Поиск

Автобиографические юмористические заметки


99-ка. Продолжение (Часть шестая: Мля буду, море, мля буду, чайки…)

Не успели еще улечься страсти и воспоминания о моей меткой ночной попутчице (читать здесь), как нагрянуло лето.
Отмыл я свою тачанку и собрался на море, потому что лето, потому что «море-море — мир бездомный», потому что каждый замечательный мужик на блатной тачке едет летом в … ну, вы знаете.
И потом, чё-то меня нипадеццки потянуло на отдых. Я, знаете ли, в тот момент давно не отдыхал. К слову, я с двухтысячного года всё на руководящих должностях и разных там ответственных постах. Как после института перекантовался немного распространителем брендовой разливной парфюмерии, так и пошла работа без отдыху и просыпу.
А труженикам умственного, нах, труда обязательно релакс нужен.. Человек всё-таки не курица. Курица — та может действительно в отпусках не нуждается. А человеку без отпуска немыслимо. У человека без отдыха может какой-нибудь ненужный орган отвалиться.

В заграницы,— думаю,— неохота ехать. Там, во-первых, тачку свою не засветишь, а во-вторых, не выездной я… ну, загранпаспорта нетути. Да и, с боблом, если по-чесноку — ноль целых, ноль десятых. Короче, ткнул пальцем на карте и попал в такое забористое местечко в Джанхот.
Еду нормально, с ранья же выскочил, пробок пока не наблюдается.
Только на перекрестке большом, на развилке «Джубга-Геленджик» неувязочка вышла. Машина-то новая (в смысле для меня), не проверенная до конца. А продаван, сцуко, который мне её втюхнул, не сказал, что ручника нет. А я сколько катался — с ручником не заморачивался (у нас в Майкопе дороги ровные, подъемов нету). А тут перекресток, аккурат на пригорке! Зараза, медленный такой перекресток — главная не у нас. Стоим, пропускаем всех, кто с Геленджика ломиццо, очередь выстроилась, хвост аж в поле теряется.
И только чувствую я, эшелон пришел в движение. Думаю — да не, обман зрения, как в поезде: соседний состав тронулся, а мы стоим, но кажется, будто это мы. А это действительно мы, то есть я — покатился назад. Тут у меня шарики за ролики заехали: ручник-то вытащен! А сзади мне уже шостаковичи гребанные концерт духовых инструментов устраивают — гудят отчаянно!

Кое как я, не снимая ногу с тормоза, преодолел этот долбаный перекресток.
Но тут другая беда.
Допер я до перевала, есть у нас такой — Михайловский называется. Дело к полудню, солнышко летнее припекает, жарко. А у 99-ки из климат контроля только печка. Ну, можно еще заслонку открыть, чтоб воздух забортный в салон задувало. А он один хрен горячий!
Пришлось стекло опустить. Так получше стало.
Пошел такой затяжной поворот, и как назло, какой-то упырь принялсо мне на мобильник звонить. А я в то время водитель не основательный был, слабоватый короче, не опытный. Пока в карман за трубой наклонялся, отвлекся малёхо, и видать руль чуток повернул в сторону наклона, то есть влево. И вот тут кривая судьбы свела меня со встречным автолюбителем!
Дальше я все вообще медленно помню… Помню только картину Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Почему именно эту картину? — да потому, что на картине в центре — писец, вот и у меня получился в центре событий песец (только с буквой «е» и матом).
Сначала чё-то засвистело, потом вроде как стекло хрупнуло, потом что-то шибко долбануло по машине и мне помордасам, потом тишина, и тормозухой завоняло… Думаю всё, мля. Попили пидары сиропа.

Шары открыл, огляделся, как в тумане все.
Короче машина раком-боком на обочине стоит, бочина левая как яичко в смяточку, стекло в водительской двери опущенное в дребезги, еще какая-то херь отвалилась, и дверь моя как-то не так стала и не открывается. С таблища у меня юшка капает, видать стеклом личину порезало, хорошо еще очки надеты были!
Бида-бида!
Выскочил я посмотреть, что с моим таранщиком случилось — а нет никого! Ни рядом, ни на другой обочине, ни за поворотом. Мистика какая-то. То ли я на танк бронированный нарвался, которому столкновение со мной — так недоразумение, то ли самолет в меня влетел низэнько летящий — ХЗ!
Короче, прогулялся я с поврежденным фэйсом чуток по трассе, выполнил свой гражданский долг, так сказать, перевязал харю, и в путь: мне на море надо!
Потом, конечно, поехал спокойней, так чтоб до моря без еще каких приключений дотянуть.
И главное, обидно, ёбушки-воробушки, выехал отдохнуть! На сердце тоска от примерных подсчетов на ремонт, и с рожей помятой, опять же никуда на постой не впускают.
Но до Джанхота все такие допёр.
Кое как разыскал какой-то барак — типа бывшая ментовская база. Ну, и на том спасибо.
Железо своё поврежденное чехлом прикрыл (мне бабуля спецом из наволочек каких-то пошила). И твердо решил отдыхать отведенную неделю, за руль не садиться, пока моя амбиция пораненная не заживёть.
Устроился так ничё, на пляж, чтоб порезы в глаза не бросались, в очках ходил не снимая, типа челентано. Как говорится: умный не спросит, дурак не поймет.

Жить можно и вроде плохие мысли стали немного улетучиваться. Одно плохо — соседи по бараку беспокойные попались. С одной стороны молодая парочка каждую ночь мне немецкие фильмы для взрослых озвучивала что-то там «Да-да-да! Сумасшедший! Давай давай!». С другой стороны шумная компания каких-то друзей-алкоголиков с Ростова. Они меня все зазывали бухнуть, но я красиво отмазывался.
И вот раз ночью, когда я во сне в качестве ниндзя сражался с гигантской анакондой, раздался стук в мою каморку. Продрав глаза и не вполне понимая, на какой планете в данный момент я нахожусь, открыл я дверь. А там эта гоп-компания с четкой просьбой: съездить с ними в поселок за бухлом в качестве шофера, так как они уже сами «мама» сказать не могут.

Я им пытаюсь объяснить, что водила я начинающий, что вон собственная тачка притомившаяся стоит зачехленная, а уж до чужих машин вообще беда! К тому же я после передачи «Спокойной ночи малыши» не настроен выезжать в темноту.
Те говорят — да ну нах!!! А уже пьянющие все… Ну короче взяли меня под белы рученьки понесли в ихнюю 15-шку Лада Самара (это типа моя 99-ка, тока экспортный вариант и торпеда люксовая под дерево из цветной пленки).
Усадили меня за руль, сами набились в салон человек семь, на переднее пассажирское сразу двое уселись, морды сосредоточили — у них КАМАЗ короче.
Весело им, гоблинам, пьяным! А мне нихэра не весело. Яж на этих инжекторных раньше вообще ни-ни!
А тут всё к одному.
Машину эту пацаны на прикол на пригорке оставили, ну и на ручнике закрепили. А мне откуда знать, что на этих новых тачках всякие там вакуумные усилители тормозов-шморозов?! Я еще завести не успел, а ручник уже отпустил… Страхую, конечно, ножным тормозом — а он не тормозит нишиша и не страхуется! Сил, видишь, ему без включенного зажигания, не хватает. А перевес у машины не хилый, ка-ак ринулись мы с пригорка жопой по направлению к неизвестности! Короче, дежавю с недавнишним перекрестком, только резче. Я пока двумя ногами на педальку жал, думал лопну от натуги! Но, вроде обошлось, замедлился ход.
А этим, коням потным хоть бы хны! О люди!
Дальше стал я заводить. Подсос нихрена не нашел, по привычке повернул ключ и сразу газу! Тут ссзади хозяин машины, пьяный-пьяный, а учуял неладное:
— Что это вы, Владислав исполняете?, — говорит, — довольно скотски с вашей стороны нажимать педаль газа, до того, как бензонасос накачает топливо в двигатель!
А эти два брата-акробата, которые оба-два передние пассажиры, в один голос отвечают:
— Об чём,— говорят,— речь. Таким,— говорят,— водилам прямо морды надо бензонасосом разбивать.
Короче, пьяная бычка завелась.
Ничего я на это не ответил. Только побледнел ужасно и говорю:
— Мне,— говорю,— товарищи пассажиры, довольно обидно про морду слушать. Я,— говорю,— товарищи пассажиры, родной бабушке не позволяю морду мне бензонасосом разбивать. И вообще,— говорю,— ничё не попутали?! Тоже,— говорю,— приглашение. Это вам,— говорю,— чертям, надо ехать за добавкой, а я бы щас спал бы тихонечко и слушал бы новою серию домашнего русского порно.
Тут, конечно, народ урезонился. И я разобрался с управлением.
Ну и поехал неспеша по указателям…
Машина после девяностодевятки моей — говно полное. Валит резво, того и гляди вмажешься куда-нибудь, руль легкий какой-то вертится в руках как сукин сын, и главное — двигателя не слышно: хер пойми едим мы или же нет.
Я то, филя, наученный уже, осторожничаю, еду красиво и вваливаю нифига — максимум соточку. Да больше и не разгонишься — серпантин, пля!
Ну а дальше, падла, такая делюга.
К ларьку на горе добрались мы без особых приключений, парни набрали беленькой — по две бутылки на рыло, мне все сували со словами: «Давай, брат, давай, земляк, мы теперь так тебя уважаем, что водяру пить без тебя грустно!». Кое как я от них от демонов ужратых отбился.

Обратно дорога под уклон пошла, вот тут я промашку и дал…
В принципе, ехал я нормально потихоньку, сотку — стодвацать.

Но на пятой или шестой петле серпантина там какая-то проселочная дорога к асфальту примыкает, и внезапно оттудова нам наперерез грузыч такой угашенный, типа на каком я на права учился. Синенький такой, с бампером впереди. И прет так уверенно — пипец! А за рулем у него мужичонка такой мелкий, но с такой заточкой серьезной, как будто она на ледоходе плывет. Чую затылком — в салоне как-то тихо стало, видать пацаны неладное почуяли (это у них, у алкашей бывает — «алкоинтуиция» называется). Ну а мне пофиг — я на главной!
Дальше какая-то синема понеслась: черно-белый короткометражный фильм «Прибытие поезда». Мужык на газоне осознал свою ошибку, и идентифицировав скорость, с которой приближалась наша тачанка-ростовчанка, ничего лучше не придумал, как остановить машину посреди дороги и закрыть лицо руками в судорожном жесте.
Я сперва ему побибикал (прикольный гудок, кстате), потом давай по тормозам и маневрировать юзом-гузом.
Ничего, встали аккурат перед газиком, как вкопанные. Весь экипаж целый, только завоняло чем-то, да пацаны водяру пролили.
Перевели дух, смотрю — мелкий этот водила подскакивает, трясетца весь и на меня орет истерическим таким фальцетом: «Фигасе ты куда, душегуб, меня толкаешь!!!», потом отвернулся и быстрым шагом назад пошел. Но, правда, далеко не ушел… Пассажиры мои ростовские его догнали и провели разъяснительную беседу с пристрастием. Ну сам виноват! Авторитетов нужно узнавать в лицо!

Дальше доехали без приключений, но мужики меня еще больше зауважали. Тем более, что я от перенесенного стресса все же с ними прибухнул…

Немножко так залил за воротник перед сном для успокоения, с утреца немного для поправки, маленько после ужина, там утречком пораньше. А там и пошло у нас каждый день. Глядишь — и дней не видно. Не только, скажем, скука, а рожу помыть или кофейку выпить некогда. А что до моря — так некогда было на пляж тащиться, да и смысл? — поляна-то накрыта постоянно.
Неделя пролетела, как сладкий сон. Отдохнул, можно сказать, за все годы и душой, и телом.
А что не покупался, так то дело наживное, можно и дома покупаться в ванне. Зато на солнышке прожарился, потому как заседали все больше на открытом воздухе, так что, вроде как и загорел на море.
А тут и обратно ехать надо.
Была правда опаска, что менты по дороге арестуют (справки-то о ДТП не имеется), но обошлось, гайцы на посту в мою сторону даже смотреть стремались.
Доехал нормально, только шару мне продуло вообще в хлам (стекла же водительского нету), но это фигня.
Одним словом, вернулся домой — не узнать. Карточку во как раздуло на правую сторону, красный весь как рак, морда подранная, глаза счастливые — в общем отдохнул зашибок! Надолго запомнится.
Теперь новая печаль — заниматься кузовщиной…

dvernaya_moda.livejournal.com

Добавить комментарий