Поиск

Загребали. Загребли


Александр Минкин

Уведомление. Написал заметку «Земля!» (она вышла в «Новой газете» за 13 апреля), а потом решил: надо конкретнее. И заголовок, и текст теперь стали точнее.
Допустим, начали с Крыма. Допустим, 86% одобряют. Если так — почему остановились? Следовало бы вернуть на Родину и другие утраченные территории.
Речь не об Аляске. Есть кое-что поближе. Например, Московская область. За последние 25 лет она, так сказать, уплыла (чтоб не говорить — украдена).  Гигантские пространства, которые стоят гигантских денег, — ушли из России за копейки или вообще даром. Потом даровую землю перепродали по бешеной цене, и полученные миллиарды тоже уплыли.
Когда Хрущёв в 1954-м отдавал Крым Украине, он делал это бескорыстно. Он думал о коммунизме. Он совсем не думал о наживе, об откатах (такого финансового термина ещё не было), о тайных счетах в зарубежных банках. Такое ему вообще в голову не приходило.
Когда в наше время государственную землю передают в частные руки, чиновники думают о наживе, о тайных счетах. О коммунизме они совсем не думают. Такое им вообще в голову не приходит… И всем ясно, что это — воровство, грабёж в невероятно крупном размере.
Теперь вопрос. Если можно спустя 60 лет вернуть Крым, то почему нельзя вернуть Московскую область? Зелёные человечки не понадобятся, западных санкций не будет. Народ возликует, ибо абсолютно всем, ясна несправедливость и преступность исчезновения земли.
Конечно, Московскую область утащили не полностью. Города и дороги местами остались. Но пропажа вполне сопоставима с Крымом.
Крым — 27 тысяч квадратных километров, Московская область — 45 тысяч. Даже если пропала «всего лишь» половина… Про население и говорить нечего. Тут — в три с лишним раза больше. Пустите жителей на референдум — узнаете волю народа. А воля эта — по Конституции — выше президента и парламента.
Неужели власть, которая бесстрашно ссорится с НАТО, США, всей западной промышленностью, теряет рынки и технологии, идёт на резкую конфронтацию с ядерными державами и т.д., и т.п., — неужели она боится тронуть тысячу жуликов? Их права — липа, их охрана — ничтожна (с точки зрения армейского спецназа). Они смертельно боятся, ибо знают незаконность награбленного. Всё так просто…
Но власть если и замахивается, то раз в 10 лет, — на одного отдельно взятого министра или губернатора. А когда берут одного, то все понимают: это не борьба с коррупцией (иначе взяли бы минимум сотню); это просто кто-то с кем-то поссорился, чего-то не поделили.
Не забудем: они делят не своё, они делят — наше.
Здесь исчезает лес – за границей возникают миллиарды долларов
Схема очень простая. Например, Управление делами президента требует у руководства области очередную сотню гектаров земли для государственных нужд (желательны лес, река, доступ к коммуникациям и приятная роза ветров). Сопротивляться невозможно, это ж государственные интересы. Кто сопротивляется — тот предатель и враг — будет уничтожен (политически, карьерно и ещё как-нибудь).

Получив прекрасную землю даром, важное Управление раздает её своим. Они это называют «выделить участок» и оформляют как продажу. Цены символические — сколько-то рублей за сотку.
Новые хозяева перепродают свои участки в тысячи раз дороже — до 100 тысяч долларов за сотку. Так сделаны (не заработаны, а сделаны) — сотни миллиардов долларов. Эти деньги получили продавцы нашей земли и спрятали их на секретных счетах и/или купили на них за границей острова, виллы, яхты.
Дело не только в украденной у народа земле и вывезенных миллиардах. Беда в том, что все участники повязаны, все друг у друга на крючке, все друг друга боятся. И значит — идут на всё новые сделки.
 Один пример. На окраине Москвы есть Природный парк «Долина реки Сходня» — особо охраняемая территория; растения и животные — сплошная Красная книга. Вдруг на ней появляется экскаватор и начинает рыть жуткую траншею. А кроме Красной книги это ещё оползневый склон, и вдобавок наверху церковь — тяжёлое строение, держится чудом. Там вообще ничего трогать нельзя, а уж тем более — загонять туда тяжёлую технику и рыть траншеи.
 Кинулись к этим… (преступниками их вроде бы до приговора называть нельзя, а как по-другому — не знаем): «Вы что делаете?!» А у них, оказывается, есть документ: «Разрешение на производство работ». Стали выяснять: оказалось, документ поддельный. И бланк подделка, и подпись ответственного лица подделана, и сам этот человек давно уже в ведомстве не работает. То есть даже за взятку не мог бы эту филькину грамоту подписать.
 А зачем траншея в заповеднике? Затем, что на другом берегу Сходни, на территории Московской области, построили жилой квартал — два десятка многоэтажных домов. Областную часть природного парка они уничтожили, реку до середины русла забетонировали. Скоро заселять, а канализации нет. Или под себя гадить, или куда-то сливать. Решили сливать в Москву — вот и копают из области в город по Красной книге траншею для дерьма. Эти трубы ведь тоже скрепа.

Начался скандал, экскаватор махинаторы убрали, ненадолго затихли, но ведь квартиры надо продавать, а покупатели не согласятся ездить по-большому куда-нибудь в рестораны. И техника появилась снова. Трубы большого диаметра выгрузили там, где растут уникальные для России орхидеи…

Депутат местного муниципалитета И.Светиков потребовал предъявить Разрешение. А там написано:
«Ордер на производство земляных работ… …Без повреждения и вырубки зелёных насаждений. С соблюдением требований природоохранного законодательства. Разрешено производство работ: раскопка траншеи для бытовой канализации 845 погонных метров».  Повторим для недоверчивых читателей: территория, о которой речь, особо охраняемая. Закон запрещает там любые работы. А этот государственный «ордер» разрешает копать почти километровую траншею «с соблюдением требований природоохранного законодательства».
Сколько стоят такие ордера — не знаем. Но это оказалось — опять подделка.  Статья 292 УК РФ. Служебный подлог, то есть внесение в официальные документы заведомо ложных сведений… Если эти деяния повлекли существенное нарушение прав и законных интересов граждан либо охраняемых законом интересов общества или государства, наказываются… лишением свободы на срок до 4 лет.
Если идут на подлог, значит, сознательно, с заранее обдуманным намерением, в составе группы, с использованием служебного положения, в особо крупном… — весь букет отягчающих обстоятельств… Но ведь фальшивку делают не от хорошей жизни. Значит, не удалось получить законный документ. Значит, есть ещё чиновники-герои, которые не пляшут под дудку миллиардеров. Или застройщик решил сэкономить на взятках; фальшивка же гораздо дешевле.
Алишер Усманов больше не звонит С самого начала эту стройку окружила постыдная ложь. Сперва заповедный лес обнесли забором и повесили плакат: «Выполнение работ по санитарной чистке территории от сухих и поваленных деревьев, сбор мусора».
 Было ясно: враньё. Для сбора мусора дорогие заборы не нужны. И действительно: вместо уборки «сухих и поваленных» вырубили лес полностью. Как саранча – догола. 

Заповедник превратился в грязный пустырь. А на заборе сменилась вывеска. Появились огромного размера счастливые лица детей и надпись «Международная академия спорта Ирины Винер».
 На общественных слушаниях Антон Винер обещал социальное жильё и спортивные сооружения для местных деревенских детей. Жители ему не поверили. Зато поверили и поддержали некоторые депутаты Государственной думы; цена их доверчивости неизвестна.

Про эту хищную застройку, про уничтожение заповедника на границе Москвы, про двуногую саранчу я много раз писал в «МК», в том числе полтора десятка «Писем президенту». А потом позвонил разгневанный Алишер Усманов.
Потом приходили ко мне в редакцию «МК» его служащие, убеждали «не мешать прогрессу» и повторяли: «Мы вам не угрожаем». Один назвался «Николаем, юристом Усманова», говорил долго и сложно:
«Я юрист, я партнёр одной из самых крупных американских фирм, я одновременно русский человек, вся семья из России, я сам русский, живу здесь, люблю это место, и хочу, чтобы оно было лучше, и с сожалением смотрю, что оно не становится лучше, а неизвестно чего ещё будет. Я как человек считаю, что очень многое из того, что там написано у вас, абсолютно правильно. Я подпишусь под 99 процентами. Я не пришёл бы, если бы я пришёл в том смысле, что я могу вам угрожать. Я хочу вам сразу сказать, что я никогда не посмел бы даже в своих мозгах прийти к вам и что-то там вам угрожать или как. Я просто хотел с вами поговорить, и если можно, вас попросить. Я много лет представляю Усманова в корпоративных сделках…»  Если у человека «в мозгах» нет угроз, то он о них и не говорит, не так ли?  Алишер Усманов больше не звонил. Но следующая статья – в том числе про, с моей точки зрения, угрожающий звонок Усманова – вышла в «Новой газете». Называлась «Гребут» («НГ», 12.07.2013).
После «Гребут» прошёл год и 9 месяцев. За это время журналисты писали и говорили обо всём. Защищали Архангельское и Байкал. Ругали Путина и Обаму, критиковали Сечина, Мединского, Якунина, всё правительство и Государственную думу. Некоторые даже Рамзана Кадырова критиковали. И только про эту историю — никто нигде ни слова.
И западные журналисты, такие внимательные к Тимченко, Ротенбергам и пр., молчали тоже.
За это время вырублены по берегам Сходни ещё гектары леса. Забетонированы ещё сотни метров берега. Получены очередные государственные ордена. Строят в запретной водоохранной зоне очередные кварталы многоэтажек.
Но береговой полосы им мало, и они на всём протяжении строек забетонировали реку до середины русла. Преступление? Нет, в бумагах они это называли «берегоукрепление».
Народ безмолвствует Казалось, вот-вот появится Митрохин и с ним всё, что осталось от «Яблока». Нет, ни разу. Пока стройку вёл Антон Винер, в борьбе немножко поучаствовали Евгения Чирикова, Андрей Нечаев и кто-то ещё, но как только дело возглавил Усманов, — все умолкли.
Вообразите, сколько лет получил бы, например, Навальный за сотую долю таких «деяний». Да и вы, уважаемый читатель, попробуйте срубить хоть одно дерево на глазах властей. А тут вырублены десятки тысяч. В водо— и природоохранной зоне.
Такое впечатление, что у некоторых господ есть лицензия на убийство природы. И не только. 
Покорный народ походил на митинги и перестал. Сдался, заткнулся. Ведь митинг — это способ сообщить властям о беззаконии. Сообщили раз, два, три… На четвёртый почти никто не пришёл. Увидели: бесполезно. А когда по телевизору показали награждение хозяина строек орденом «За заслуги перед Отечеством» — подумали, что и опасно.
Хорошо бы Отечество хотя бы понимало, о каких заслугах речь. Забетонировали «Коммерсантъ», как реку, – это что ли?

***

…Вместо Академии спорта в пойму вбили 17 домов. По документам они были 8-этажные, а в жизни (от жадности) получились 9-этажные. На плане среди этих каменных джунглей обозначено спортивное сооружение — «детские качели по особому проекту» (дорогие, наверное). А на заборе появились огромные счастливые лица знаменитых людей: Валдис Пельш, Александр Лебзяк, Нонна Гришаева, Алексей Кортнев, другие популярные артисты и спортсмены. Под ними подпись: «Звёздные наставники». Звёздные наставники чего? Какого искусства? Эти портреты на заборе появились даром или нет? Сколько платят за соучастие, за красивое лицо? За то, что своё лицо сдаёшь в аренду? Жители спорили: это «Доска почёта» или «Забор позора»?

А потом пришла пора продавать квартиры, и на заборе появилась большая и честная вывеска: «Жилой комплекс, состоящий из многоквартирных домов со встроенными и пристроенными нежилыми помещениями и подземными автостоянками». Вот такой вид спорта. По 200 тысяч рублей за квадратный метр.

Жители и депутаты пишут в прокуратуру, прокуратура нехотя и не торопясь начинает проверку… Но это же издевательство над здравым смыслом. Бульдозер уже ёрзает по орхидеям, это следовало бы остановить в ту же секунду. Вообразите: люди бы увидели, как негодяй насилует ребенка, и вместо немедленных крайне жёстких действий стали бы фотографировать, писать в прокуратуру, сочинять заметки в газету… Да пока письмо дойдёт, да пока назначат проверку… — и от ребёнка ничего не останется, и негодяй скроется.

…На сайте Комитета лесного хозяйства Московской области написано, что площадь Новогорского лесничества была 1768 гектаров. Но в реальности значительной части леса уже нет. Переоформили, вырубили, застроили.

А 64 гектара просто исчезли (чтобы не говорить — украдены), просто провалились в хищную чёрную дыру. Если продать исчезнувшее по дешёвке — по 50 тысяч долларов за сотку, — выйдет 320 миллионов долларов. Общественники мыкались-мыкались, и дело дошло до суда.

Сперва Химкинский городской суд, а затем и Московский областной суд недавно признали передачу лесной земли под застройку — незаконной, а Постановление тогдашнего главы Химок Стрельченко «недействующим со дня принятия — с 15 мая 2003 года». Теперь по закону вроде бы надо сносить дома, восстанавливать лес. (Такое случается. Знаменитый фотограф Жулиану Сальгаду и его семья посадили у себя на родине в Бразилии свыше двух миллионов деревьев, чтобы «вернуть к жизни выжженную алчной эксплуатацией землю, восстановить исходный лесной ландшафт» – цитируем «Коммерсантъ» от 8.04.2015.)

От воровства до суда прошло полных 11 лет. И от леса ничего не осталось, и Стрельченко давно не глава Химок. Будь в распоряжении местных жителей хотя бы один взвод морпехов, гады уже сажали бы лес обратно. А закончив лесопосадки под Москвой, поехали бы на тяжелый лесоповал в тяжёлых условиях (есть ещё такие зоны в России).

Как отнять ворованное? Без зелёных человечков не выйдет. Будут суды, будут умные юристы кричать в суде о сроках давности…

А ведь это фальшь. Считать надо не со дня воровства или убийства, а с того дня, когда стало известно. Иначе через 15 лет убийца может вылезти из норы и нагло сказать: «Да, я убил. И ничего мне не сделаете». Вот и жульё куражится своей безнаказанностью.

У таких деловых людей нет места мыслям о благополучии населения. Зато отменяются электрички; закрываются школы и больницы; объявляются амнистии — не для тех, кто сидит по сфабрикованному делу, а для увезённых миллиардов.
Амнистию вообще-то объявляют преступникам. Объявив амнистию украденным и спрятанным миллиардам, власть тем самым признала их преступными. А за что прощать? Кто-нибудь спросил людей: согласны вы простить тех, кто грабил вас 25 лет? А если не грабил — почему тайно увозил и старательно прятал?

Амнистия денег — радость. Но Сечин, Якунин и др., упрямо скрывая свою зарплату, ясно показали, что они не верят… Кому? Можно сказать: сами себе не верят. Ведь если они скажут о своей зарплате, то придётся сказать, где она. А сказав — вернуть на Родину. Но они ей не верят и выкачанные (чтоб не говорить другого слова) деньги вернуть домой не хотят.

***
Ушли очередные префекты, сбежали за границу очередные депутаты и сенаторы, уволен в связи с уголовным делом очередной глава Химок… А ведь этот Шахов совсем недавно появился, надувал щёки, говорил о законности… Приходят новые важные деловитые, говорят о своей безупречной честности; рядом крутятся пресс-секретари и замы. Руководящий дух идёт от ихних крокодиловых туфель и костюмов Бриони (противореча идеям импортозамещения)…

Ладно, о коммунизме думать смешно. Но давайте хотя бы по справедливости. Пусть вернут 90% народу, себе оставят 10% — им и этого не прожрать-не пропить; и внукам хватит, и правнукам останется.

Усманов так богат, что ему вполне по силам снести дома, посадить лес. А если он и реке вернёт прежнее русло, экологи ему памятник поставят.

…По телевизору говорят, что Россию губит Америка.

Россию пожирает не НАТО, не США, не марсиане. Россию пожирает фальшь — фальшивые лекарства, фальшивые дипломы врачей, фальшивые диссертации, фальшивые депутатские мандаты… Россию пожирает двуногая саранча. Она не способна остановиться.

Если можно подделать результаты выборов в Государственную думу, если можно фальсифицировать выборы президента, устраивать карусели и антимайданы, почему нельзя сфабриковать разрешение на прокладку траншеи для дерьма по Красной книге России?

a_01z.livejournal.com

Добавить комментарий