Поиск

КАМИНГ-АУТ ДЛЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА


Оригинал взят у storm100 в КАМИНГ-АУТ ДЛЯ РУССКОГО ЧЕЛОВЕКА

Кремлевская пропаганда устами карманных философов охранительского окраса неустанно противопоставляет «духовную» Россию «загнивающей» Европе, где якобы правят бал содомиты. Светила интеллектуал-националистического дискурса камлают на готовящихся к завоеванию мира новых русских спартанцев, презирающих западную изнеженность и потребительский образ жизни.

Однако недавнее Евровидение с бурным возмущением его итогами — Россию обидели, пи…сы! — убедительно доказало: новые русские спартанцы — это фантастика, сынок. Нет никакой особой духовности в сегодняшней России, нет у нас «особого пути». А есть обывательское желание жить по-европейски комфортно, потреблять созданные Западом блага и любой ценой заполучить признание западного мира, которого мы — по крайней мере на словах — демонстративно презираем и которому так пламенно — с пеной на губах — противостоим.

Идее мифического морального превосходства России над Западом — более полутора веков, началась она со славянофилов середины XIX века. Философ Николай Данилевский в своем труде «Россия и Европа» (1869) высказывал уверенность, что в исторической перспективе только Россия станет цивилизацией, способной создать гармоничный общественно-экономический строй — сплав из религиозности, политических свобод, передовой науки и искусства (чего, мол, до сих пор не удавалось Западу — а мы сможем).
Именно из славянофильства растут ноги евразийства, зародившегося в русской эмиграции в 20-30-х годов XX века, и мутировавшего от Николая Трубецкого до, прости Господи, дедушки Дугина. Проповедники евразийства также убеждены в исключительной роли России в будущем мира, и противопоставляли свойственную русскому человеку веру в высшее начало мира европейскому мещанству и меркантилизму.
Сегодня о моральном превосходстве России над разлагающимся Западом любят порассуждать медийные «говорящие головы» — от сатирика-лже-историка Михаила Задорнова (нежно любимого широкой публикой за «ну тупыыых американцев») до шоумена-патриота широкого профиля Владимира Соловьева (не путать с основоположником христианской философии Владимиром Сергеевичем Соловьевым).
Безумным проповедникам мутировавшего евразийства вроде Дугина дышат в затылок светила русского интеллектуал-националистического дискурса вроде Егора Просвирнина, вслед за Максимом Калашниковым влажно фантазирующего о русском сверхчеловеке — спартанце наших дней, который благодаря крепости своего духа однажды покорит этот прогнивший мир.
«Являются ли русские величайшим народом на Земле? Да. Русская наглая настойчивость рано или поздно перемелет всё и всех, даже китайцев. Есть народы умнее, есть народы хитрее, есть народы организованнее, есть народы богаче, есть народы многочисленнее, но народа настойчивее русских нет. Русские, разогнавшись, ломали всё, армии, народы, страны, континенты, космическое пространство, и рано или поздно русские проломят мир. А кроме того, каждый настоящий русский знает, что мир принадлежит ему по праву — осталось просто этот мир забрать. И рано или поздно русский мир себе заберет»,
— в свое время писал Просвирнин, видимо, слишком серьезно воспринявший анекдот про двух быков, пасущихся неподалеку от стада аппетитных телочек: мы меееедленно спустимся с горочки и покроем все стадо.
Не случайно мессианская идея «особого пути» России стала идеологическим стержнем российского государства путинского периода. В первую очередь она помогает нынешней власти обосновывать населению, почему мы до сих пор плохо живем на фоне «загнивающего» Запада, почему наш путь к процветанию тернист и извилист, и почему нам надо «еще немного потерпеть» (а потом и еще немного, и так до бесконечности).
Поэтому Путин в своих федеральных посланиях так любит цитировать русских философов консервативного толка, вроде Ивана Ильина и Николая Бердяева, проповедовавших идею особой миссии России в мире (разумеется, спасительной миссии, после которой нам весь мир будет в ножки кланяться). Такая философия крайне удобна для умело мимикрировавших во все времена чекистов — людей без совести и принципов, готовых декларировать абсолютно любые ценности ради бесконечного удержания власти.
Когда кончаются пряники вроде нефтяных сверхдоходов, появляется необходимость отвлечь внимание стремительно нищающего «пипла» виртуальными победами. И в этом смысле военная кампания в Сирии и участие наших певцов в Евровидении стоит на одной доске. Только с Евровидением неизбежно всплывает ситуация «упс», так как благодаря российской же пропаганде на нем давно и прочно укоренилось клеймо музыкального «парада извращенцев», где побеждает самый яркий фрик (вспомним заброшенную медийными фекалиями победу Кончиты Вурст).

Несмотря на взятый курс на изоляционизм-лайт, российская власть вынуждена участвовать в европейском «фрик-параде», чтобы бросить изголодавшемуся по победам «пиплу» кость в виде легкой необременительной (в смысле возможных санкций) победы. Ради вписывания в «еврорамки» конкурса выбираются имеющие наибольшие шансы на успех исполнители с понятным имиджем и соответствующей внешностью («Тату», Дима Билан, Сергей Лазарев). Ради постановки музыкального номера, призванного всех потрясти и немедленно присудить победу, из-за рубежа выписываются лучшие постановщики шоу (каким в этот раз стал всемирно известный грек Фокас Евангелинос). На престиж державы деньги всегда найдутся — в отличие от годами ветшающих школ и больниц в российской глубинке.
И что же российская публика? Разумеется, болеет за «нашего» всеми фибрами изголодавшейся по победам души (хотя в соцсетях может писать «посмотрел краем глаза», дабы блюсти имидж). Евровидение в любом случае становится топовой темой в интернет-новостях на ближайшую неделю, уровень медийного хайпа традиционно зашкаливает. Это как с айфоном — вы можете как угодно громко презирать Apple и пользователей его продукции, но в этом мире вы обречены слышать новости о ежегодных «яблочных» новинках.
Когда же «еврожюри» «прокатило» Россию с первым местом (надо отдать должное, наше шоу в этом году было отменное, песня Лазарева не вызывала отторжения) и отдало победу Украине — началось бурление страшной силы. Такой силы, что всего за сутки российская петиция к организаторам Евровидения набрала свыше 350 тысяч голосов. И это не говоря о бурном возмущении миллионов россиян, приникших к голубым экранам (сам был тому свидетелем у своих родственников).
Предвижу аргумент: Россия — страна сильных людей с высоким духом соперничества, нам важно везде побеждать — хоть в футболе, хоть на Евровидении. А я отвечу: вы либо трусы оденьте, либо крестик снимите. Дело именно в репутации мероприятии, в его устойчивом восприятии в глазах широкого российского обывателя. Когда российская сборная по футболу проигрывает в финале чемпионата мира (ну, пофантазируем на минутку, что мы все-таки дошли до финала), и футбольные болельщики негодуют — это одна ситуация. Когда же по итогам «Гейровидения» негодуют патриотически озабоченные сограждане, до этого твердившие о ничтожности и политизированности этого конкурса, неспособного затемнить слепящее величие России — это совсем иная картинка. Напоминает негодующие вопли демонстративного гомофоба-моралиста (вроде депутата Милонова) у входа в элитный гей-клуб — не пускают, сволочи, не хотят нас там!

А разгадка одна, и в данном случае выражается тремя словами: РОССИЯ — ЭТО ЕВРОПА. Всеми достижениями русской культуры 19-20 веков, включая Чайковского и балет, мы обязаны традициям европейской культуры. И сегодня консервативная «богоносная» Россия, сама того не осознавая, стремится влиться в общемировое культурное русло и занять в нем почетное место. Мы можем сколь угодно презирать то же Евровидение, но именно этот конкурс — лакмусовая бумажка музыкальных трендов, задающий тон мировому шоу-бизнесу. Иначе не было бы ни прямых трансляций в десятках стран мира, ни аудитории в сотни миллионов телезрителей.
Клавиатурные титаны русского духа типа Просвирнина и Холмогорова любят поговорить о русских несгибаемых спартанцах, о жертвенности русских людей и готовности сложить голову в большой войне, на что неспособны трусливые европейцы и американцы. В доказательство традиционно приводят поехавших на Донбасс добровольцев. Но правда состоит в том, что таких «пассионариев» в лучшем случае — 0,001 процента от населения страны. Правда в том, что наряду с начитавшимися «спутникопогрома» москвичами и петербуржцами на Донбасс поехали простые мужики из российской глубинки, чтобы хоть как-то вырваться из замкнутого круга лютой безысходности с копеечными зарплатами и карьерными перспективами охранника на умирающем заводе.
Понимаете, можно сколь угодно изображать из себя в интернете воинственного Crazy Russian. Можно почесывать имперскую гордость и национальное самолюбие «советским» маршем из древней стратегии Red Alert, можно патриотически оргазмировать в комментариях к духоподъемному ролику «Я — русский оккупант» с биением себя пяткой в грудь, выражая немедленную готовность воткнуть российский флаг в радиоактивные руины Вашингтона. Можно увешаться аватарками с бородатым ликом ополченца Бабая (быстро, кстати, сдувшегося и сегодня, подобно Илье-Муромцу, просиживающего дома на печи). Однако между «быть» и «казаться» — пропасть.
Нет у нас никакого “особого пути”, нет у нашей страны никакой особой духовности. И полчищ “злых свирепых русских” верхом на медведях — тоже нет, и взяться им неоткуда. В подавляющем большинстве половозрелые соотечественники не хотят воевать и умирать за некие идеалы. Не хотят ложиться под безымянные пронумерованные кресты, не хотят быть пушечным мясом в «гибридных» войнах. А хотят регулярно ездить в уютную и чисто прибранную Европу, хотят потреблять передовые технические блага. Хотят чувствовать себя полноценными европейцами и быть платежеспособными потребителями. И внимание россиян к Евровидению, болезненная общественная реакция на его результаты демонстрируют эту тенденцию едва ли не лучше всего. Такой вот, извините, каминг-аут для русского человека.
Да, всепроникающая пропаганда потребительского образа жизни — это, наверное, плохо. Но ничего лучшего для процветания национальной экономики человечество не придумало. Невзирая на воинственные вопли кремлевской пропаганды, сегодня Россия по степени изоляционизма не в состоянии стать ни Северной Кореей, ни Ираном. В условиях глобальной вовлеченности России в общемировые процессы сегодня невозможно воспитать нацию сплошных воинов, готовых идти и умирать по первому зову правителя. И это, наверное, к лучшему — иначе не миновать большой ядерной войны.
Градус милитаристского безумия все равно спадет, с Западом все равно придется дружить. А пока болгарский певец Азис, идеально вписывающийся в рамки Евровидения, передает пламенный музыкальный привет всем российским телепатриотам.

http://lyricstranslate.com/ru/hop-khop.html#ixzz497wa5iNd

Azis (Азис)  Хоп
Дорогая, любишь ли ты меня ещё?
Бейби, раздеваешь ли ты меня в своих мечтах?
Возбуждай меня медленно, не спеши
Слишком много движений!
Хоп, это проникает понемногу
Хоп, двигайся помедленнее
Хоп, и добавить его прямо сейчас
Ритм любви!
Смотри, но не злись
Дотронься, но не приближайся
Не заканчивай прямо сейчас
Продолжай, да! Вот так!
Хоп, хоп, хоп

Антон Барабанов  18 мая 2016
http://gaidar.center/articles/coming-out-of-russian.htm

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий