Поиск

О "хороших царях" и "плохих боярах"



В Екатеринбурге с семинаром «Новая реальность: что ждет бизнес» побывал известный экономист Михаил Хазин. Судя по ответам Михаила Леонидовича на вопросы читателей и редакции Znak.com, в ближайшее время ничего хорошего наш бизнес не ждет. Правда, уже осенью ситуация может начать существенно меняться.( Отрывок)
«Эта модель зашла в тупик, она будет разрушена, и будет создаваться новая»
— Недавно у нас было интервью с известным предпринимателем Дмитрием Потапенко, он говорил о давлении со стороны силовиков, зарегулированности бизнеса, высоких налогах, запрете на кредит и так далее. В свете ваших слов стоит ли малому и среднему бизнесу надеяться на какие-то изменения экономической политики со стороны Путина?
— А при чем здесь Путин? Экономикой руководит правительство. И ему глубоко начхать на то, что говорит Путин. Ему не начхать на то, что говорит МВФ. А МВФ говорит: «Ребята, нам нужны деньги». Ребята кивают головой и начинают выкачивать их из российской экономики, в том числе из малого и среднего бизнеса. А что будет завтра, им плевать. Сколько раз Путин говорил, что налоговая нагрузка не будет расти. Вы это бизнесу объясните, что налоговая нагрузка не будет расти. При этом Путин делает вид, что ничего не происходит. И что вы после этого хотите? Каких изменений экономической политики? Вот у него и падает рейтинг.
В ваших описаниях Путин предстает каким-то таким бедненьким, беспомощным: все его пинают, обижают и ничего-то он поделать не может…
— Путин — это человек, у которого есть элита. Она появилась еще до его президентства. Шувалов, Улюкаев, Кудрин, Набиуллина и так далее были крупными федеральными чиновниками еще в то время, когда Путин был мелким провинциальным начальником. В их понимании «путины» приходят и уходят, а они остаются. Их рука в Вашингтоне. Вот если у них сменится рука, вместо Обамы придет Трамп, тогда будет совершенно другая картина. А Трамп тут выиграл праймериз в Нью-Йорке и, судя по всему, выходит в финал.
То есть Путин при всем своем желании не может устраивать внутреннюю революцию. Представим, что он устроил такую революцию год назад. Чем бы это закончилось? Эмбарго на продажу российской нефти и, соответственно, закрытием российской банковской системы. Запретили бы доступ к SWIFT. А мы-то свою национальную платежную систему так и не создали. И когда было сказано, что она нам нужна, наши коррупционеры из Центробанка тут же договорились с VISA и Mastercard и изобразили фиктивную платежную систему.
Теперь там знают всё: кто контрагенты российских оборонных компаний, кто и какую зарплату получает и так далее — все то, что в СССР было секретным. Вот такая у нас независимость. И это будет происходить до тех пор, пока на Западе правит та группа, которая здесь у нас поставила команду Гайдара, Чубайса, Ясина, Волошина, Юмашева и так далее. Мы занимаем место на периферии мировой системы разделения труда. Но сейчас эта модель рушится. Наша задача заключается в том, чтобы по итогам этого разрушения получить для себя максимально достойное место. Это возможно, но для этого нужно создавать альтернативные модели.
— Вы действительно прогнозируете, что во второй половине этого года и первой половине следующего в нашей стране с очень большой вероятностью будет происходить смена политической модели? Под влиянием каких событий, изменений это будет происходить? И какие черты будут у новой модели?
— Политическая модель — это система взаимодействий общественных групп, которые представлены в нашей политической системе. В нашей политической системе представлены две общественные группы. Это олигархи и бюрократия. Все остальные общественные группировки — машиностроение, оборонка, сельское хозяйство, служащие, малый и средний бизнес — не представлены в политической системе вообще. Они могут говорить все, что угодно, но их политическая система просто игнорирует. Решения принимаются на уровне президента и правительства. Если кто-то хочет добиться результата, то он должен действовать через олигархов, — условно говоря, это РСПП; либо через бюрократию, то есть давать взятки чиновникам, чтобы они принимали нужные тебе решения.
Эта модель зашла в тупик. Потому что ресурсов больше нет и те группировки, которые ничего не получают, начинают бузить. Эта модель будет разрушена и будет создаваться новая. Кто проявит активность, тот пройдет в эту новую модель. Я предлагал это малому и среднему бизнесу, но он не смог предъявить свою политическую силу. Была партия «Гражданская платформа», она написала очень хорошую программу. Я даже принимал участие в ее написании. Но специально, чтобы она не проскочила, сделали партию Титова (Борис Титов, федеральный бизнес-омбудсмен, лидер «Партии роста» — ред.). В результате на этом маленьком поле толкутся четыре партии. Это «Гражданская платформа», «Партия роста», ПАРНАС и «Яблоко». Хотя последняя — левая партия, но своей риторикой она залезает на это поле.

A_01Z : — "ему (Медведеву) глубоко начхать на то, что говорит Путин". Миф о добром правителе: «царь хороший, но плохие бояре».    Политес Михаил Леонидович. Несерьезно  это.

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий