Поиск

Маленькие трагедии провинциального литпроцесса.


В мартовском «Новом мире» — статья Владимира Козлова «Как попасть на карту современной поэзии». Владимир Козлов основал у себя в Ростове-на-Дону литературно-исследовательский журнал о поэзии. Что ж, начинание прекрасное. Вот только мотивировки к нему странные…

«…мы пытаемся создать такую инфраструктуру, которая позволяла бы вписать город в процессы, идущие в современной поэзии. Делаем мы это затем, чтобы не было нужды ездить в Москву ради удовлетворения естественных потребностей, вызванных любовью к поэзии».

Одному ли мне кажется, что словосочетания «любовь к поэзии» и «естественные потребности» плохо сочетаются? И что за «естественные потребности» у автора? Я живу в городе, на порядок более проблемном, чем Ростов, но свои «естественные потребности» худо-бедно удовлетворяю: если мне нужны новые стихи Айзенберга, я могу их прочесть — и даже не в электронном варианте. И я могу высказать своё мнение — ну, не о стихах Айзенберга, а о стихах того самого Севы Константинова, которого Козлов приглашает в Ростов — так чтобы это моё мнение было б зачитано вслух на литературном вечере в Москве.
Вот ещё — о «естественных потребностях»…

«Человек, ощущающий дискомфорт от того, что он вынужден превращаться в городского сумасшедшего лишь вследствие своих естественно возникших потребностей, скорее всего уедет в Москву».

Батюшки святы! Со мной случались эксцессы, когда я в своём лито читал стихи Кенжеева или Олега Юрьева, а поэты-майкопчане их не понимали. Но для меня это — наипоследнейший довод из всех доводов к моему переезду в Москву.

«Живые гениальные поэты рядом, возможно, но вы о них не знаете, поскольку их пока не особенно печатают в Москве».

Когда я прочёл ЭТО, я подумал, что полтора десятилетия колочусь со своим пафосом «литературной деиерархизации» — подставляясь, нарываясь, забываясь — и теперь я вижу, что всё правильно делаю.

«Поэт хочет не столько того, чтобы его стихи были напечатаны, сколько признания права его собственного голоса на существование в поэзии — а это право присваивается лучшими представителями цеха и теми, чей вкус отчасти определяет, как выглядит лицо современной поэзии сегодня».

Иосиф Бродский со скамьи подсудимых на вопрос судьи Савельевой: «Кто вас причислил к поэтам?» — ответил: «А кто меня причислил к человеческому роду?». А для вас, Козлов, нужна патентная комиссия из Москвы.
Ну и итог…

«У нас нет поэтов, которые приехали или пришли за компанию почитать, пробились к микрофону… мы сразу отсекли бродячую публику, жаждущую бессмысленного и беспощадного самовыражения у микрофона».

Как я узнал, во время сегодняшней «прямой линии» с Путиным тоже «отсекли бродячую публику, жаждущую бессмысленного и беспощадного самовыражения у микрофона». Только не говорите мне, что это не одно и то же.

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий