Поиск

Русский след в распаде The Beatles.


"Если бы меня спросили, кого я больше всего почитаю в Поднебесной, я бы ответил — Бубнову. Японские художники могут гордиться перед всем миром, что она находится среди них. Странно, что об этом мало говорят…", — так отозвался о Варваре Дмитриевне Бубновой один из основателей Института японской гравюры Мунаката Сико, график, удостоенный Гран-при Венецианской биеннале и биеннале в Сан-Паулу (1955).

Бубнова Варвара Дмитриевна (16.5.1886 СПб — 28.3.1983, Ленинград). Родилась в дворянской семье. Отец, Дмитрий Капитонович, банковский служащий, коллежский советник. Мать урождённая Н.Вульф, из тех Вульфов, друзей Пушкина.  обладала прекрасным голосом и была музыкально одаренным человеком. Детство Варвары и её сестер прошло в имении матери Берново Тверской губернии, где бывал А.Пушкин. Они выросли в атмосфере поэзии и музыки. В.Бубнова училась в Рисовальной школе Общества поощрения художеств, в 1907-14 в Петербургской Академии художеств. Вступила в объединение художников «Союз молодежи», с которым были связаны П.Филонов, М.Ларионов, Н.Гончарова, К.Малевич, В.Татлин и др.; сотрудничала в одноименном журнале, участвовала в совместных с объединениями «Бубновый валет» и «Ослиный хвост» выставках Союза молодежи. Перевела на русский язык Манифест футуризма.

В 1913 совершила вместе с В. Матвеем поездку по этнографическим музеям Западной Европы для сбора материалов и фотографирования африканской скульптуры. После его скоропостижной смерти (1914) подготовила к печати его книгу «Искусство негров» (1919), В 1915 окончила Петербургский археологический институт. В 1913 г. она стала членом Союза молодежи и участвовала в художественных выставках с Маяковским, Бурлюком,Ларионовым, Гончаровой и Малевичем.C 1919—1922 Бубнова живёт в Москве и работает в Институте художественной культуры (Инхук), наряду с Василием Кандинским, Робертом Фальком, Любовью Поповой, Варварой Степановой, Александром Родченко.

В 1917-22 работала в московском Историческом музее, изучала древнерусские миниатюры в Отделе древних рукописей и организовала первую их выставку.

В 1922 по вызову младшей сестры Анны Дмитриевны Бубновой, вышедшей замуж за японца,  уехала вместе с матерью в Японию помогать сестре ухаживать за её новорожденным ребенком. В 1927 вышла замуж за русского офицера эмигранта В.Головщикова (1897—1947).

В Японии, в сущности, Варвара Дмитриевна продолжила свои занятия. Только место древней русской миниатюры заняла суйбоку-га — старинное рисование черной тушью, которое в XIV — XV веках очень любили монахи, дзэн-буддисты. Место "бубнововалетцев" — молодые художники, создатели Ассоциации творческой гравюры Японии. Повальное увлечение европейцев цветными гравюрами XVIII века укиё-э эта молодежь почитала салонной модой. Они искали что-нибудь, на их взгляд, более аутентичное. Короче, как и русские авангардисты, они стремились к новому искусству, ища опору в оригинальной родной традиции и архаике. Неудивительно, что Варвара Дмитриевна органично вписалась в их художественные общества. Заинтересовавшись литографией на цинковых досках, она со свойственной ей основательностью изучала эту технику в Токийском художественно-прикладном училище. А затем "переложила" живопись суйбоку-га на язык литографии на цинке. Одним словом, русская художница неожиданно оказалась амазонкой авангарда в Японии и, как выразился критик Судзуки Дзинъити, "первой среди японских литографистов".

Но, как ни странно, Бубнова нашла в японском искусстве не только свой неповторимый язык. Тот, который крупнейший мастер новой японской гравюры Хирацка Унъити назвал "ожившей гравюрой". С одной стороны, ее интерес к "драгоценным свойствам изобразительности" как живописи тушью, так и литографии лег на то увлечение пластическими принципами Востока, которое уже присутствовало в русском искусстве начала ХХ века. С другой — для нее "классическое искусство Японии стало родным" по духу. И нельзя не увидеть, что мир, который оно культивировало, резко отличался от того, который стремился спроектировать авангард. Вместо футуристического устремления в будущее — переживание полноты каждого мгновения, вместо пафоса прогресса — единение с природой, вместо бунта и революционного передела мира — сосредоточенная художественная работа.

В ее литографиях японские пейзажи оказываются средством личного лирического высказывания, портреты завораживают точностью взгляда, повседневные сцены — безупречностью композиции и тонкостью настроения. На автопортретах она выглядит вылитой японкой — маленькой, изящной, сильной. Той, которая написала о себе на склоне лет: "Даже в старости живопись и литературный труд дают радость. Когда любишь свою работу и любишь людей, жить интересно, отсюда рождается оптимизм". Если учесть, что ее мастерская в Токио вместе с большинством работ погибли во время бомбежек 1945 года, что до 1958 она была лишена советского паспорта и возможности вернуться на родину, что она пережила всех своих сестер и любимого племянника, то оптимизм этот подразумевал недюжинную силу духа. Она умерла в 1983-м, не дожив до 97-летия. Она связала две страны и два века. Она помнила, как в материнское имение Вульфов Берново, знавшее Пушкина, приезжал Левитан и писал там этюды для картины "У омута".

В середине 1930-х была лишена советского гражданства за «связь с врагом народа» (по поручению советского посольства знакомила видного советского деятеля (фам. неизвестна) с японскими достопримечательностями; по возвращении в СССР он был арестован). Преподавала с 1924 русский язык и литературу в университете Токио Васэда. В.Бубнова вырастила несколько поколений японских русистов. Переводила Пушкина, познакомила с ним японцев. Переводила и других русских писателей и поэтов.

Она была проводником и пропагандистом русской культуры: преподавала русский язык и литературу (ее ученики выполнили лучшие переводы А.С.Пушкина на японский), писала статьи о русском искусстве для японских энциклопедий и художественных изданий, иллюстрировала классиков – А.С.Пушкина, Н.В.Гоголя, Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, а также публиковавшиеся в этой стране детские книги русских и советских писателей.
Как утверждала японская газета «Цусё симбун», «если бы не она, переводы русской литературы в Японии не достигли бы, наверное, такого высокого уровня». За вклад в развитие японо-русских культурных связей и за заслуги в области изучения в Японии русского языка и литературы В.Бубнова была награждена впоследствии орденом Драгоценной короны.

В. Д. Бубнова участвовала в выставках японского авангарда 20-х; в октябре 1922 опубликовала в журнале «Сисо» («Мысль») статью «О направлениях в современном русском искусстве» (главным образом, о конструктивизме); входила в организации японских художников «Никакай», «Санка», «МАВО». О русском искусстве много писала и позднее, в частности, в многотомном издании «Мировое искусство». Поступив вскоре после приезда в Японию в Токийское художественно-промышленное училище, Б. разработала метод автолитографии на цинке. В Японии с успехом прошло 6 персональных выставок Б. (две в 1932, в 1938, 1948, 1954, 1958).
Её произведения хранятся во всех главных музеях и художественных галереях мира.

После т. н. «путча молодых офицеров» (1936) Бубнова и её муж были объявлены нежелательными иностранцами, за ними велось строгое полицейское наблюдение. В те годы было закрыто русское отделение университета Васэда, позднее Бубнова была вынуждена покинуть Токийский институт иностранных языков. В конце 2-й мировой войны их выселили из Токио в горное место Каруидзава.

Дом в Токио и все их имущество, включая библиотеку и литографии, погибли в результате бомбежки. послевоенный период Бубнова снова преподавала и работала как художник, много сил отдавала Русскому клубу. В 1958 Б. возвратилась в СССР и поселилась в Сухуми, где жила её старшая сестра. При жизни Бубновой состоялось более 20 выставок, ей было присвоено звание заслуженного художника Грузинской ССР (1964). Она оказала огромное влияние на художников Абхазии. Работы Бубновой Варвары приобретались советскими музеями, в том числе Музеем изобразительных искусств им. А.Пушкина, Третьяковской галереей, Русским музеем. Умерла в Ленинграде, похоронена была в Сухуме.

Младшая сестра Анна Дмитриевна Бубнова (1890—1979), скрипачка, педагог, как и В. Д. Бубнова внесла свою лепту в культуру Японии. Она была первым педагогом, начавшим занятия скрипкой с детьми (ранее японцы начинали обучение скрипичному искусству только взрослыми). Также награждена орденом Драгоценной Короны четвёртой степени.

Ну да, чуть не забыл. Анна Дмитриевна вышла замуж на японца Сюнъити Оно, впоследствии родного дядю Йоко (р. 18. 02. 33).  Йоко часто повторяла, — наибольшее влияние на меня оказали мои тетушки Варя и Аня. Анна Дмитриевна Оно-Бубнова, учила ее музыке, а Варвара Дмитриевна — живописи.

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий