Поиск

О финском религиозно-толкинистическом фильме и о некоторых неочевидных моментах у Толкина


Оригинал взят у airenyere в О том, как Эру придет в Арду

Довелось мне всё-таки попасть сегодня на показ короткометражного документального фильма «Eru Ilúvatar – The Ethos of Tolkien’s Lore». Фильм сделан на основе интервью священника Петри Тикка, по совместительству одного из ведущих скандинавских специалистов по квенья. Тикка тоже присутствовал — так что имелась прекрасная возможность для задавания вопросов. А еще там были два католических монаха в белых одеяниях, о которых кто-то спросил: не перепутали ли они мероприятия, ибо гости эти были похожи на поклонников «Звездных войн».

Фильм, как оказалось, вполне заслуженный, получивший награды на международных фестивалях. При том, что мероприятие не особо рекламировалось, в маленький подвал маленького книжного магазина набилось около сотни посетителей.

Перед показом зажгли свечу в память Джефа Мюррея и Кристофера Ли. Вот, кстати, я понятия не имела, что Ли участвовал в Зимней войне добровольцем.

Показ начался с технических проблем со звуком. Как обычно в таких случаях бывает, никакого техника на месте не оказалось. В итоге венно предложил помощь, поскольку в школе много общается со всякой такой аппаратурой. Проблема была в старом видео-проигрывателе, который удалось более-менее наладить, но некоторые странные шумы и звуки все равно остались. Настроенческие такие шумы и подвывания. Тикка пошутил, что дух Профессора с нами, ибо Толкиен, как известно, не особо любил технику.

Пересказывать содержание не буду. В фильме рассматривались общие с христианством идеи в творчестве Толкиена, как, например, его понятие eucatastrophe, когда несмотря на казалось бы полный песец, ужасные события оборачиваются к лучшему, понятия надежды, милосердия, силы малых сих и т.п. Поскольку фильм короткометражный, возможности особо разжевывать мысли там не было, так что мысли давались сжатыми, готовыми формулировками. И вот выдается вдруг такая мысль: у Толкиена была идея прихода Эру в мир в образе человека для исправления искажения, а также спасения всех людей и эльфов заодно (в смысле избавления эльфов от неразрывной связи с Ардой). Ну всем понятно — с кем аналогия, конечно. Я придержала падающую челюсть и скромно подождала, пока народ задавал разные насущные вопросы, типа «А как же судьба гномов? В фильме говорится о людях и эльфах, а как же гномы? А орки?» Честно, вот ни разу еще не видела священника, до которого бы докапывались с вопросами о судьбе гномов. Но ответы были, и очень грамотные.

В конце концов и я докопалась со своими вопросами — откуда взялась идея о ходящем между людей Эру в человеческом облике и спасении эльфов из Арды. Ответ: Morgoth’s Ring, Athrabeth Finrod ah Andreth, собственно текст и комментарии-примечания. Поскольку из непосредственно текста я вот так вот сформулированной мысли не помню ни разу, мы какое-то время дискутировали на тему, залезли глубоко в судьбы эльдар и адани, а также в теологию. После этого вопросов уже не задавал никто 🙂 А я, придя домой, часа два штудировала тексты на английском и русском и, наконец, смогла для себя сформулировать, откуда вывод об Эру взялся. Нет, может для кого-то это и очевидно, но для меня не было от слова совсем. Да и до сих пор… Я понимаю, откуда мысль. Но Профессор все же не сказал напрямую, что так будет.

Дальше много слов, о том, что стоит за интересным выводом.

Конечный вывод является суммой суммарум нескольких высказываний. Цитаты привожу по: Атрабет Финрод ах Андрэт (Речи Финрода и Андрет), пер. А.Хромовой, ред. К.Кинн.

Итак:

Андрет сетует на смерть людей, а Финрод объясняет, что и эльфов смерть не минует:

Насколько я понимаю, разница меж эльфами и людьми — лишь в близости конца. В этом, и только в этом. Ибо если Вы думаете, что квэнди не ждет неизбежная смерть, Вы ошибаетесь.

Видите ли, никто из нас не знает будущего Арды (хотя, быть может, валар оно и ведомо). Мы не знаем, долго ли она простоит. Но ей не стоять вечно. Она сотворена Эру, но Его Самого в ней нет. А бесконечен лишь Единый. И потому и Арда, и самая Эа конечны. Мы, квэнди, появились на свет лишь несколько веков назад, и конец еще не близок. Быть может, и людям в молодости смерть кажется бесконечно далекой? Только мы уже прожили много лет, и о многом успели передумать. Но конец придет. Это знают все. И тогда мы умрем, и, похоже, исчезнем навеки, ибо мы, эльфы, принадлежим Арде и в хроа, и в феа. А что потом? Как Вы сказали? «Уйдем — и не вернемся; то будет конец всему, невозвратная потеря».

Наш охотник не спешит, но идет по следу, не отставая. Что будет вслед за днем, когда он настигнет и протрубит «Рази!» — об этом мы не знаем ничего.

При этом Андрет утверждает, что люди «знали, что изначально были рождены, чтобы никогда не умирать». «А это, государь мой, означает: рождены для вечной жизни, жизни без конца».

Финрод находит в этом противоречие, ибо исходит из предпосылки, что в Арде ничто не вечно.

Но что же такое Человек? Союз Жильца, что лишь гость здесь, в Арде, и предназначен не для нее, и Дома, созданного из вещества Арды и потому, надо полагать, неразрывно связанного с ней. Можно ли надеяться, что Дом просуществует дольше Арды, которой он принадлежит? Но ведь Вы утверждаете, что и Дом был бессмертен, не так ли? Мне проще было бы поверить, что такая феа в свое время по доброй воле и естественным образом оставляла бы дом — хотя, наверное, жила бы здесь дольше, чем ей дозволено теперь. Тогда и «смерть», как я и говорил, казалась бы вам чем-то другим: освобождением… — нет, возвращением: возвращением домой! Но Вы, похоже, не верите в это?

Андрет не верит:

— Нет, не верю, — ответила Андрет. — Это презрение к телу. Такое идет от Тьмы. Это противоестественно для неискаженных Воплощенных, ибо их жизнь — союз души и тела, союз по любви. Тело — не постоялый двор, где проезжий ночует, чтобы утром уступить его другому и отправиться дальше. Это дом, он построен для одного хозяина. Это не только дом, это и одежда — и не только одежда сшита по хозяину, но и хозяин подогнан по одежде.

И потому я считаю, что разлука души и тела не может быть свойственна истинной природе человека.

После чего Финрод приходит к выводу, что если дело обстоит так, как сказала Андрет, то fea способна вознести с собой hroa и им вовсе не предназначено расставаться.

— Чем дальше, тем больше Вы удивляете меня, Андрет, — сказал Финрод. — Ведь если этому верить, тогда… тогда феа, что лишь странница здесь, в Арде, связана нерасторжимым браком с хроа из Арды, и разлука для них мучительна, но при этом оба должны следовать своему естеству, не подавляя друг друга. А это значит, что феа, уходя отсюда, должна забрать с собой хроа. А ведь это означает, не больше не меньше, что феа сможет вознести хроа, своего вечного супруга и спутника, к вечной жизни за пределами Эа, за пределами Времени! А через это Арда — хотя бы часть ее — могла бы не только исцелиться от порчи Мелькора, но даже освободиться от пределов, положенных ей в «Видении Эру», о котором говорят валар!

Дальше следуют картины Арды Исцеленной и Возрожденной и пункт первый на котором строится вывод о спасении эльфов.

Я думал, что Вторые Дети могли бы избавить нас всех от смерти. Мы говорили о смерти как о расторжении союза, а я все время думал о другой смерти, когда гибнут и душа, и тело. Ибо разум говорит, что нас ожидает именно это: когда Арда завершится, ей придет конец, а с нею — и всем нам, детям Арды; конец — это когда все долгие жизни эльфов останутся, наконец, в прошлом.

И вдруг мне явилось видение Арды Возрожденной: вечное настоящее, где могли бы жить эльдар, совершенные, но не завершенные, жить и бродить по земле, рука об руку с Детьми Людей, своими избавителями…

Но люди искажены Морготом и в своем искаженном состоянии не способны выполнить такой миссии. Тем не менее Финрод уверен, что Эру не оставит своих детей.

Ибо если мы воистину Эрухини, Дети Единого, Он не позволит лишить Себя Своего достояния — не позволит ни Врагу, ни даже нам самим. Вот первооснова эстэль, и мы не теряем ее даже в предвидении Конца: что все Его замыслы неизменно ведут к радости Его детей.

Об этом же говорят и предания людей «Древней Надежды», только значительно более конкретно:

Говорят, — ответила Андрет, — говорят, будто Единый сам вступит в Арду и исцелит людей и все Искажение, с начала до конца.

Андрет в это трудно поверить. Финроду легче. Поражаясь силе Моргота, которых оказался способен на искажение судьбы целого народа, Финрод приходит к выводу, что только непосредственное вмешательство Эру способно исправить искажение.

Если бы Эру захотел, Он непременно нашел бы путь — не знаю, какой именно. Понимаете, мне кажется, что, если бы Он Сам вошел в Арду, Он все равно остался бы тем, что Он есть — Творцом вне картины. И в то же время, Андрет, если без гордости — не могу я представить, как иначе можно исцелить этот мир. Не позволит же Эру Мелькору подчинить мир своей воле и восторжествовать над всем. Но я не могу представить себе никого сильнее Мелькора — кроме самого Эру. И потому, если Эру не оставит Свое творение Мелькору — а иначе Мелькор непременно станет Властелином Мира — Ему придется Самому войти сюда, чтобы повергнуть его.

Более того — даже если Мелькор (Моргот, каким он стал ныне) все же будет повержен и изгнан из Арды, Тень его все равно пребудет, и зло, что он породил и рассеял, станет расти и множиться. Так что если есть какое-то исцеление, новый свет, что рассеет тьму, лекарство, что залечит раны прежде, чем все кончится, — оно, думается мне, должно прийти извне.

Так что вот второй пункт — вера в то, что Эру самолично войдет в Арду.

Ну и третий пункт о том, что Эру войдет в Арду в облике человека приходит из «Комментария», написанного Толкиеном к «Атрабет:

«Так как Финрод уже догадался, что искупление и спасение первоначально было возложено на людей, он мог прийти к выводу, что и «приход Эру», если таковой будет иметь место, будет связан в первую очередь с людьми — то есть к воображаемой догадке или прозрению, что Эру, придя, воплотится в образе человека. Однако в «Атрабет» этого нет.»

И хотя все вышеизложенное — это исключительно измышления Финрода, но в целом теория выглядит вот так:

1) Спасение было изначально возложено на людей, у которых fea могла забрать с собой hroa к истинному бессмертию. Вторые Дети могли бы избавить всех от смерти, в том числе и эльфов.
2) Люди подверглись искажению, но Эру самолично придет в Арду, чтобы все исправить, после чего см. пункт 1.
3) Поскольку приход Эру будет связан с людьми, он воплотится в образе человека. Это уже собственно не мысль Финрода, а комментарий Толкиена о мысли, которая могла быть у Финрода…

В итоге имеем практически картину Второго Пришествия. Элементарно, Ватсон! Я лично получила неописуемое удовольствие, прослеживая ход мысли.

Ссылка на trailer и инфо по фильму: http://www.media4you.fi/gallery/tolkien1/
И
http://www.arkadiabookshop.fi/saturday-30-1-at-4-pm-at-arkadia-screening-of-eru-iluvatar-the-ethos-of-tolkiens-lore-by-riitta-jalonen/

kat_bilbo.livejournal.com

Добавить комментарий