Поиск

Давно не брал я в руки шашек, или Чёрный Белтайн в Туманном Доле


зверь

У нас в городе снова игра по феям "Мира Тьмы". На первые и вторые майские, с перерывом между сессиями. Ничего пока не скажу о самой игре как игре, а вот отчётик об одном игровом вечере накатала. Извините, если это интересно только тем, кто в теме сеттинга. Да, и это не художественный текст — обычная хроника происходящего, просто захотелось поделиться. Тряхнула стариной, размялась, приятно. Хороший экшен освежает.

Мой персонаж — Дана О'Хили, Ши, не принадлежащая ни к одному из Домов. Крещёный сид. Провидец и рунист. Она, как можно догадаться, из Ирландии, но по связанным с её работой в людском мире причинам уже несколько лет живёт в России, в Уфе, и входит в Герцогство уфимских фей под названием Туманный Дол. К настоящему моменту в противостоянии с тёмными силам она потеряла левый глаз и правую руку. Примерно полтора года назад Дана отправилась на родину и только что прибыла обратно, а вернувшись, застала в Туманном Доле нечто необычное и страшное.

Чёрный Белтайн в Туманном Доле
рассказывает Дана О’Хили

*
Ну, что я могу сказать? Это пока что самый странный из виденных мною Белтайнов — столкновение в весеннем лесу с монстром, который едва не убил семерых, пятеро из которых Ши, один — грозный Эшу и один шустрый бесстрашный Пак.
И вообще здесь все как-то очень плохо. Похоже, тут все-таки завелась какая-то крупная дрянь. Ну вот, стоило оставить, что говорится, без присмотра. Простите, друзья. Где вы? Вы живы?..

*
И кстати, если троды не попрятались, а на самом деле разрушена часть сетки Серебряного Пути, то это очень плохо для нас. Помня о Дискордии.

*
Итак, что было вчера.
Для начала, утром я прилетела из Ирландии. Точнее, уже из Москвы.

Вообще-то я планировала вернуться ещё прошлым летом, но накануне отъезда мой друг, провидец Дайре их Холма, предупредил меня, что в Туманном Доле творится нечто странное, и все пути туда укрыты пеленой. Я попыталась провидеть о судьбе Туманного Дола, но не получила никакого ответа: настоящее и грядущее этого края оказалось сокрыто от неё. «Могу ли я помочь своим друзьям? Нужна ли им помощь?» – спросила тогда я у Дайре. «Нет, – ответил он мне, – сейчас – нет. Твоя судьба говорит — возвращайся к следующему Белтайну».
Что-то внутри мне подсказало, что Дайре прав, хотя мои собственные чувства были в смятении. С одной стороны, я опасалась, что в Туманный Дол пришла какая-то беда, и естественным движением души было поспешить на помощь. С другой стороны, я понимаю, что в некоторых ситуациях для того, чтобы исправить беду, нужно не бросаться очертя голову, а подождать подходящего момента. Особенно если повезло не угодить под раздачу сразу. В общем, я задержалась.

Туманный Дол я нашла… собственно, я его нашла еле-еле. Исчезли троды, я не чувствовала огня фрихолдов — да я вообще не встретила никого из китэйнов, знакомых или незнакомых, как будто все они исчезли из города. Можно было бы предположить, что Туманный Дол пожрала Банальность, если бы не дыхание Грёзы — беспокойное, тёмное, грозное. Это больше напоминало хаос, смешавший все карты и спутавший все пути. И странный туман, струящийся в закоулках и распадках, порождающий в голове муть и боль. Я тоже надышалась этой дряни, по собственному недосмотру, и обнаружила, что у меня не получается ворожить так же хорошо, как я уже привыкла. Многое из относительно недавно выученного как будто частично осыпалось из памяти, что-то не давало мне сосредоточиться в достаточной степени. Отвратительно. Господи, это я едва вошла в город, а что же случилось с теми, кто здесь всё это время жил? Выжили ли они вообще? Такие мысли преследовали меня до самого вечера.

Дела житейские, между тем, заняли половину моего дня, а ближе к вечеру я почувствовала что-то вроде зова. Как будто моё запястье обвила невидимая нить и тянет меня куда-то. Сосредоточившись, я попробовала уловить направление, и перед моим внутренним взором предстал наш Старый Дуб, возле которого состоялось немало событий Туманного Дола.

*
Ну, что ж. Если Старый Дуб зовёт, да ещё в такой ультимативной форме — значит, надо идти. Лес стал существенно более мрачным по сравнению с тем, каким я его знала.
По пути туда меня изрядно поводило в чаще — вместо того, чтобы спокойно дойти знакомыми тропками, я пару раз разворачивалась в обратном направлении, наткнулась на какое-то болото, шла через заросли вороньего глаза, а однажды прямо возле тропинки мне попалась пустая, вмятая в грязь мужская одежда по форме скрюченного тела — и втоптанные в землю клочья седой бороды. И всё…
Потом были ещё бурелом, овраги, навалы сухих ветвей. И зелень. И цветы, множество цветов — белых, золотых, голубых. И тёплый медвяный ветер. Белтайн неистребим даже в тёмных закоулках Грёзы, а вы как думали? «Сныть, крапива и медуница, — взмолилась я, — покажите мне дорогу к Дубу!»

Возле дуба тоже было непривычно. Костровище было завалено мусором, кругом стоял странный смрадный запах. После того, как я подошла к очагу, меня буквально выбросило неуловимым движением на другую сторону поляны, на тропу. И там я, наконец, встретила живую душу. Точнее, целых несколько штук.
Какой-то парень в капюшоне сидел на корточках ко мне спиной, вглядываясь в придорожные кусты. Растерянно озираясь, на тропе стояла дивной красоты девушка-Ши в живых цветах и разноцветных шелках. Мрачного вида, кажется, Эшу, подозрительно вглядывался в оказавшихся здесь вместе с ним китэйнов. А по дорожке, по своему обыкновению непринуждённо и томно жестикулируя и болтая какую-то чушь, к нам приближался не кто иной, как Джоффри аэп Фионна, легат Королевы Лады в Туманном Доле. Об руку с ним, как обычно, шла его телохранитель Сиобхан аэп Лианнан. Ну вот, хоть что-то не меняется в Туманном Доле ни при каких обстоятельствах.
И Бубенчик. Конечно же, Бубенчик. Маленький, черный молчаливый заяц Бубенчик, эти знакомые длинные ушки!

При встрече выяснилось: что прекрасную леди Ши зовут Рада аэп Фионна; что мрачный тип с боевым молотом — Эшу, а вот имя его я то ли не расслышала, то ли он его аккуратно умолчал; что все старые знакомые вполне узнали друг друга; что все, кроме меня, имеют разной степени и глубины провалы в памяти. Например, леди Рада уверена, что сейчас ещё только 2014 г., и она неожиданно для себя оказалась в Туманном Доле, хотя до этого жила где-то в совершенно другом месте. Джоффри философски отнёсся к тому, что из его памяти выпало около года или чуть больше, зато, услышав, что здесь все в той или иной степени страдают от амнезии, предложил называть его Королём. Молчаливый Эшу тоже не помнил, что произошло. Бубенчик, по своему обыкновению, не говорил по-человечьи. А вот незнакомый парень в капюшоне внезапно, обернувшись лицом ко мне, оказался знакомым — но не по здешним местам.

*
А дело было так. И было оно у нас, в Монахане, в прошлом году весной. Однажды мы с братом Лиамом оседлали наш семейный внедорожник и отправились в один из ближайших пабов — освежиться. Так и есть, я с детства тусовалась с мальчишками, потом — с парнями, с мужчинами… ну, я просто всегда была для них «своим парнем».
Мой брат Лиам, вообще-то, не китэйн. Но он О’Хили, со всеми вытекающими. То есть, он не видит, но он в теме. Это первый из моих младших братьев. Ему 38, и он прекрасен во всем.
В пабе сначала было хорошо, а потом стало не очень, когда туда ввалилось пятеро амбалов в косухах и красных банданах. Если бы не приятные в целом черты их лиц, я бы заподозрила в них красных шапок, ей-богу, по такому внешнему оформлению. Но передо мной, вот незадача, были двое Ши, один тролль и два дюжих боггана. Они аккуратно взяли в кольцо неприметного парнишку, который до этого сидел, облокотившись о стойку и буквально опустив нос в кружку с элем. Я не слышала, о чём они там говорили, но в какой-то момент оттуда раздались возмущённые вопли, а парень сделал резкий рывок к выходу. Но не очень успешно — его сбили с ног и, под возмущённый рык бармена Эдди, начали методично затаптывать в пол. Между прочим, тоже Ши!
И я, по своему дурацкому обыкновению, полезла разнимать драку, потому что пятеро на одного — это как-то неспортивно. Нет, я даже попыталась спросить объяснений, но меня некуртуазно послали к буям. Я, конечно, читала о Рыцарях Красной Ветви, и в целом их концепция мне импонирует… но то, что я увидела, заставило меня лишний раз вспомнить, что идеи зачастую беззащитны перед своими реализаторами. Тогда мой брат немного помахал кулаками, а Эдди ему немного помог, а я тем временем вывела защитную руну, вытащила жертву из паба и втолкнула в джип. Следом вышел Лиам, сел за руль и дал по газам.
Пострадавший выглядел плохо. Пока мама Сара ставила ему примочки, он поведал вкратце о причинах конфликта, но об этом здесь не будет повести, потому что это не наше дело. Спустя немного времени, дождавшись удобного момента, гость нас оставил.
Так я познакомилась с Дорианом, который в мире людей зовётся Дан. Почти тёзка. Мы договорились встретиться позже, и он отправился в Туманный Дол в поисках меня. А я в это время ещё была на хуторе. А он, приехав сюда, угодил прямо в задницу. Неудобно получилось.

*
Ну вот, мы все пришли к Старому Дубу, и Дан развёл костёр. И тут возле огня появился странный черный человечек в шутовском колпачке и с черными ниточками на запястьях. И задвинул нам пафосную речь о том, что кругом, дескать, ходит страшный Зверь, который пометил все кусты вокруг костровища своими знаками (в Грёзе знаки действительно были видны нам, как клочки пергамента с незнакомым знаком в виде символичной буквы «Г» с черточкой сверху и двоеточием справа). И этот Зверь, дескать, поел тут уже целую кучу несчастных путешественников. И если мы хотим тут выжить, то мы должны поделиться с человечком своими тайнами, а он, так уж и быть, подскажет нам, что может уберечь нас от Зверя, если нам сильно повезёт.
Отличная идея, с учетом того, что мозги присутствующих всё ещё с большим трудом выплывали из наведённой неизвестно кем амнезии. А у меня просто не водится тайн, так уж повелось. Отчаявшись выжать из нас что-либо стоящее, человечек почмокал губами, неодобрительно покачал головой, а потом, явно смилостивившись, поведал, что вокруг разбросаны 13 осколков я так и не поняла чего, но если их собрать и уничтожить, то Зверю настанет каюк. Потом он показал нам руну Вольфсангель, которая неприятна Зверю, посоветовал не отходить от костра и начал уходить, прощаясь и кланяясь на ходу. Кто-то из китэйнов крикнул ему вслед — мол, неплохо было бы и ему поделиться какой-нибудь тайной. «Ну, что ж, — промолвил он зловеще, — вот вам моя тайна: я мёртв!»
И исчез.
Отлично. Ловушка, значит, захлопнулась.
И тут в кустах зарычало.
И началась кровавая, не побоюсь этого слова, баня.

Китэйны бросились искать осколки непонятно чего, выглядевшие, по словам черного человечка, похоже на осколки льда.
Зверь кружил под деревьями, пытаясь загрызть, кого поймает. Вместо головы у него был костяной уродливый череп с огромными зубами, а ещё были внушительные когти и немножко черного волшебства, которым он притягивал к себе жертвы и нагонял страх. Нефиговый страх, между прочим, даже мне было почти невозможно ему сопротивляться. Я помню, так делали фомориан, с которыми мы сражались два с половиной года назад в Герцогстве Горных Озёр, где была битва с порождениями тьмы, в которой мы навсегда потеряли Мелану Шиген.
Я нашла первый из осколков в гнилых остатках старого пня. Что ж, теперь мы знали, по крайне мере, как они выглядят.

Дан схватился со Зверем и был вырван из его когтей тяжело израненным. Я подлечила его немного, но я же не лекарь, почти ничего не могу. А он — да, целитель, но не может лечить самого себя. Раненых мы оттаскивали в круг возле костра и по мере сил приводили в чувство. Драться я не могла, по понятным причинам. Левой рукой несподручно, и я пока что не воин, увы. Да и оружия при мне не случилось. Но, кажется, я как минимум по разу вытащила из кровавых объятий чудовища всех участников этой бойни. Точно помню, что тащила к костру молчаливого Эшу со словами «Бог троицу любит». Зверь притягивал к себе моих товарищей чарами, вцеплялся зубами и когтями в их плоть, грыз, рвал и ломал, пока жертву силой не вырывали из его лап. Раненых латали на ходу, но этого хватало ненадолго — Зверь не дремал, а собрать и уничтожить осколки было нашим единственным шансом. Потому что было очень похоже, что оружие против него бессильно — оно лишь на краткий миг выводило его из строя, а затем он снова поднимался и вновь начинал преследование.

Помню довольно отрывочно. Прекрасная леди Рада бросалась на Зверя с кинжалом Бубенчика в руках. Эшу орудовал боевым молотом. Скорчившийся на земле возле огня Дан сунул мне волшебную палочку, с помощью которой я оттолкнула зверя. Яростно сражалась неустрашимая Сиобхан. И даже Джоффри, который вносил в происходящее долю комизма своими причитаниями, пару раз изрядно потрепал Зверя и был изранен им. Я бегала по зарослям в поисках осколков, стараясь держаться подальше от чудовища, но не всегда удачно. Зверь попытался притянуть меня к себе своим колдовством, однако на подходе мне удалось выполнить прыжок, я пролетела мимо него и вернулась к огню.
Особенное отчаяние я испытывала от того, что мне нечем было помочь израненным товарищам, а дело-то было всё хуже и хуже. В какой-то момент, глядя на Дана, которого снова швырнули к огню практически бездыханным, и на Раду в том же состоянии, я уже подумала, что мы потеряем их, но тут Дан прошептал: «Дана! Питьё…»
Возле костра кто-то оставил флягу с каким-то напитком — я вспомнила, черный человечек сказал, что это бросили здесь «те, кто умерли». Видимо, какие-то наши менее удачливые предшественники. Мне удалось открутить крышку с помощью одной руки и какой-то там матери. Я напоила раненых, и в самом деле — питьё помогло хоть немного вернуть их к жизни.
К тому времени Бубенчик уже немного очухался, а мне пришла в голову мысль. Я создала Паку руническую защиту, и Бубенчик отправился искать недостающие осколки. Охота продолжалась. Едва вставшая на ноги Рада снова кинулась на Зверя с криком: «У него есть то, что принадлежит мне!» Дан у костра пытался подсчитать осколки — их не хватало. Я попробовала отогнать Зверя солнечной руной, но не вышло — или я что-то сделала не так, или он не являлся созданием смерти или тьмы. Кто бы мог подумать…
Не помню, кто предложил собрать и бросить в огонь все метки Зверя, но это было проделано.

Все кончилось как-то внезапно. Зверь пал — и исчез, растворившись во тьме. На землю упали ещё два или три осколка. Рада кричала, что должна найти Зверя, чтобы забрать то, что ей принадлежит. К костру, хромая и кашляя, вышел давешний черный человечек с верёвочками на руках, протянул Раде что-то на ладони — девушка схватила это с радостным вскриком, — что-то невнятно пробормотал и растворился в сумраке. Две чёрных верёвочки упали на землю возле костра. А чуть в стороне, на тропинке, засиял огонёк — искра сердца фрихолда.

*
Удивительно, но, кажется, я отделалась легче всех — Зверь порвал меня совсем немного, и я нормально держалась на ногах.
Возле костра лежали черные верёвочки, упавшие с запястий растворившегося в воздухе чёрного человечка. Мы с Даном исследовали их. От них явно тащило каким-то скверным колдовским душком, но пока мы думали, что с ними делать дальше — при условии, что трогать их руками никому не хотелось, странно, да? — мы увидели, как верёвочки поползли по земле, как змейки, взвились в воздух — и исчезли в вечернем небе. На миг в темнеющем воздухе мелькнула золотистая крестовина, и всё пропало.
Жаль. Если бы удалось прибрать верёвочки, то, быть может, через них мы смогли бы выйти на того, кому принадлежали и они, и черный человечек, и Зверь. Впрочем, я думаю, что Зверь и человечек — это было одно и то же. Но об этом позже.

Китэйны решали, где они создадут фрихолд. Сиобхан согласилась пожертвовать своим гламуром для Джоффри, который становился владельцем фрихолда. Ему это как бы по чинам подходило более всего. Решили открыть фрихолд прямо здесь, под Старым Дубом. Мне не слишком нравилась эта мысль. Всё-таки Старый Дуб слишком привязан к Грёзе и имеет своих духов-покровителей. По-моему, фрихолд надо было делать в городе, в относительно доступном месте, а не здесь, куда пойди ещё попади. Но решать было тем, кто делает.
В итоге под Дубом был создан фрихолд под названием Тихий Омут.
И был проложен трод от Дуба в город. Ну что ж, пусть так.

Примерно на этом мы все и разошлись. Я отправилась посмотреть, что там с моим новым жилищем. Дан обещал заглянуть через пару дней. Возможно, стоит ожидать в гости Раду аэп Фионна, которая пытается собрать по кусочкам свою утраченную память. Я всегда рада гостям.

*
И что мне теперь, после всего этого, интересно…

Я думаю, что некто, владеющий ситуацией, специально собирал под Дубом тех, от кого пытался добиться чего-то, нужного ему.
Мне кажется, что черный человечек-марионетка и Зверь были одним и тем же. Человечек создал нам сцену, дал подсказки, затем вышел Зверь — и дальше всё было как по-писанному, как нарочно, как будто нами кто-то разыгрывал некий жуткий спектакль. Мне также кажется, что наша гибель изначально не входила в планы Кукловода — я буду называть его так. Откровенно наигранно выглядел эпизод с передачей Раде осколка её памяти, который вроде бы был у Зверя, а потом оказался у черного человечка. И эти выпавшие из Зверя недостающие осколки… Всё это слишком похоже на постановку, где у каждого своё место, чудища знают пределы своей роли, в кустах до поры расставлены надлежащие рояли, а где ждёт настоящая погибель — мы не знаем, ведь сценарий и режиссура в руках неизвестного постановщика. Интересно, для чьих глаз разыгрывается это действо…

И есть ещё предположение, что Кукловод может оказаться как очередным монстром, уродующим Туманный Дол — так и кем-то, кто пытается исправить некое зло, случившееся по другим причинам. Для этого он разбудил хотя бы нескольких китэйнов от того полусна, полусмерти, в котором они пребывали, собрал их у Дуба, дал им победить Зверя — и то ли подарил им искру фрихолда, то ли создал условия, чтобы она загорелась от того выброса силы и чувств, который представляла собой эта битва. А что будет дальше и зачем это всё — неведомо пока.

А быть может, это просто своеобразная ловушка — Кукловод, организуя события определённым образом, добивается от нас неких желаемых ему действий, а каковы будут их последствия — кто знает? Неслучайно же после того, как под Дубом разгорелась искра фрихолда, лес кругом стал ещё темнее и мрачнее, чем раньше. Да что вообще это за искра, лепрекон её побери?

Ещё немного фактиков, которые я пока не знаю, куда пришить.
Эшу сказал, что очнулся он не в том же теле, в котором был раньше. В похожем, но не в том.
Дан сказал, что пришёл в январе, и как только зашёл в город — его накрыло. Дальше он не помнит. В последний момент перед забвением он успел почувствовать что-то вроде мощного выброса Гламура.
Последнее, что помнит Рада — это 2014 г. в другом месте, но в каком — она то ли не помнит, то ли не говорит. Однако очнувшись здесь, она обнаружила в кармане ключи от машины, и саму машину тоже нашла. Как заботливо.
Джоффри и Сиобхан ничего необычного вроде бы не отметили. Возможно, я что-то недослышала, но у меня создалось впечатление, что они и сам момент своего провала в беспамятство не отследили.
А Бубенчик ничего не сказал.
И я пока что не в состоянии увидеть в этом какую-либо систему.
Надо собирать недостающие данные, но где и как — ума пока что не приложу.

*
Ну да, а теперь о том, к чему я чуть ранее упомянула Дискордию.
Вот что я узнала полтора года назад от одного из лучших воинов Туманного Дола, сэра Эверетта, тролля. Я уже рассказывала это здесь однажды, но сейчас стоит освежить.

Некоторое время назад сэр Эверетт, в то время барон Невервинтер, был призван на помощь своими друзьями из Дискордии. Той самой, что ранее называлась Конкордией под властью Великого Короля Дэвида, а потом Король исчез, всё стало худо, и сама земля сменила имя.

Известно, что Серебряный Путь был создан в древние времена Туата де Данаан — после битвы с фоморами, в исходе которой фоморы были запечатаны в тёмных глубинах Грёзы.
Троды, прошитые серебряной нитью, стали более безопасными для путешествий китэйнов, поскольку на них более не могли ступать многие тёмные твари.
Но у Серебряного Пути есть и ещё одно назначение. Сеть «серебряных» тродов, словно решётка, удерживает фоморов в глубинах Грёзы, и они не могут проникнуть в ближнюю Грёзу и Мир Осени.
В Дискордии случилось разрушение части Серебряного Пути, в результате чего произошёл прорыв фоморов, и теперь часть Дискордии находится под их контролем. Все, кто оказался на их пути, были безжалостно уничтожены. Сэр Эверетт Невервинтер сражался в том бою с фоморами и чудом остался жив.
Сейчас фоморов в Дискордии сдерживает оставшаяся часть Серебряного Пути, но это, возможно, ненадолго — они уже продемонстрировали свою возможность разрушать серебряную сеть. И что самое скверное — разорвать Серебряный Путь фоморам помогли продавшиеся им китэйны.

Так вот, лично у меня недостаточно необходимых знаний, чтобы определить, что у нас с сетью Серебряного Пути. Но исчезновение тродов в Туманном Доле меня очень пугает. Если повреждён Серебряный Путь, то мы можем ожидать на этих землях врага, с которым наши силы просто несоизмеримы.

Особенно учитывая, что, кажется, в Туманном Доле почти не осталось фей — вчера под Дубом нас было всего семеро. Есть ли кто-то ещё, отзовётся ли? Живы ли они, или погибли, или ушли, или спят зачарованным сном, одурманены зловещим туманом?

Но что поделать — будем делать, что полагается, и будь, что будет.

01.05.2016, Туманный Дол
https://vk.com/danasid

kat_bilbo.livejournal.com

Добавить комментарий