дивизионов, вышедших в премьер-лигу. Они блестяще отыграли прошлый сезон, они вытянули на себе всю игру, они втянули команду в высшую лигу и.. оказались там невостребованными, потому что в премьер-лиге другие требования к игрокам.
Навальный хорош для уличных протестов, но непонятно, так же ли он хорош для уличной войны. В том числе, этого не знает и он сам. Поэтому у него нет никакой мотивации сегодня играть ва-банк с революцией.
Политическое сальто "с переворотом"
На что может рассчитывать Навальный в реальности сегодня? На то, наверное, что в России, помимо выборов и революций, есть некая промежуточная точка нестабильности власти, когда она уже уязвима, но еще не настолько, чтобы допустить хаос безвластия. Возможное объяснение тактики Навального состоит в том, что он имеет шанс капитализировать свой протестный потенциал не на выборах и не через революцию, а в момент очередной дискуссии о смене предмета "общественного договора" между властью и обществом.
Говоря об альтернативной "неэлекторальной" смене власти в России, Навальный, скорее всего, предлагает себя, как это ни парадоксально, в качестве компромиссной фигуры для переворота, организовать который собственными силами он не может, но воспользоваться плодами которого всегда готов. Навальный полагает, что он может быть приемлем как для второго эшелона власти, так и для второго эшелона протестного движения.
Для России переворот — форма политического наследования не то чтобы совсем неизвестная (Ельцин, Брежнев, Петр 1 и масса других между ними и до них), но редко обсуждаемая. Тем не менее, нынешний режим создал все предпосылки именно для такого разрешения вопроса о власти. Всеми силами укрепляя после 2014 года один общественный договор — с народом, режим сильно перегнул палку и запутался во всех остальных договоренностях – с регионами, с олигархами, с военными и даже со спецслужбами. Кремль и не раздавил эти группы влияния до конца (как Сталин), и не отпустил их с короткого поводка (как Брежнев), а только очень усложнил отношения с ними и сделал эти отношения весьма двусмысленными.
Чисто теоретически нынешний Навальный в «час икс» многих мог бы устроить. Политическая программа Навального, в том виде, в котором она сегодня озвучена (борьба с коррупцией forever), представляет угрозу, как это ни парадоксально, только для довольно узкого круга "засветившихся" лиц, которые, скорее всего, и так все потеряют после ухода Путина из власти (когда бы это ни случилось и кто бы ни пришел ему на смену). Однако за пределами этого узкого круга "обреченных" на вымирание при любом следующем правителе политических динозавров Навальный может устроить многих. Сохранение такой пусть даже иллюзорной перспективы для Навального важнее любых коалиционных соглашений.
Идеологический солярис
Поверить в компромисс между провластными элитами и Навальным непросто, но ничуть не более сложно, чем поверить в российские войска на Донбассе, находясь где-нибудь в 2010 году. В России все возможно. Тем более, что Путин уже не слишком молод и, как все, смертен. Так что поиск замены "гаранту" рано или поздно начнется, причем по инициативе его собственного и даже ближайшего окружения. Не в последнюю очередь в этот момент будет учитываться способность нового лидера перезаключить поддерживающую систему "общественных договоров".
Навальный стремится сохранить себя как кандидата номер один до того момента, когда начнется кастинг на роль нового гаранта. Поэтому он вынужден оставаться как можно дольше "политическим хамелеоном". Много рассуждая о том, как сэкономить/не дать своровать денег и чего не будет «в светлой России будущего», он старается не конкретизировать свои политические предпочтения.
Что мы знаем о Навальном? Он фискально консервативен или нет? Он повысит корпоративные налоги или понизит? Он введет шкалу прогрессивного налога и какую? Он будет пересматривать итоги приватизации или нет? Он за большое или малое государство? Какого размера он сделает пенсию и как она будет рассчитываться? Что и как он будет делать с Крымом (много чего не является бутербродом, но это не отнимает необходимости что-то делать по этому поводу).
Сторонники Навального пока подпадают под классическое определение отнюдь не партии, а группы влияния (party vs pressure group) – у них узкая повестка дня и никакого внятного плана на управление страной. Я не думаю, что это является  результатом отсутствия у Навального программы "в голове" — он уже опытный политический игрок, который давно сформулировал для себя приоретиты и видение будущего. Скорее, это попытка не делиться своими планами публично, чтобы оставить себе открытыми все пути. Придя к власти не с конкретной программой, а на волне борьбы с коррупцией, он получит максимально широкий мандат, который в теории позволит ему быстро найти общий язык со многими участниками "старопутинских" общественных договоров.
Тайна погибшей коалиции
Разрушая демкоалицию, Навальный, скорее всего, был не столько озабочен низким рейтингом Касьянова среди своих сторонников, сколько долгосрочным влиянием любых текущих союзов на его будущую способность стать компромиссной фигурой для всех. Впрочем, если поведение Навального может являться осознанным тактическим ходом, то отсутствие вразумительной и продуманной политической линии (если не считать таковой набор либеральных уличных лозунгов)  у оставшихся четырех участников распавшейся коалиции (включая Парнас), свидетельствует скорее о бесхитростном политическом инфантилизме.

БОРИС ПАСТУХОВ
http://polit.ru/article/2016/05/22/navalny/

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий