Поиск

Александр Суконик. "Достоевский и его парадоксы". М.: "Языки славянской культуры". 2015.


Автор книги, проживающий ныне в США эссеист и прозаик Александр Суконик, придерживается новаторской точки зрения по отношению к мировоззрению и творчеству Ф. М. Достоевского. Он считает, что на Достоевского одновременно оказывали влияние две взаимоисключающие ценностные «программы». Первая — «моральная», «цивилизационная», «христианская», признающая добро и зло и необходимость приоритета добра над злом. Вторая — приобретённая в ходе каторжного опыта «дохристианская» («паганская») «программа», не признающая понятия добра и зла, а признающая только приоритет силы и воли. Лично я назвал бы эту «программу» — «природной». По мнению А. Суконика, Достоевский недостаточно осознавал (или даже вообще не осознавал) эту двойственность в себе. Замечу: в отличие от Ф. Ницше, построившем своё учение на осознанном противопоставлении двух этих «программ». По ходу времени двойственность у Достоевского сглаживалась, но не устранялась и не осознавалась. Автора книги интересуют ранние тексты Достоевского послекаторжного периода, в которых сглаженность минимальна — «Записки из мёртвого дома», «Записки из подполья» и «Преступление и наказание». Автор анализирует в этих текстах взаимоперебивающие «голоса» двух «программ».
Вопрос о соотношении «цивилизационной программы» и «природной программы» в человеке для меня очень важен. Я постоянно думаю о нём. Поэтому я читал книгу Суконика с интересом. Но не без усилий: Суконик — автор рефлексивный и никогда не адаптирующий свои рефлексии для читателя. Мне приходилось проводить процедуру перевода языка авторских рефлексий на мой личный язык понятий и категорий. В некоторой мере эта тяжёлая работа себя оправдала.
Я думаю, что эта книга нужнее всего для академических литературоведов. Современное русскоязычное литературоведение строится на «теории полифонии» М. Бахтина. А. Суконик (будучи одним из учеников Бахтина) доказывает, что полифония в авторском тексте невозможна, поскольку «голоса» отдельных персонажей текста вообще не могут существовать вне нарратива (голоса) автора. То же, что представлялось для Бахтина у Достоевского «полифонией» — не что иное, как перепутаница и взаимоперебивание двух ценностных систем (в душе одного человека). Стало быть, Бахтин ошибся.
Хотя, полагаю, что академические литературоведы-то эту книгу как раз и не заметят…

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий