Поиск

ТАБЛЕТКА ОТ ЖАДНОСТИ. Справедливость эффективнее «закона джунглей»


Несколько дней назад вышла в свет новая книга Никиты Кричевского «Наследие противоречий. Истоки русского экономического характера». В ней известный экономист даёт свой ответ на вопрос — почему в России не удаётся построить эффективную экономику?

Все мы постоянно задаемся вопросом — почему в России, несмотря на применение самых разных экономических теорий — от монетаризма и индивидуализма до кейнсианства и институционализма — уже четверть века не удается построить эффективную экономику? Ответ вполне очевиден: все эти теоретические воззрения не учитывают главного — человека, многие экономические действия которого связаны не столько с утилитарным удовлетворением потребностей, сколько с идеологией, религией, этикой, психологией, национальным характером.
И пусть ментальная экономика как новое течение в русской экономической мысли делает только первые шаги, но уже ясно, что без учета базовых ценностей нашего общества, его нравственных ориентиров путь к процветанию Родины обещает быть очень долгим. Буду благодарен всем читателям книги за желание обсудить поднятые в ней темы и за конструктивную критику.

Ниже — фрагмент одной из глав, которая затрагивает аспекты перехода экономики на мобилизационную модель развития, частично использованной в новейшей истории многими успешными ныне странами (Тайвань, Китай, Южная Корея) и, конечно же, в «Новом курсе» Рузвельта в США.

Глава 11. Справедливость как русская национальная идея (фрагмент)

У русских, да и не только у них, ключевой социальной концепцией является извечная мечта о справедливости как норме права, должном распределении ресурсов в домашнем и общинном хозяйствовании, этической доминанте на тернистом жизненном пути.

Ответ на вопрос, кто должен восстановить движение к общественной справедливости, для русского социума очевиден — патерналистское государство, всегда ассоциирующееся с его лидером. Смысл первого шага к справедливости в экономике состоит в том, что главе государства в непростые времена приходится взять на себя ответственность за выбор соответствующей духу времени общественно-экономической идеологии.

Примеров подобного поведения национальных лидеров множество, здесь приведу лишь один эпизод из истории США XX в. Разговор пойдет, как многие уже догадались, о временах Великой депрессии 1930-х и о «Новом курсе» 32-го президента США Франклина Делано Рузвельта, который с полным основанием можно отнести к тем немногим действиям американского руководства, что соответствовали духу справедливости.

Рузвельт продолжил начатую его предшественником Гербертом Гувером политику увеличения присутствия государства в экономике. За счет каких ресурсов Рузвельт усиливал позиции государства: в первый срок правления Рузвельта (1933–1936 гг.) долг правительства США вырос на 55,1%, во второй (1937–1940 гг.) — на 14,3%, но больше всего правительство США заняло во время третьего срока (1941–1944 гг.) — тогда задолженность выросла в 3,8 раза. Оборонные заказы увеличивали объем государственных инвестиций, создавали новые рабочие места, финансирование которых осуществлялось как за счет правительственных займов, так и за счет постоянно растущих налогов, а также многочисленных ограничений (на рост зарплат и цен, новое строительство и проч.). Лишь в 1941 г. с началом активной фазы Второй мировой войны и Великой Отечественной войны Америка окончательно оправилась от Великой депрессии.

Теперь о справедливости, которую Рузвельт устанавливал в первую очередь через налоги. Как писал нобелевский лауреат по экономике Пол Кругман, «в 1920-е годы налогообложение не очень обременяло богатых американцев. Самая высокая планка подоходного налога равнялась всего 24%… Однако с развитием „Нового курса“ богачи столкнулись с налогами, крайне высокими не только по сравнению с 1920-ми годами, но и по сегодняшним меркам. Верхняя планка подоходного налога была поднята до 63% в период первого президентства Ф. Д. Рузвельта и до 79% — в годы второго». За счет роста налогов устанавливалась общественная справедливость, финансировалась подготовка и участие США во Второй мировой войне, а создание в США среднего класса стало одним из положительных итогов той политики.

Отметим еще одно важное для дальнейших рекомендаций и предложений для России обстоятельство, а именно установление справедливости через налогообложение наследуемого богатства. «Жившие на доход с капитала не только вынуждены были отдавать в виде налогов его основную часть, но испытывали все большие затруднения при передаче накопленного своим детям. Максимальная ставка налога на наследство недвижимости была поднята с 20% сначала до 45%, затем до 60, 70 и наконец до 77%.».

При этом «Новый курс» содержал меры не только институционального, но и внерыночного характера, о чем почитатели Рузвельта предпочитают не упоминать. Так, 9 марта 1933 г. США вслед за Великобританией (1931) отказались от золотого стандарта, а 30 января 1934 г. Рузвельт подписал Закон о золотом резерве, по которому президент США наделялся полномочиями девальвировать доллар по отношению к золотому содержанию и запретить гражданам США под страхом уголовного преследования осуществлять любые операции с благородным металлом (за исключением ювелирных украшений и коллекционных монет). 31 января 1934 г. доллар был девальвирован на 41,1%.

Выход США из затяжной Великой депрессии за счет начала активных военных действий во Второй мировой войне — отнюдь не единственный вывод. Второй заключается в том, что для спасения экономики и выхода национального хозяйства на траекторию устойчивого экономического роста альтернативы наращиванию государственного участия в экономике без каких-либо национализаций и экспроприаций, а также государственных заимствований, направляемых в реальный сектор экономики, похоже, нет. Третий вывод — это необходимое движение к установлению большей справедливости в обществе, в том числе за счет общественного перераспределения национального дохода.

Для США той поры «Новый курс» оказался спасением, что ни в коем случае не означает, что программа, в точности повторяющая «Новый курс», должна быть разработана и внедрена в России. Это было бы слишком просто — позаимствовать заокеанский опыт и свято уверовать в то, что транспонирование зарубежных достижений на российскую экономическую почву без учета, в первую очередь, ментальных различий, приведет к аналогичным результатам. Сегодня помимо предвоенного мобилизационного американского опыта есть положительные мирные мобилизационные китайские экономические достижения, а также мобилизационные практики других стран.

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий