Поиск

Марина Алексинская. И один в поле — воин. К ликвидации Международного Центра Рерихов. Часть 1.


7 апреля 2016

На коне или под конем культура России? — вопрос в очередной раз встал ребром, едва ФСБ запросила арестовать замминистра культуры Григория Пирумова и его подельников, а Лефортовский суд Москвы санкционировал арест по делу о хищениях госсредств. Было это 15 марта.

Много воды с тех пор утекло. Уже глава комиссии по культуре заксобрания Петербурга предложил  отправить  министра культуры  Владимира Мединского  в отставку, а лидер петербургского отделения  «Справедливой России»  подверг сомнению компетентность министра в русской культуре: «ничего не смыслит»…  Уже Владимир Толстой, советник президента РФ по культуре, прозрачно  намекнул: на месте Владимира Мединского ушел бы в отставку…  Уже Министерство культуры в торжественной обстановке провело заседание  коллегии, и VIPы российской культуры  «признали работу Министерства культуры Российской Федерациив 2015 году удовлетворительной»…Уже Министерство культуры замахнулось на транш из бюджета на оружие и форму для  вневедомственной охраны (Министерство культуры РФ теперь в списке органов власти, имеющих право создавать собственную вневедомственную охрану).Как снова здорово! Лидера рейдеров проверят на причастность к хищениям в Минкульте…
Перефразируя крылатую фразу Михаила Пиотровского о кражах раритетов в Эрмитаже можно смело сказать: плох тот чиновник,  кто о кражах госсредств не мечтает.

И, может быть, наука психология уже изучает: почему кражи, точнее сказать «превышения полномочий»,  именно чиновников от культуры вызывают в обществе резонанс? Меня же такая постановка вопроса застигла  врасплох,  за чтением  книги  «В толпу», поэтических переживаний Николая Рериха, вынужденного окунуться в атмосферу чуждого ему западного буржуазного мира. И вот почему.
Вот уже года три к ряду как я оказывалась втянутой в события, что разворачивались в Международном Центре Рерихов (МЦР). Тогда же судьба непостижимым образом начала сводить меня с людьми, знающими «кухню» не только Международного Центра Рерихов, но и Министерства культуры не понаслышке. И если «скандалы, интриги, расследования» вокруг МЦР оставляли меня равнодушной, как оставляют равнодушной фимиамы Востока, то тайны министерских кулуаров занимали и весьма. Хотя, какие уж «тайны» в нашу пору?! Просто хотелось вникнуть в процессы трансформации русской культуры.
При имени Рерих часто говорят о мистике. Так вот, только мистикой могу объяснить факт передачи мне копии письма. Стилистика его заинтересовала, в результате, впервые я переступила порог Международного центра Рерихов, познакомилась с его вице-президентом Александром Витальевичем Стеценко. Почтенный господин с бравой выправкой, он напомнил мне капитана, что не покидает мостик, тогда как корабль всё глубже и глубже идет ко дну. Мы долго беседовали о Рерихах, но и в беседе я зачем-то подчеркивала свою дистанцированность от Центра. Как-то между делом  г-н Стеценко произнес: дело до того дошло, что нас обвиняют в подготовке майдана в Москве! Равнодушие как рукой сняло.
Однако, всё по порядку.
***
Итак, Международный центр Рерихов, и его основное структурное подразделение – общественный Центр-музей имени Н.К. Рериха. Художника, мыслителя, политического деятеля, величие и масштаб личности которого не укладывается в обычное сознание, как следствие, вызывают либо неистовство, почти истерику обожествления, либо страхи суеверия. Кроме того, эзотерика Рериха вчуже для православного сознания, тогда как для искателей Шамбалы –  бальзам на душу.  И что еще настораживает. Попытки возращения наследия Рериха на родину выпадали на смуту.

Так было в 1957-м.  Юрий Рерих, старший сын художника, привез в Москву и передал Министерству культуры СССР более 400 полотен в ответ на обещание создать в столице Государственный музей Рериха. Через три года Юрий Рерих скоропостижно скончался в Москве, музей создан так и не был, просьбы Святослава Рериха, младшего брата Юрия, поставить картины на государственный учет и создать музей-квартиру Николая Рериха, остались безответны. Картины разошлись по запасникам, «растворились» в антикварном рынке.
Так  было в 1989-м. Впрочем, так да не так. Святослав Рерихом предпринял попытку возвращения второй части наследия родителей, Николая и Елены Рерихов, когда СССР ускользал из-под ног. Успел договориться с руководством страны о создании Советского Фонда Рерихов и Центра-музея имени Н.К. Рериха как основной базы Фонда для развертывания его научной, просветительской и культурной деятельности. В Индию по приглашению Святослава Рериха вылетела Людмила Шапошникова, блестящий востоковед, историк для подготовки наследия Рерихов к вывозу в Россию. Усадьба Лопухиных, тогда в руинах, была предварительно выбрана для размещения Центра-музея имени Н.К. Рериха, государство обещало её воссоздать за свой счет. Был разработан план поэтапного воссоздания и приспособления усадьбы Лопухиных под нужды музея. Святослав Рерих, пример ли брата  тому виною, настоял: Музей имени Рериха должен быть – общественным:
«Подчинение Центра Министерству культуры, а тем более Музею искусств Востока, повело бы к неоправданному, на мой взгляд, заведомому сужению задачи и возможностей Центра. Центр должен, по-моему, обладать значительной независимостью, гибкостью, возможностью функционировать поверх ведомственных барьеров и новых задач… Суть концепции Центра-музея в том, что наиболее оптимальное его функционирование может быть в статусе общественной организации». («Советская культура, 1989).
Крушение СССР спутало все карты. Одно слово «общественный» и – приступ гогота: «всё вокруг общественное, всё вокруг – ничьё!!!» В этих условиях Советский фонд Рерихов меняет название на Международный Центр Рерихов, Святослав Рерих обращается к мэру Москвы, 1992 год:

«Мне хотелось бы уведомить Вас о том, что в 1990 г. я передал наследие моих родителей Международному Центру Рерихов (бывшему Советскому фонду Рерихов), почетным президентом которого я являюсь. Ныне бывшим президентом СССР М.С. Горбачевым мне была обещана поддержка в предоставлении отреставрированной усадьбы Лопухиных для хранения и экспонирования наследия моих родителей, что подтверждено Постановлениями Совета Министров  СССР и исполнительным комитетом Моссовета. К сожалению, эти обещания осталось невыполненными… поэтому я хотел бы попросить лично Вас оказать помощь в передаче усадьбы Лопухиных на баланс или долгосрочную аренду с правом субаренды Международному Центру Рерихов».
Прошло еще три года. Правительство Москвы постановило: усадьбу Лопухиных со всеми строениями в границах исторической территории передать в аренду Международному Центру Рерихов для ее воссоздания и размещения в ней общественного Музея имени Н.К. Рериха сроком на 49 лет.

Усадьба Лопухиных – памятник культуры XVII-XIX веков, при финансовой поддержке Бориса Булочника, председателя Мастер-банка, восстала из пепла. Первый вице-президент Международного Центра Рерихов – Людмила Шапошникова Указом президента будет удостоена ордена «За заслуги перед Отечеством» IV степени (2011 год).  Центр-музей имени Н.К. Рериха  станет событием в культурной жизни Москвы, местом паломничества ученых, рериховедов, симпатизантов оккультных теорий Блаватской, студентов, изучающих историю Востока и, прежде всего, Индии, конечно. Увы, Святослав Рерих не застанет Музей в час его триумфа. 30 января 1993 года Святослав Рерих скончался.

Если представить рамки приличий в виде лакированных ширм с нарисованными на них райскими птицами и выстроить из ширм межмузейные коммуникация, то теперь, со смертью Святослава Рериха,  вся эта экзотика рассыпалась  как карточный дом. Международный Центр Рерихов оказывается яблоком раздора. Вокруг Международного Центра Рерихов разворачивается свара. На авансцену истории выходят три «игрока»:

1.      Государственный музей искусства народов Востока при поддержке Министерства культуры как  претендент на Наследие Рерихов с последующим приобретением прав собственности на усадьбу Лопухиных. Директор музея пишет в Правительство РФ,  просит  «помочь в передаче наследия Рерихов и «Усадьбы Лопухиных» Государственному музею Востока в безвозмездное и бессрочное пользование, что явится бесценным подарком Правительства России». 

2.      ГМИИ имени Пушкина как претендент на часть территории усадьбы Лопухиных.  В 2002 году в состав ГМИИ имени Пушкина входит усадьба Вяземских-Долгоруковых, генеральный подрядчик реконструкции здания – компания, ныне оказавшаяся на слуху, «БалтСтрой».  Кадастровые службы фиксируют  со стороны ГМИИ имени Пушкина попытки «обязать МЦР освободить земельный участок от «стены в грунте» и ограждения».

3.      Министерство культуры как модератор кампании по не признанию МЦР правопреемником Советского Фонда Рерихов. В ответ Святослав Рерих у нотариуса в Бангалоре подтвердил права МЦР на переданное в 1990-м  в Советский фонд Рерихов наследие (1992 год).  И, тем не менее, кампания продолжается с переменным успехом, за исключением меланхоличных 2008-2012 годов, когда во главе Министерства культуры стоял Александр Авдеев, скучающий по милой Франции своей.

Замечу, мы говорим не о телесериале «Улицы разбитых фонарей», мы говорим о культуре. О высоком, нравственном, прекрасном. И потому мы не увидим в репортажах криминальной хроники «маски-шоу», не услышим грохот пробитого ЧОПом стекла, выволакивания из кабинета руководителей Международного Центра Рерихов, вышвыривания документов из всех шкафов и щелей. Наоборот, в элегантности не отказать. Обмен конвертами, изысканно оформленными повестками в суд, визиты вежливости респектабельных ведомств, прокурорские проверки, терпкий запах валидола, угроза гипертонического криза и прочее, и прочее. Наконец, 4 мая 2008 года вышло Поручение президента РФ В. В. Путина № ПР-857, на основании которого 24 октября 2008 состоялось заседание рабочей группы. Состав группы: представители Министерства культуры РФ, Правительства РФ, Правительства Москвы, Росимущества, Счетной палаты РФ, Общественной палаты РФ, Государственной Думы РФ с привлечением независимых экспертов. Решение заседания:

«о передаче памятника истории и культуры XVIIXIX в.в. «Усадьба Лопухиных» в собственность субъекта Российской Федерации — г. Москве, с последующей передачей её Международному Центру Рерихов в безвозмездное пользование».            
Топор войны зарыт в землю. В усадьбе Лопухиных воцарился мир.
Прошло еще пять лет.

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий