Поиск

Трудности перевода


Путин и Порошенко поговорили по телефону. Пресс-служба Кремля скупо сообщила, что «Обсуждалось урегулирование на юго-востоке Украины, текущие моменты двусторонних отношений. Затрагивался вопрос о Надежде Савченко, а также о судьбе российских граждан А.Александрова и Е.Ерофеева». Так и написано. Что Савченко – Надежда, а Александров и Ерофеев – А. и Е.

Прекрасно понимаю. И президента, и кремлевскую пресс-службу. Думаю, что для президента России – это был непростой разговор. Потому как моральное преимущество все-таки на стороне президента Украины. Что бы там не было написано в приговорах Савченко и «российских граждан», Надежда Савченко все-таки находилась на своей Родине. И де-факто в России ее осудили за участие в контртеррористической операции на территории Украины. А Александров и Ерофеев попали в плен на территории чужой страны, где опять же де-факто, с позиции международного права и законов Украины они были боевиками незаконного вооруженного формирования.

И в такой ситуации моральное преимущество, конечно же, на стороне Порошенко. И ему не за что стыдится просьбы об освобождении или обмене Надежды Савченко. Потому что для Украины Савченко не преступница, а герой… А вот Александров с Ерофеевым… И по законам Украины – преступники. И по законам России — небезгрешны.

Отсюда и скудность информации кремлевской пресс-службы о разговоре Путина и Порошенко. Отсюда и трудности перевода содержательной части разговора двух президентов на язык официальной информации пресс-службы. О чем сообщать-то, кроме как о самом факте разговора?

irek-murtazin.livejournal.com

Добавить комментарий