Поиск

Феномен идолопоклонства


(ответ на очерк Алиевского Шесть уровней идолопоклонства)

В очень интересной статье иудейского богослова затрагивается весьма важный для современного человека вопрос: Что такое идолоплоклонство? Ведь мы часто обвиняем друг друга в этом грехе (при этом разные протестантские секты обвиняют традиционное Христианство в идолопоклонстве за развитый культ), а межу тем, вполне может быть, что сами обвинители и являются идолопоклонниками. Так что же это за феномен – идолопоклонство? Ниже в двух частях мы рассмотрим текст иудейского богослова.

Часть 1. Анализ феномена «идолопоклонство».
Алиевский дается шесть «признаков» этого феномена, причем, по его мысли, только совпадение всех шести (или как минимум – 5, при замене 3 или 4 пункта друг другом) действие можно расценить как идолопоклонство. Итак, вот текст самой Заповеди и шесть определений (мы несколько перефарзируем Алиевского и даем некоторые свои дополнительные уточнения в каждое из определений):
Вот текст этой Заповеди в дословном переводе Фримы Гурфинкель (издание Пятикнижия с толкованием РаШи, «Швут Ами», Иерусалим):
Да не будет у тебя божеств других пред Моим лицом.
Не делай себе изваяния и никакого изображения (того), что на небе, вверху, и что на земле, внизу, и что в воде, ниже земли.
(В поклоне) им не прострись и не служи им; — ибо Я Господь, Бог твой, Бог ревностный, (Кто) поминает вину отцов сыновьям, третьим и четвертым в роду Меня ненавидящих.
И (Кто) деет милость тысячам (родов) Меня любящих и соблюдающих Мои заповеди.

И тезисы Алиевского
1. Обращение к альтернативным божествам «элоhим ахерим» (в Писании этим понятием обозначается не только Бог Истинный, и даже не только некие духи, но даже люди – например, судьи, т.к. это понятие является синонимом силы, причем, сила может быть только воображаемой – т.е. в сознании обращающегося к некоему субъекту лица этот субъект кажется носителем силы, что и придает субъекту статус «элоhим» в глазах обращающегося к нему лица, но в таком случае, это только иллюзорное восприятие субъекта). Сюда относится любая сила, которую человек воспринимает как альтернативу Бога (заметим наперед, что сюда не относится та сила, к которой человек прибегает как к посреднику пред Богом – например, к священнику, учителю, царю, которые, по библейскому же тексту, всегда были «поклоняемы», так как не подменяли Бога, а были репрезентаторами Его присутствия). Это силы: «звезд» (астрология), судьбы (гадания), духов, демонов, языческих богов, оккультных энергий и даже ангелов (Кол. 2:18), когда последние из слуг Господа превращаются в нашем сознании в автономных действующих субъектов. Но сюда же относятся и люди, когда мы на них возлагает божественную надежду.

2. Непременным условием настоящего и осознанного идолопоклонства, согласно комментарию Алиевского, является наличие познание Бога Истинного (что выражено в тексте Заповеди словами «...пред Моим лицом»): Сознательным и требующим кары идолопоклонство становится тогда, когда совершающий его стоит «пред Лицом Божьим», знает Бога. «Когда ты знаешь о Боге, Едином Творце мироздания, и располагаешь правильной альтернативой – обратиться к Нему», пишет Алиевский.

Мы сделали весьма важную корректировку 2-го определения идолопоклонства: Познание Бога является не условием самого «идолопоклонства» (т.е. неверно говорить, что человек, служащий стихиям в состоянии неведения Бога – не идолопоклонник), а условием вменения в вину самого идолопоклонства: Познавшего Его и отступившего от Него Бог покарает как изменника и предателя, а те, кто неведают Его – не заслуживают кары. Да к ним и не может относиться заповедь Закона Божьего, которая сама дана в Откровении, а значит, подразумевает определенный этап Богопознания в слушающем эту заповедь. Вот почему мы согласимся с тем, что культ личности», о котором упоминает Алиевский, является примером идолопоклонства. Но не все адепты этого культа сознательно отступили от Бога! Большинство из них или ничего не знало о Боге, или считали Его «ложной выдумкой». Они, может быть, и слышали, что «есть верующие люди», но они сами не были верующими, а потому не могли сознательно противостоять Богу, совершая служение идолу «пред Лицом Божьим». Именно поэтому их идолопоклонство хотя и является несомненной трагедией (отравляющей их жизнь, как и все ложные ценности и фальшивые цели), но не носит характера личной вины пред Богом!

3. Изготовление скульптуры (песель), объемного изображения, позволяющего «ощутить присутствие силы», с которой хочешь установить контакт, как-то «приблизить» ее к себе. Идол, собственно, вызывает к себе определенное отношение: поклонение, приношение жертв. Т.е. это не просто приближение некой силы или идеи к себе, но и проекция своего отношения к этой силе.

4. Изготовление картины (тмуна), плоского изображения или некоего символа, настраивающего тебя на эту силу. По-Алиевскому, картина отличается от идола тем, что картина раздражает наше воображение, т.е. она призвана настраивать нас, воздействовать на нас, а не принимать от нас поток энергий. В таком случае различие между п.3 и 4 не в форме предмета, а в отношении человека к нему.

5. Поклонение этой силе, т.е. оказание почета, превозношение ее, «установление на пьедестал». При этом данное поклонением должно быть именно отрицанием Бога Истинного (п.2) и поклонение этому идолу «как Богу» (п. 1). Без соблюдения этих оговорок само по себе поклонение кому-либо не является идолопоклонством. Тут можно упомянуть, что христианское богословие развило этот вопрос терминологически: Греческое «проскинисис» означает поклонение с целью оказать почесть – оно воздается прежде всего Богу, но не запрещено не только в отношении к Его представителям (священству, монашеству, царям), но даже просто к человеку (например, к тому, кто спас тебя от смерти). В этом же смысле мы «поклоняемся» иконам, кресту и т.д. Тогда как греческое слово «латрея» означает собственно культовое «служение-поклонение» Богу. Причем, «проскинисис» является неотъемлемым элементом «латреи», присутствуя в культе в двух варианта: 1. Непосредственный «проскинисис» Богу (земной поклон). 2. Почитание Бога в лице Его священников и святынь, наполненных Его Силой (священники, иконы, кресты, что имеет аналог и в Танахе – земные поклоны перед священниками, падание ниц всего народа при движении Ковчега Завета и т.д.).

6. Служение этой силе: Иврит «аль таавдэм», буквально «не работай на них». Нарушение этого аспекта запрета – это когда ты жертвуешь своим временем, материальными и душевными ресурсами, чтобы «отдать нечто» своему кумиру. Но и здесь мы снова видим, как и в предыдущем случае, необходимость различать «служение вообще» (ибо все люди служат друг другу и даже кланяются друг другу и вышестоящим), от «служения (как) Богу».

Нередко совпадение большинства из пунктов не является все же идолопоклонством. Этот аспект прекрасно проиллюстрировал сам же Алиевский на примере статуса царя (и священника, добавим мы) в религии Израиля:

«…А пока приведем простой пример, иллюстрирующий ситуацию, когда нарушение сразу нескольких пунктов заведомо не является идолопоклонством. Это библейский еврейский царь. Имеется в виду богобоязненный царь, следующий Торе, например, Давид. В данном случае очевидно наличие атрибутов 1+2+5+6. Царь, безусловно, принадлежит к категории элоhим (запрет 1), так же как и судьи. Царю поклонялись (запрет 5), как в буквальном смысле (перед царем действительно падали ниц), так и в содержательном: это человек, пользующийся заслуженным и искренним почитанием своего народа, и ему оказывали всяческие почести. Далее, люди служили царю (запрет 6) – как минимум, государственные чиновники и солдаты. И, разумеется, все это происходило перед лицом Всевышнего (условие 2)». Аналогично было и со священством (особенно с первосвященником): В Йом Киппур первосвященник выходил из Святая Святых и весь народ «падал ниц», а он благословлял народ непроизносимым Именем Бога (вроде бы нарушен п.5.). Так же весь народ приносил жертвы в Храм – Богу и Священству (т.е. люди «работали» на них, что вроде бы нарушает п.6). Но в обоих случаях – и первосвященник, и царь были для Израиля не «вместо Бога», а «тенью Бога», получившие от Бога Его полномочия и силы. Аналогично обстоят дела в и почитании Священства и Монашества в Христианской Церкви. Так что «клерикальные почести, воздаваемые священным лицам» (против чего так восстают наши либералы и протестанты и разный религиозный мусор). Так вот, как и почитание царя, хотя и нарушает целый ряд отдельно взятых аспектов запрета на идолопоклонство, но таковым еще не является, так же точно и «припадание в ноги» и «целование священных дланей» священства не является идолопоклонством. Да и сам Алиевский признает: «Действительно, любой рав (раввин), конечно, относится к элоhим (условие 1). Современное понятие рав близко к библейскому понятию «судьи», которых Тора прямо и многократно называет элоhим». Если это относится к раввину, то тем более «божественным» (элохическим) статусом обладает носитель священного сана.

Хотя я вынужден критиковать позицию Алиевского в главном его тезисе: в том, что идолопоклонством является только совпадение 6 (или как минимум 5 – при взаимозамене 3 и 4) пунктов, и что все случаи несовпадения всех пунктов – уже и не идолопоклонство. Я могу дополнить примеры почитания царей и священников в контексте современной культуры: Сюда непременно будет добавлена как минимум «тмуна», т.е. п. 4 (фотография Папы, Патриарха, духовника, стоящая на почетном месте и определенным образом настраивающая нас на определенные чувства). А если священное лицо уже почило, то может быть добавлен и п. 3 («песель» в виде надгробного памятника, по отношению к которому человек может проявлять свои эмоции, т.е. выражать свое к нему отношение, а не просто получать от него определенный настрой). Что, в таком случае, по-Алиевскому, следует говорить об идолопоклонстве – Уверен, что нет!

Выводы:
1. Не все случаи совпадения всех 6-ти пунктов являются идолопоклонством.
2. Логично предположить, что идолоплоклонство – это особая атмосфера, настрой личности, религиозная психология, которая выражается, как правило в 5-ти (за исключением п.2.) описанных Алиевсикм направлениях, но которая может использовать для самовыражения и не все 5-ть форм самовыражения разбираемого феномена, а один или два из них.
3. Идолопоклонство имеет две версии:
А. Сознательное идолопоклонство: Всегда является сознательным выбором личности, знающей и исповедующей реальное бытие Бога, в пользу «иных сил». Сюда относятся все случаи обращения христиан к «гадалкам и шептуньям». Когда говоришь этим людям, что те, к кому они обращаются – действуют силой бесовской, то бывает слышишь страшный ответ: «А что поделать? Мы знаем, мы и в Бога верим, но Он почему-то не выполняет наших просьб, а вот эти люди и их силы, которым они служат – делают, что нам надо». Это сознательное отступление от Бога к Его врагам ради получения мелких временных «дивидендов». Сюда так же относится служение своим страстям, когда человек ставит нечто свое во главу угла. Есть люди, которые смысл жизни видят в красивой жизни или во вкусной еде. В таком случае жизнь уже не есть служение и поклонение Богу, а вот поклонение данным идолам. Такими же идолами являются разные идеи, которым человек служит. Когда человек, совершающий все эти подмены жизненных ориентиров, знает о существовании Бога Истинного, но служит не Ему, а чему-то, что считает более важным и ценным, чем Бог – это сознательное идолопоклонство.
Б. Бессознательное идолопоклонство: Все то же самое, что перечислено выше, но при условии, что человек не знает о существовании Истинного Бога и мечется в поисках пути.

Разница между сознательным и бессознательным идолопоклонством в том, что сознательная подмена Бога «иными» реалиями есть всегда реальная вина, требующая возмездия и кары. Тогда как бессознательное идолопоклонство нередко является не виной, а несчастьем, трагедией человека. Нередко человек, познав Истинного Бога, отказывается от всех идолов.

Часть 2. Критика отдельных положений статьи.
2.1. Никак нельзя согласиться с определением «первобытного язычества». Более того! Автор явно недооценивает понятие «бизнес», когда пишет: «В первобытном племени взаимоотношения с идолами, которые обычно олицетворяли духов реки, горы, животного и т.д., скорее, носили договорной характер. Мы тебе — кровь и жир на идоле (т.е. в действительности энергетическую подпитку), а ты нам — хорошую охоту или успех в военном столкновении. Это своего рода бизнес. Но бизнес не есть служба!» Напомним автору, что «договор» на иврите – «Брит»: Они вступали в Брит с тварными реалиями, не желая познавать Творца (неужели Алиевский думает, что иудеи, ступавшие в «завет» с Астартой и Вааалами, делали это ради спортивного интереса? Они тоже от этих «богов мира сего» ждали вполне конкретных житейских результатов). Непонятно, на чем построено противопоставление первобытного язычества язычеству крупных цивилизаций – Египта и Ассирии? Идолопоклонство везде и всегда носило утилитарный характер: «Я тебе почести и энергетику, а ты мне – то-то и то-то». В сущности, автор упустил еще одну грань идолопоклонства – это конечное поклонение субъекта самому себе (или своим запросам)!!! Идолы были не только олицетворением стихий и сил природы (и еще страстей человека). Они всегда были проекцией желаний самого человека: вот этом «я хочу» поклоняться. Это желание, которое поклоняющийся ставит во главу угла – основа идолопоклонства. Современный же «бизнес» и есть самое настоящее идолопоклонство.

2.2. Так же нельзя согласиться, что в случае если «кумир» явно не возведен в ранг «элохим», «то это и не идолопоклонство» (как автор доказывает в Приложении на примере некоего «Макаранного монстра»). Дело тут в расплывчатости самого понятия «бог» (элохим) в сознании большинства носителей светского мировоззрения. Они могут «обожествлять мягко», не называя свой культовый предмет «богом», но концентрируя вокруг него или всю жизнь, или определенную ее часть. В современном либеральном и антиклерикальном обществе именно такая форма идолопоклонства распространена больше всего: идол, чтобы ему поклонился гордый либерал, должен быть лишен всех «божеских» атрибутов и, прежде всего, не должен о них заявлять (в постмодернизме предметом культа стала слабость). Тогда наши либералы готовы ему «поклоняться», но не называя, опять же, свое отношение «поклонением». Идол (который может быть вообще идеей) вытесняет в сознании человека нечто важное и истинное, заполняет собою то место, которое должно быть ориентировано на Бога. Итак, вернемся к сделанному Алиевским анализу «макаранного монстра»: «В результате получается неплохая шутка… но, конечно же, не идолопоклонство. По той простой причине, что никакого реального Макаронного монстра не существует, и даже в своем воображении его «поклонники» отнюдь не относятся к нему как к кому-то серьезному, одному из элоhим – для них это шуточное карикатурное псевдобожество, которым оно и является в действительности«. Но в том то и дело, что все идолы в реальности не являются «элохим» в истинном смысле этого слова. Как правило, это – или узурпаторы, или вообще иллюзии. В реальности же они ни на что не способны. Кстати, сам же Алиевский привел пример из Второзакония, 32:17: «Приносили жертвы бесам, бессильному (!!!), божествам, которых не знали, новым, недавно пришедшим, каких не страшились ваши отцы». Текст Писания специально подчеркивает бессилие этих «элохим», что делает сам статус их «элохичности» – фейковым. Но именно вот эти «маскарадные идолы» и являются самым большим источником потребления человеческой энергии, так как именно через них реальные потусторонние падшие духи действуют на сознание и поведение и отвлекают волю и чувства и ум и энергию человека от Бога. Иными словами, «иные боги» – это не только какие-то реальные силы, которые проявляются в языческих культах, но это еще именно то, что придумывает сознание самого человека. Алиевский пишет: «Ведь если человек не относится серьезно к объекту поклонения, если воспринимают его как нечто несущественное или даже вовсе нереальное, то все остальные атрибуты автоматически утратят свою серьезность». А вот тут все намного серьезней! Если примет обрезание неверующий в существование Бога, поставится ли под сомнение объективный факт обрезания? Или если пасху будет вкушать неверующий (но обрезанный), поставит ли это под сомнение саму Пасху? Другая сторона того же вопроса: Оттого, что во Втор. 32:17 упомянуты «бессильные элохим» (т.е. фактически выдуманные, иллюзорные, фейковые – нереальные и несерьезные), разве снимает вину с участников этого культа? Заметим еще вот что: Ева, когда «вкушала запретный плод», изменила свое к нему отношение – она поверила в его силу и касалась к нему, как к чудесному средству. Однако, действие было обратным. Это подтверждает тот факт, что объективное воздействие внешних реалий (или – иллюзий) не зависит от умозрительных представлений или ожиданий, которые подвергающийся воздействию субъект несете в себе.

2.3. Ошибочным является и то, что автор ставит под сомнение природу язычества, как забвение изначального познания Бога (еще райского и затем – пострайского). Автор склоняется к версии, что монотеизм есть результат постепенного восхождения человека до высокой идеи. Автор предполагает «постепенный рост человечества от первичного полнейшего незнания о сверхъестественном к каким-то представлениям об иных мирах, иных сущностях и о жизни после смерти. Это был долгий путь, который в конечном счете сделал возможным знание о Едином Творце в масштабах человечества«. Но это – как раз чисто языческая теория. Ведь она сводит сверхъестественное Откровение Единого о Себе к «свету естественного разума», которым человечество постепенно само «дошло» до Истины. На самом деле «восходить» человечество может только на уровень вавилонской культуры и цивилизации. Откровение всегда акт снисхождения. Но оно же предполагает изначальное наличие в человеке «следов» изначально бывшего познания Бога Истинного (и следы эти остались на генетическом уровне), но преданных забвению по греховности человека: идолы просто проще и примитивнее, а служение им легче и доступнее, чем познание Истинного и служение Ему.

архимандрит Феогност Пушков, священник УПЦ МП, кандидат богословия

abbatus_mozdok.livejournal.com

Добавить комментарий