Поиск

Исповедное…


Я с детства воспринимаю человека с позиции «пользы для меня». Может быть, поэтому именно аналогичное восприятие меня другими коробит меня. Я жду человека, говорю «скорее приходи, жду тебя», но на самом деле я жду не самого человека, а чего-то от человека. Так мои друзья еще в детстве подметили: Я с жаром приглашаю их к себе с гости, попутно несколько раз попросив, к примеру, принести какую-то книжку. Друг приходит, «ой, забыл книжку принести, ну да, ладно, пошли рыбу ловить». Я (с выражением разочарования) «какого фига ты тогда пришел»? И даже когда я жду человека не с книжкой, то и в нем самом мне интересно что-то конкретное: Вот, он летал в Бразилию – пусть скорее придет, расскажет мне про Бразилию.

Как ни странно, по-настоящему я стал воспринимать человека ради самого человека только через женщину – когда влюбился (в 19 лет). Нет, нет, речь шла не о «постельном интересе» (женщину я познал в 15 лет). Я просто вдруг парадоксально для себя открыл, что, оказывается, может быть приятно просто рядом сидеть, слушать, «пустословить», даже просто вместе молча смотреть в окно. Но, замечу, что и этот опыт приятного (душевного чувства) тоже может превратиться в страсть. Возникает определенное психологическое эстетство общения. Здесь очень тонкое искушение: тебе кажется, что ты воспринимаешь собеседника ради него самого, но на самом деле ты воспринимаешь ради самого себя. Просто «корысть»у тебя более утонченная: не книжка, не удочка на рыбалку, не банка меда, а само вот это удовольствие чувствовать себя востребованным в общении; чувствовать, что тобою тоже восторгаются, твоим присутствием «захвачены». Я думаю, что это — опыт психологического взросления (у меня этот опыт появился только когда я поступил в ПСТБИ, в это же время была и влюбленность, т.е.у меня стал появляться круг «интересных» мне людей). Почему так поздно? – Потому что я в целом вел жизнь отшельника. Я в 15 лет (1994-1995 гг.) писал курсовые для горе-пастырей из Ставропольской и Московской Семинарий: у них ума своего не хватало. Я вел книжно-интеллектуальный образ жизни. В приходе у нас были одни старушки, настоятель был «нелюдимый требоисполнитель», так что круг общения мой – это книги и уединение на природе. Причем, даже самые близкие мне (по роду) люди раздражали меня (да и сейчас, признаться, раздражают), коли отрывают меня от книги или от отдыха природе (причем, отдых это не «культурный» отдых, а просто сесть на пенек, прочесть пару глав книги, а потом созерцать красоту творения, слушать птиц и размышлять над прочитанным). Мне стоило большого труда открыть для себя человека. Но если в 19-тилетней влюбленности разочарования и разрывы еще сносны, то после 30-ти понять, что ты просто …не нужен тем, кто тебе дороже всего на свете – это приговор! До 19-ти я не понимал людей, они мне были не интересны, но в целом – я не был зол. Сейчас я балансирую между страхом, болью и презиранием…

abbatus_mozdok.livejournal.com

Добавить комментарий