Поиск

Чем это всё закончится?


Немного о текущей ситуации и о российских перспективах

​Обращения к президенту Владимиру Путину с жалобами на действия местных чиновников становятся рискованным делом. Есть пострадавшие.
Местные элиты демонстрируют, что не слишком боятся президентского вмешательства, а гражданам России дан отчетливый сигнал — не стоит надеяться, что через головы губернаторов и местных силовиков вы сможете передать какую–то крамолу в центр. Решать вопросы нужно на месте и по правилам, предложенным региональным начальством, последнее также будет и финальным арбитром во всех спорах. Президент Путин умывает руки: это новая ситуация, обозначившаяся в последнее время, но имеющая свою предысторию и причины.

В 2010 году после лесных пожаров в средней полосе России произошло событие, знаковое для нынешнего положения вещей. Премьер–министр Путин тогда постановил построить для погорельцев новое жилье, а кроме того, установить на месте стройки видеокамеры — с круглосуточной прямой трансляцией в дом правительства.

Необходимость устанавливать камеры для того, чтобы убедиться, что деньги на помощь погорельцам не будут разворованы, уже в тот момент зафиксировала глубочайший кризис управления.

Если единственный способ исполнить приказ связан с установкой камер, это значит, что верных людей нигде нет. Региональные элиты сочетают демонстративную лояльность с практическим цинизмом. Источник лояльности российских элит — финансовые транши, а такая дружба, как пояснял еще Макиавелли, не может быть ни искренней, ни прочной. В трудные времена все разбегаются.

В последние годы кризис управления только нарастал. Когда после Олимпиады в Сочи Россия вошла в полосу «чрезвычайных решений», на нормальное администрирование у бюрократии просто не оставалось сил. Трудно не заметить, что правительство де–факто не управляет страной как минимум с 2014 года. Оно сковано «геополитическим курсом» и надеется исключительно на то, чтобы как–то протянуть до президентских выборов 2018 года. После них будут приняты «сложные решения», начиная с обязательного повышения пенсионного возраста и заканчивая обсуждаемым пока повышением налогов на физических лиц или ограничением государственных пенсий для граждан с «большими» — свыше 50 тыс. руб. — зарплатами.

Народ тоже хочет быть лоялен своему президенту, как и элиты, но взамен ждет от него «траншей» — в виде решения проблем.

Гражданам нужно было достучаться на прямую линию, потому что это единственный способ заставить государственную машину работать. Но, как мы знаем теперь, работать она может совсем не так, как рассчитывали граждане.

Лояльность элит, основанная на регулярных траншах от нефтяной ренты, была фундаментом пресловутой «вертикали власти», выстроенной в последние десять лет. Теперь экономическая база для такой лояльности сокращается. Когда кончаются деньги, элиты становятся все более самостоятельными, они вынуждены искать средства для пропитания, и желательно в прежнем объеме, сами.

После исчерпания нефтяных фондов единственным источником обогащения остается «социальный капитал» — это когда государство изобретает все больше хитроумных способов честного отъема денег у населения, от заморозки пенсионных накоплений до новых акцизов.

Для президента важнее всего сохранить лояльность своего собственного окружения и всей системы выстроенных отношений. Если эта лояльность будет потеряна, то транзит 2018–2024 годов может обернуться катастрофой. Путин предпринимает явные, публичные усилия для того, чтобы сохранить существующий баланс сил. Ставки сделаны — социальным капиталом поделятся, как делились рентой, ради сохранения лояльности.

Скоро работодателям разрешат вышвыривать с работы "по экономическим причинам" без всяких церемоний и сроков, безработица растёт, денег для безработных почти нет (люди согласны на любые условия при найме), профсоюзы отсутствуют, правовая система не работает. В результате может получится только одно — абсолютное закабаление народа с целью выдаивания. Не случайно в России нет прогрессивного налога ( о налогах в Германии).

Чем это всё закончится?
Три сценария для России, по мнению зарубежных экспертов.
1. Новая авторитарная группа свергает действующий режим и заменяет его своим. Такая группа должна быть организованной — военные или силовики.

2. Смена лидера существующего режима. Но нет причин, по которым президент мог бы уйти в отставку, а кроме того, нет человека, который мог бы его заменить. Единственным деятелем системы с хорошей репутацией у населения, который теоретически мог бы стать преемником, это Сергей Шойгу.

Третий сценарий — демократизация. Организационные предпосылки, институты для этого в России есть,, но все они под контролем Кремля. "Но даже если выборы будут свободными и честными, то у либеральной оппозиции не будет и пяти процентов. Так что и этот сценарий для России невозможен". "Путин будет с нами и после 2018, и, скорее всего, после 2024 года, если не будет какого–нибудь форс–мажора и не подведет здоровье".

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий