Поиск

100 дневные бои за Грозный во время Терского казачьего восстания август-ноябрь 1918 года. Часть 1


В конце июня обстановка в районе Грозного была такова, что Грозненский исполком решил разоружить непосредственно примыкав­шую к городу казачью станицу Грозненскую. По словам Н. Ф. Гика­ло, командовавшего в то время всеми вооруженными силами Грозно­го, «было совершенно очевидно, что если не обезоружить станицу, она вместе с другими контрреволюционными силами не нынче — зав­тра восстанет… И если время будет упущено, на помощь Грозненской станице будут переброшены еще силы».

В это время, чтобы отвлечь казачьи силы от Владикавказа, Грознен­ский Совдеп  вечером 10 августа предъявил станице Грозненской ульти­матум о сдаче оружия, пулеметов, орудий, выдаче членов Отдельского Совета и офицеров. Казаки отказались выполнить это требова­ние, заявив, однако, что они не примут участия в общем казачьем вос­стании.
Станица Грозненская была отделена от города в одном месте шириной обычной улицы, а в другом – руслом реки Сунжи.
Утром 11 августа в 9 часов 30 минут за полчаса до истечения срока ультиматума, начался штурм станицы. В первые три дня огонь полевой артиллерии и орудий бронированного поезда имел довольно интенсивный характер (до 1800 снарядов только в первый день). Ураганным артиллерийским огнем станице были нанесены значительные разрушения. «К счастью станичников день нападения был воскресный и, значит, станица была дома, — вспоминал участник тех событий полковник П. В. Занкисов, — а то по казачьей беспечности, особой готовности не было, хотя тревожно жили уже много дней».
Наступление на станицу проводилось  с трех направлений. Подготовка к штурму длилась дня 3-4, имели место случаи, когда казаков разоружали в поле и даже на подворье.
Однако фактически штурм станицы был начат еще раньше. Незадолго до открытия артиллерийского огня, красноармейцами была взята баня. Строение было укреплено, в ней были размещены пулеметы.  И это – в первую же очередь дало в руки красных 1-й участок, который тут же был разграблен и сожжен.
Многострадальный 1-й участок легко был отдан еще потому, что защищался он по большей части иногородними (квартирантами этой части станицы), которые в большинстве своем были рабочими железнодорожного депо. С первыми выстрелами они разбежались, или частично перешли в город.
По свидетельству Н. Ф. Гикало, первые атаки на станицу были неудачными — вследствие неопытности красноармейцев. Так же очень скоро выяснилось, что и численный перевес на стороне казаков. Накануне предъявления ультиматума Грозный отправил две роты (2-ю и 4-ю) под командованием М. К. Левандовского на помощь Владикавказу. В городе осталось около тысячи красноармейцев. При­мерно столько же бойцов выставили самооборонческие участки горо­да. Кроме того, город располагал, кавалерийским эскадроном, артиллерийским дивизионом имевшим на вооружении 24 орудия и бронепоездом «Борец за власть и свободу трудового народа».
Однако, если быть объективными, соотношение сил противоборствующих сторон во время боев между станицей Грозненской и городом, была приблизительно следующая. Согласно последним на тот период статистическим данным, относящимся к 1914 году, в станице Грозненской проживало 4532 жителя. При этом следует учесть следующие обстоятельства. Прежде всего то, что в 1914 году началась Первая мировая война, и вместе с ней значительная часть грозненских казаков с первыми эшелонами отправилась на фронт. За четыре года сражений Первой мировой войны, часть казаков сложила свои головы, и следовательно, к началу вооруженной борьбы Грозненская станица была уже в известной степени обескровленной. Во-вторых, в 1914 году многие сотни жителей Грозненской станицы не были казаками, а являлись иногородними рабочими, железнодорожниками, а так же членами их семей. Как пример приведем статистические данные за 1911 год, когда в станице Грозненской значилось 488 дворов, из которых 420 принадлежали казакам и 68 иногородним. Всего в станице проживало на тот момент 4113 человек, из которых казаков было 2465 человека и 1648 человек иногородних. В-третьих, половина жителей была женской, и никак не попадающей под мобилизационные ресурсы станицы. А если вычесть из оставшейся мужской половины стариков, детей и молодежь допризывного возраста, то на долю казаков служивого возраста едва придется 800 — 1000 человек.  Население же самого города согласно статистических данных относящихся к январю 1916 года составляло коренных и временно проживающих жителей – 53 549 душ. При оценке количества жителей города Грозного и его мобилизационных ресурсов к моменту начала боев следует иметь в виду некоторые миграционные подвижки населения. Во-первых некоторая часть мужского населения была призвана в действующую армию с началом Первой мировой войны. Во-вторых, часть населения вынужденно покинула Грозный по причине военно-политической, экономической и криминальной нестабильности еще в зимне-весенний период. В-третьих, половина населения была представлена женским полом. Если из оставшейся мужской половины населения, по аналогии со станицей Грозненской, вычтем треть на стариков и треть на детей и лиц допризывного возраста. То получим цифру почти в 10-11 тысяч человек. Из этого следует, что львиная доля мужского населения города Грозного, которая могла держать оружие и воевать с казаками, на деле уклонилась от участия в братоубийственной войне. Факт, разоблачающий бытовавший в советское время миф о том, что в едином порыве на борьбу с белоказаками поднялись, чуть ли не все жители Грозного, включая женщин, стариков и детей.
О первом обстреле станицы пишет в своих воспоминаниях участник стодневных боев полковник П. В. Занкисов: «Ураганный огонь, одиночество маленькой станицы и измена иногородних внутри самой станицы, пошатнули, было уверенность в правоту дела станичников. Но яркие примеры крепости казачьего духа и взаимной поддержки открыли грозненцам глаза и укрепили единодушное их решение драться до конца».
Так, на 1-м участке войсковой старшина М. А. Поморцев с двумя малолетними сыновьями Николаем и Андреем, в течение трех дней под плотным ружейным и пулеметным огнем удерживал целый квартал и вынужден был оставить его только лишь тогда, когда запылали дома этого квартала. Этот пример личной отваги и крепости духа укрепил веру станичников в успех и в немалой степени вернул их к порядку.
С началом боевых действий станичниками командовал вахмистр И. Чернобаев, затем войсковой старшина Александр Иванович Фролов. Под его руководством, в срочном порядке были возведены инженерные сооружения на особо угрожаемых направлениях, и  распределены по участкам боевые сотни. Командирами отдельных сотен и боевых участков стали: В. Д. Михайлов, Н. И. Ушинкин, А. М. Кардаш, М. А. Сенчиков и другие. Артиллерий восставших казаков командовали есаул И. И. Таширов и сотник В.  Д. Грабовский.
«Противник в своей злобе и ненависти не щадил никого: все дома в ближайших кварталах к городу до самой станичной площади артиллерийским огнем противника были разрушены. – Писал впоследствии атаман Терского казачьего войска Г. А. Вдовенко. – Станичная церковь полуразрушена; но эти ужасные разрушения не сломили сопротивления станицы, и борьба продолжалась».
По истечении двух дней артиллерийский огонь по станице стал ослабевать, начало сказываться безалаберное расходование красноармейцами боеприпасов. Но и у защитников станицы имевших в первые дни боев на вооружении всего 4 орудия и два бомбомета, положение было ничем не лучше — количество снарядов к ним было крайне ограниченным.
Вероломное нападение красных на станицу Грозненскую всколыхнули близлежащие казачьи станицы бывшего 4-го участка Кизлярского отдела. На помощь казакам, ведущим бои в полном окружении, откликнулись близлежащие станицы: Слепцовская, Ермоловская, Романовская (Закан-Юртовская), Самашкинская, которые послали свои сотни и имевшиеся у них пушки на Грозненский фронт. Не остались в стороне и казаки Кизлярского отдела, перебросившие часть своих сил. Между Кизляром и Грозным действовали два Кизляро-Гребенских конных полка и два Гребенских пеших полка, которые постоянно перебрасывали с одного фронта на другой.  Под Грозный был переброшен и один из только что сформированных Волжских полков.
Таким образом, к середине августа 1918 года в Терской области образовался еще один фронт казачьего восстания – Грозненский. Командующим Грозненским фронтом был назначен полковник С. Н. Аландер.
Первыми на помощь осажденным казакам станицы Грозненской подошли сотни казаков с близлежащих станиц Ермоловской и Романовской. Уже на третий день боев ермоловцы и романовцы, выбив красноармейские части с гор и таким образом, прорвав окружение, вошли в станицу Грозненскую, увеличив число ее защитников. С этого момента начались тяжелые позиционные бои.
Город Грозный в короткое время оказался в положении не наступающего, а обороняющегося, осажденного. Подошедшие сотни казаков из станиц Сунженской линии взяли город в кольцо окружения. У Грозного оставался единственный открытый путь – в сторону Чечни, где в ближайшем селении Алды, господствовал сочувствовавший восставшим казакам Атагинский совет во главе с Ибрагимом Чуликовым.
У восставших казаков станицы Грозненской и Сунженской линии была договоренность с Ибрагимом Чуликовым о совместных действиях. Атагинский совет снабжал казаков продовольствием, а когда казачье восстание потерпело поражение,  селение Ал­ды укрыло у себя казаков вырвавшихся из окружения. Но на более активные действия Ибрагим Чуликов и его совет не решались, опасаясь развязывания гражданской войны в самой Чечне.
Недели через две после начала боев произошла смена командующего Грозненским отрядом. Вместо заболевшего А. И. Фролова, стал полковник Г. Г. Колесников, а 4 сентября 1918 года на основании телеграммы временно командующего войсками Терской области полковника Н. К. Федюшкина, в командование Грозненского и Теречного отрядов, а также Сунженской линии вступил  полковник П. В. Занкисов.
Для Грозненского Совдепа настали трудные времена. Практически все население города, способное держать в руках оружие подверглось поголовной мобилизации. На предприятиях было налажено изготовление пороха, патронов, гранат. Город в короткий срок был опоясан окопами и проволочными заграждениями. На протяжении нескольких километров были построены блиндажи, пулеметные гнезда и другие оборонительные инженерные сооружения. Принятые Грозненским Советом и командованием меры по мобилизации всего населения города на борьбу с казаками позволили впоследствии увеличить гарнизон Грозного до четырех-пяти тысяч бойцов. В числе прочих насильно были мобилизованы так же и представители зажиточных слоев населения, из которых была сформирована рабочая рота, которая вынуждена была рыть окопы неред­ко под огнем восставших казаков.
Для лучшей организации защиты города линия обороны Грозного была разбита на три крупных самостоятельных участка. Наиболее ответственный из них проходил от перекрестка Граничной и Дагестанской улиц вдоль всей Граничной улицы и упирался в реку Сунжа. Этот участок обороны, названный «Средним», прикрывал самые жизненноважные центры города. Здесь оборону держали 1-я и 3-я роты Грозненского батальона Красной Армии и отряды чеченских добровольцев. Огнем их поддерживали пулеметные и артиллерийские расчеты. Позиции противников находились буквально в 40-50 шагах друг от друга. Командный пункт этого боевого участка располагался в здании бывшей гостиницы «Гранд-Отель». Командовал Средним фронтом бывший фронтовик Г. Федоров.
Левый боевой участок начинался у Романовского моста и тянулся по левому берегу реки Сунжа, минуя Беликовский мост, затем переходил на правый берег реки к Казачьим сенникам и далее через железную дорогу шел по окраине Шабелиновской слободки. Романовский мост, являвшийся стыком Среднего и Левого боевых участков, был надежно укреплен. Со стороны, обращенной к позициям казаков, он был закрыт сплошными листами котельного железа. К мосту были проведены траншейные подходы. Возле него уложены мешки с песком. Этот мост был важным звеном, связывающим два участка. Через него перебрасывались воинские подразделения из одной части города в другую.
Важную роль в оборонительных позициях Левого боевого участка играл Беликовский мост. На одной стороне его находились позиции красноармейцев, на другой — восставших казаков. Над Беликовским мостом возвышался дом нефтепромышленника Топалова. В период стодневных боев он был превращен в важный опорный пункт. Установленные в верхних этажах пулеметы не только прикрывали подходы к мосту, но и держали под постоянным обстрелом большой участок фронта восставших казаков.
Левый боевой участок оборонялся тремя ротами самообороны и другими подразделениями. Командующим Левого участка был назначен бывший прапорщик П. Григорьянц. На фланге Левого боевого участка по железной дороге действовал бронепоезд «Боец за власть и свободу трудового народа». 
Позже остальных возник Правый (Особый) боевой участок. Он тянулся от кирпичных заводов к заводу «Молот», далее к казармам до перекрестка Граничный и Дагестанской. На этом участке позиции занимали боевые роты самообороны Казанской и Бароновской слободок, рота рабочих завода «Молот», завода «Рапид», пролетарский батальон, китайская рота и 5-я рота Грозненского батальона Красной Армии. Командовал Правым (Особым) боевым участком П. Маслов.
Придавая большое значение обороне Грозного, как важного стратегического и политического центра, Совет Народных Комиссаров РСФСР 27 августа 1918 года принял постановление, подписанное В. И. Лениным, об оказании городу военной помощи.
Терский Совнарком и Народный Совет отлично понимали, какое значение имел город Грозный для Советской республики, и всецело разделяли обеспокоенность Совета Народных Комиссаров РСФСР. Ведь по уровню развития промышленности, по численности и организованности пролетариата грозненский нефтепромышленный район занимал второе место на Северном Кавказе после Ростова и не имел себе равных в Терской области. На промыслах, нефтеперегонных и машиностроительных заводах, в железнодорожном депо и мастерских было занято более 30 тысяч рабочих. В городе действовала многочисленная и сплоченная большевистская организация. Она превратила Грозный в один из мощных очагов революционного движения. «Значение Грозного и его нефтяных промыслов известно всем. – Писал в то время С. М. Киров. – Это в полном смысле золотое дно, а в политическом отношении – это опорный пункт революции».
Однако Терский Совнарком не мог в первое время оказать Грозному какой-либо реальной помощи. Вооруженных сил у Совнаркома было недостаточно, а те вооруженные силы что имелись, были задействованы на других фронтах. Единственное что мог сделать Чрезвычайный комиссар Юга России Г. К. Орджоникидзе, как официальный представитель Центральной власти, это отправить в Грозный с делегатом IV областного народного съезда — председателем Грозненского гор­кома РКП (б) С. И. Тымчуком миллион рублей николаевскими деньгами.
В тылу Грозненского Совдепа были не только враждебные ему чеченские селения, послушные Атагинскому совету. Здесь была и революционная Чечня, руководимая Гойтинским народным Советом. Два отряда чеченской Красной Армии прикрывали оба фланга защитников города. Один отряд чеченцев охранял Ханкальское ущелье, по которому проходил путь из Грозного в Чечню. Отсюда командующий чеченской Красной Армией и нарком Терской советской республики А. Д. Шерипов доставлял командованию города Грозного директивы и указания Чрезвычайного Комиссара Юга России Г. К. Орджоникидзе и Терского Совнаркома, а также денежные средства на закупку боеприпасов и продовольствия для города.
В ауле Гойты находилась «контора» А. Падерина и А. Ф. Носова, скупавшая патроны и снаряды к орудиям, в свое время захваченные чеченцами при взятии крепости Ведено. Готовясь к нападению на станицу, Грозненский Совет принудительно изъял у зажиточных слоев насе­ления около полутора миллиона рублей. Эти деньги, а так же те, что привез из Владикавказа С. И. Тымчук, оказались как нельзя весьма кстати: «конторе» Падерина и Носова приходилось платить спекулянтам по пять рублей за патрон, по сто рублей за снаряд, по триста рублей за винтовку.
29 августа 1918 года в телеграмме В. И. Ленину Г. К. Орджоникидзе сообщал: «В город введена Красная Армия из чеченцев, сражавшаяся вместе с нашими войсками… Станица Петропавловская окружена чеченскими частями». Чеченские отряды осадили также три прилегающие к городу станицы, отвлекая на их защиту казаков с Грозненского фронта. Они образовали сначала Петропавловский, а затем Ермоловский фронты против восставших казаков.

Кандидат исторических наук Эдуард Бурда

terskiykazak.livejournal.com

Добавить комментарий