Поиск

Тюриков А. Д. Нездешние берега жизни и творчества В.С.Соловьева. Часть 3


Часть 1 http://yasko.livejournal.com/2269869.html
Часть 2 http://yasko.livejournal.com/2270067.html
После событий в Египетской пустыне, по всей видимости, у В. Соловьёва появляется постоянная связь с Софией, Подругой Вечной. Философ живёт несколько месяцев в Каире, а затем в Италии и продолжает писать работу «София. Начала вселенского учения». И следующая её часть носит диалогический характер и состоит из нескольких диалогов между Софией и философом. «Истинная вселенская религия, — утверждал Соловьёв от имени Софии, — это реальный и свободный синтез всех религий, который не отнимает у них ничего положительного и даёт им ещё то, чего они не имеют. Единственное, что она разрушает, — это их узость, их исключительность, их взаимное отрицание, их эгоизм и их ненависть.

<…> Вселенская религия есть не только положительный синтез всех религий, но также и синтез религии, философии и науки, и затем сферы духовной, или внутренней вообще, со сферой внешней, с жизнью политической и социальной. Религия, становясь вселенской, теряет свой исключительный характер, она становится больше чем религией, она более не противопоставлена другим сферам человеческой жизни, но включает их в себя» (19, 79).

Вспомним, что «Тайная Доктрина» Е.П.Блаватской есть синтез науки, религии и философии.
Далее в своём труде В.Соловьёв занят онтологическими вопросами. Он подробно рассматривает развитие Космоса из Абсолютного начала, его устройством по иерархическому принципу. «Таким образом, познание абсолютного начала в явлениях, — писал философ, — определяется как познание природной, или существенной, иерархии явлений. Абсолютное начало познаётся здесь не непосредственно в своей чистоте, но по отношению к явлениям как начало их иерархии» (19, 87).

Здесь Соловьёв решает основной вопрос философии, как происходит взаимодействие между Абсолютом и миром явлений. Этот вопрос не смогла решить западноевропейская философия. Для неё Бог, Абсолют, Высшее начало были понятиями абстрактными, не живыми, чисто умозрительными. И в конце концов западные учёные изъяли Высшее и из философии, и из жизни (как им казалось). В результате наука на Западе пришла к материализму. Е. И. Рерих писала: «Именно обособление Бога от Проявленной Природы и порождает все ошибки, все страшные противоречия» (12, 205).

Связывает Абсолют и Проявленную Вселенную, Дух и Материю, Субъект и Объект Иерархия Космических Сущностей, или София; «иерархия существ» (19, 91) (В.Соловьев), или «то» — по словам Е.П.Блаватской – «разумный посредник, руководящая сила всех проявлений, Божественная Мысль, переданная и проявленная Дхиан – Коганами, Строителями видимого Мира» (2, 60).
В следующей части своего труда В. Соловьев даёт уже иерархическую лестницу земного мироустройства. Он пишет: «Она <София> находится в прямой связи с избранниками человечества …
<…> Среди избранников первого порядка один находится в наиболее интимной связи с Софией и является великим священником человечества. Другие являются патриархами вселенской Церкви, или священниками первой ступени. Второй порядок, состоящий из женщин, образует первый совет. Потом идёт третий порядок (второй мужской порядок), в котором священники второй ступени или митрополиты вселенской Церкви. Третий порядок составляют архиепископы, 4-й — епископы …». И так десять порядков. «Каждый мужской порядок имеет соответствующий совет, образованный из женского порядка. <…> Человечество разделено на 7 больших частей … Во главе каждой из этих больших частей стоит священник первого порядка; эти большие части разделены на меньшие, которыми руководят священники второго порядка …» (19, 155) и т. д.
После отъезда из Лондона в тетрадях Соловьёва продолжают появляться записи информации, приходящие от Софии. Сохранились некоторые из них: «София. Поешь сегодня немного побольше. Я не хочу, чтобы ты обессилел. Мой дорогой. Мы хотим подготовить тебя к великой миссии, которую ты должен исполнить. Размышляй все время о началах. Не давай доступа мыслям отчаяния, но прогоняй также гордыню и честолюбие. Скажи, думал ли ты о твоем покончившем с собой друге Бибикове. София. Я уже говорила тебе, что ты должен сегодня поесть» (19, 355); «София: Отвечаю тебе: только земля населена человеческим родом. Начатки организации есть также и в других звёздных мирах, но нет организмов, способных стать жилищем человеческих душ. София» (19, 103); «София. Я могу сказать тебе, что твое обращение <далее неразб.>» (19, 107); «Я радуюсь, что ты меня дос<тиг?>» (19, 117).
Французский писатель Э.М.Вогюэ оставил воспоминания о В.Соловьёве его каирского периода жизни: « <…> это был необыкновенный человек, одна из самобытнейших русских натур … Это была сила: он будил мысль, он неотразимо действовал на умы не столько своими сочинениями, доступными пониманию лишь меньшинства, сколько своей обаятельной личностью, своим красноречием. <…> Достаточно было раз взглянуть на это лицо, чтобы оно навсегда запечатлелось в вашей памяти: бледное, худощавое, полузакрытое массой длинных вьющихся волос, с прекрасными правильными очертаниями, всё оно уходило в большие, дивные, проницательные, мистические глаза, как бы олицетворяя собой мысль, едва прикрытую земной оболочкой. Такими лицами вдохновлялись древние монахи – иконописцы, когда пытались изобразить на иконах Христа славянского народа – любящего, вдумывающегося, скорбящего Христа» (3, 114-115).
О необычных способностях В. Соловьёва, которые тот проявлял в Сорренто (Италия) писал С.М. Соловьёв, племянник философа: «Н. Е. Ауэр недавно вышла замуж и очень тосковала о своём муже, находившемся в Петербурге. Однажды <…> Соловьёв просил её провести с ним вечер. Н<адежда> Е<вгеньевна> согласилась при условии, что Соловьёв даст ей услышать голос или звук скрипки её мужа; подобно многим, она верила в магические способности Соловьева. Когда они остались одни, Соловьев вперил в неё такой взгляд, что ей сделалось страшно. Лампа сама потухла, в воздухе явственно пронёсся звук отдалённой скрипки. Лампа вновь зажглась сама собой, а измученный напряжением Соловьёв упал на колени перед Н<адеждой> Е<вгеньевной> и зарыдал …» (20, 127).

В заграничной командировке философ пробыл ровно год. Его всю жизнь тянуло на Восток. Побывает он снова в Египте, но через много лет, в 1898 году. Тогда же думал ехать далее, но на дальнейшее путешествие не было денег. В том же году он напишет поэму «Три свидания»… «Он подумывал и о путешествии в Индию, куда его призывали таинственные голоса», — писал С. М. Соловьёв (20, 130). О поездке в Индию В. Соловьёв мечтал ещё в 1875 году, когда при отъезде из Лондона сообщал в письме: «Отправляюсь в Египет и, может быть, в Индию» (14, 229). А где–то в 1880-1881 году у него появляется запись от Софии: «София. Я думаю, что ты должен непременно ехать в Индию. Я думаю, что ты начнёшь там своё дело. <…> Милый мой, я люблю тебя бесконечно и для тебя могу отдать всё, что мне дорого. Я, может быть, поеду с тобою. Милый мой, люби меня, так, как я тебя люблю. София» (9, 73). Характерен и следующий сон, в котором В. Соловьёв попадает на корабль, плывущий в Индию: «Вот я на палубе и заявляю капитану своё намерение ехать в Индию. Это отлично, — говорит он, – корабль идёт прямо в Индию» (9, 72). А в одном его шуточном стихотворении читаем следующие слова:

Ах, далеко за снежным Гималаем
Живёт мой друг,
А я один…
<…>
Но лишь засну – к Тибетским плоскогорьям,
Душа, лети! (17, 51-52).

В поэме «Белая лилия»-

Ах! далеко в Тибетском плоскогории
Живёт мой друг.
А здесь один томлюсь в тоске и горе я …
Темно вокруг.
И лишь порой в тумане сновиденья
Я вижу то,
Что видеть мог без всяких затруднений я
Тому лет сто.
Иль, ослабев, умру с тоски и горя я,
Судьбам в укор,
Иль путь найду в Тибета плоскогорие
Через Куку-Нор (15, 240) .

А последнее действие в поэме происходит в «большом запущенном саду вблизи южного Тибета» (15 , 244).

И, как пишет Л.В. Шапошникова: «Ко всему сказанному хотелось бы добавить ещё одно — Е.П.Блаватская в то время ещё была жива и находилась в прямом контакте с Учителями, с которыми позже сотрудничали Елена Ивановна и Николай Константинович Рерихи. Прямых указаний на связь Соловьёва именно с этой группой Космических Иерархов у нас нет. Но поступающие «Оттуда» сообщения и записанный Соловьёвым сон свидетельствуют о многом» (21, 169).

Ещё один важный момент из жизни Соловьёва за границей. Вот, что пишет биограф философа С.М. Лукьянов: «Ни в Англии, ни во Франции, где, казалось бы, у него было бы так много случаев воспользоваться советами, внушениями и воздействиями со стороны прославленных деятелей учёного, философского, богословского и художественного мира, он не ощутил потребности к кому-нибудь прислониться, на кого–нибудь опереться, и отдавался своей внутренней работе совершенно самостоятельно и свободно, на свой риск и страх. <…> он за целый год заграничного житья не удосужился прослушать ни одной профессорской лекции, не завязал близких и прочных отношений ни с одним крупным специалистом – философом» (6, 362-363). Но всегда, во всех его писаниях и делах его: «Одна, одна над белою землёю Горит звезда.» (17, 106). Это было то, о чём никто не знал. В.Соловьёв самостоятельно создаёт новую философию, новое мировоззрение. В нём возрастает мыслитель, поэт-пророк, Новый человек.
Барон П.Черкасов оставил характерное воспоминание о В. Соловьёве: «В июле 1876 г. <…>я шёл с покойной матерью по проезжей дороге, пролегавшей около парка нашего подмосковного имения: «Троицкое»… <…> наше внимание было привлечено грохотом экипажа и конским топотом. Оказалось, что от старой калужской дороги несётся кавалькада… Впереди кавалькады на бойкой серой лошади нёсся красивый брюнет с развевающимися по плечам волосами; пятки его, плотно прижатые к лошади, «придавали» последней ходу, и она неслась вовсю. А красивый всадник мрачного вида глядел куда–то вдаль и <…> летел дальше, размахивая локтями. <…> Далее выясняется, что «незнакомый всадник» — наш знакомец Вл.Соловьёв.<…> Но не символична ли эта фигура красивого всадника мрачного вида с развевающимися по плечам волосами, плотно прижимающего пятки к лошади и неловко размахивающего локтями, стремглав летящего вперёд и глядящего куда-то вдаль?» (6 , 364–365).

С осени 1876 года В. Соловьёв начинает писать и публиковать свою новую работу «Философские начала цельного знания». Основной пафос этого труда заключался в декларации существования идеи в качестве живого существа (или Софии, имя которой остаётся в тени ).
А в начале 1878 года он в Петербурге начинает чтения о Богочеловечестве, вызвавшие большой интерес у жителей столицы. По свидетельству Ф.М.Достоевского, это были «лекции, посещаемые чуть не тысячною толпою» (4, 491). Эти лекции – главный труд философа, где изложены основные идеи его философии – учения о Всеединстве и Богочеловечестве. Он утверждал, что реальное Всеединство возможно, если мы будем учитывать влияние Иного или Высшего Мира на Землю, на человека и при этом мы должны знать, что Иной Мир наполнен живыми сущностями, представляющими иерархию различных уровней сознания. Соловьёв писал: «<…> положительное всё (всецелость или полнота бытия) может находиться лишь в сверхприродной области, которая в противоположность миру вещественных явлений определяется как мир идеальных сущностей, царство идей» (16, 47–48). И далее: «Так является сложный организм существ; несколько таких организмов находят свой центр в другом существе с ещё более общею или широкою идеей, являясь таким образом частями или органами нового организма высшего порядка, отвечающего или покрывающего собою все низшие, к нему относящиеся. Так постепенно восходя, мы доходим до самой общей и широкой идеи, которая должна внутренно покрывать собою все остальные» (16, 56). И ещё: «<…> общий характер идеального космоса <…> именно в том, что частные существа или идеи обнимаются другими более общими …» (16, 60). Весь Космос состоит, по мысли философа, из «метафизических существ» (16, 62), которые «обладают самосознанием и личностью» (16, 67). «Этим, — как пишет Соловьёв, — даётся нам впервые понятие живого Бога» (16, 67). Бог, по его утверждению, есть «живой организм» (16, 106), организм – духовный, божественный, универсальный и вместе с тем — индивидуальный. Т.е. Бог, как организм универсальный, в состав которого входят «особенные существа» (16, 107) есть «по преимуществу особенное индивидуальное существо». Пример такого «индивидуального существа, или осуществлённое выражение, безусловно, – сущего Бога, и есть Христос» (16, 108). Такими как Христос, субъектами эволюции, стоящими на самых различных ступенях бесконечной Иерархической лестницы, и одухотворён Космос. Здесь В. Соловьёв , как и Е. П. Блаватская (один в России, другая на Западе), заговорил и прямо засвидетельствовал о Высшем Присутствии на Земле и показал главную особенность Христа и других Великих Учителей, их двойственность – космичность и человечность. Их способность пребывать в двух мирах – в Высшем, через который Они воздействуют на земной.

Мир Высший, или Божественный, разнопланов и, как пишет В. Соловьёв, имеет три разряда «живых и индивидуальных сил», образующих три сферы: сферу чистых духов, сферу умов и сферу душ. «Все эти сферы находятся в тесной и неразрывной связи между собою, представляют полное внутреннее единство или солидарность между собою, так как каждая из них восполняет другую, необходима другой, утверждается другою. Каждая отдельная сила и каждая сфера ставит своим объектом, своею целью все другие, они составляют содержание её жизни <…> и таким образом одна неразрывная связь любви соединяет все бесчисленные элементы, составляющие божественный мир» (16, 110–111).

«<…> и наш природный мир, — продолжает Соловьёв, — находится необходимо в тесной связи с этим божественным миром …» (16, 111). И человек, который есть «вечное и особенное существо, необходимое и незаменимое звено в абсолютном целом» (16, 119) является «связующим звеном между божественным и природным миром» (16, 113). Земной мир отпал от мирового единства, «распавшийся реально, но сохраняющий своё идеальное единство в скрытой потенции и стремлении. Постепенное осуществление этого стремления, постепенная реализация идеального всеединства составляет смысл и цель мирового процесса» (16, 134). И в этом процессе, по мнению В. Соловьёва, главную роль играет человек , который «может от себя восхотеть быть как Бог» (16, 140). В наше время, считал философ, «начинается новый процесс развития самой этой < божественной > идеи как начала внутреннего всеединства в форме сознания и свободной деятельности» (16, 139), т. е. в форме теургической; в наше время рождается «новый, духовный человек» (16, 149), Богочеловек, и «воплощение божественного Логоса в лице Иисуса Христа есть явление нового духовного человека» (16, 152). Христос явился в образе Богочеловека. Бог стал человеком, чтобы человеку стать Богом.

… В безмерной благостыне
Наш Бог земли своей не покидал
И всем единый путь от низменной гордыни
К всемирной высоте открыл и указал (17, 39).

«<…> Второй Адам <Иисус Христос>, — написал Соловьёв, — не есть только это индивидуальное существо, но вместе с тем и универсальное, обнимающее собою всё возрождённое духовное человечество. <…> Поистине, дело Христово не есть юридическая фикция, казуистическое решение невозможной тяжбы, — оно есть действительный подвиг, реальная борьба и победа над злым началом. Второй Адам <Иисус Христос> родился на земле не для совершения формально — юридического процесса, а для реального спасения человечества, для действительного избавления его из – под власти злой силы, для откровения в нём на деле царства Божия» (16, 152–153). И далее: «Должное отношение между Божеством и природой в человеке, достигнутое лицом Иисуса Христа как духовного средоточия или главы человечества, должно быть усвоено всем человечеством как телом Его.

<…> Это откровение и слава сынов Божиих, которой с надеждою ожидает вся тварь, есть полное провидение свободной богочеловеческой связи во всём человечестве во все сферы его жизни и деятельности; все эти сферы должны быть приведены к богочеловеческому согласному единству …» (16, 160–161). И «вследствии этого свободного сочетания породить духовное человечество» (16, 170).

Это главный завет всей жизни и всего творчества Владимира Соловьёва. Завет и призыв ко всем нам — людям Земли, к Человеку.
Взыграй, дитя и бог …
<…>
Уз разрешитель, встань!..
<…>
Под иго лёгкое склони послушный мир,
Ты , кто теней расторг верeи!
Будь новый Демиург! Как Дант или Омир,
Зажги над солнцем Эмпиреи!
<…>
Дерзай, Прометиад: тебе свершить дано
Обетование Природы!
Творящей Матери наследник, воззови
Преображение Вселенной,
И на лице земном напечатлей в любви
Свой Идеал богоявленный!
(В. Иванов)

Литература

Бёме Я. Теософия. СПб., 2000.
Блаватская Е.П. Тайная Доктрина. Минск, 1993.Т. 1, кн. 1.
Вл . С . Соловьёв : pro et contra . СПб., 2000.
Достоевская А.Г. Воспоминания. М., 1987.
Лукьянов С.М. О Вл. Соловьёве в его молодые годы. Материалы к биографии. В 3–х кн. М., 1990. Кн. 1.
Лукьянов С.М. О Вл. Соловьёве в его молодые годы. Материалы к биографии. В 3–х кн. М., 1990. Кн. 3. Вып. 1.
Мережковский Д.С. Иисус Неизвестный. М., 1996.
Мережковский Д.С. Данте. Наполеон. М., 2000.
Наше Наследие № 55. М., 2000.
О Владимире Соловьёве. Томск, 1997.
Пятьсот лет гнозиса в Европе. Амстердам, 1993.
Рерих Е.И. Письма. Том III (1935). М., 2001.
Соловьёв В.С. Собр. соч.: В 10 т. СПб., 1911 – 1914 . Т. 9.
Соловьёв В.С. Письма. Брюссель, 1970. Т. 2 .
Соловьёв В.С. Стихотворения и шуточные пьесы. Л., 1974.
Соловьёв В.С. Сочинения в 2-х т. М., 1989. Т. 2.
Соловьёв В.С. «Неподвижно лишь солнце любви …». М., 1990.
Соловьёв В.С. Полн. собр. соч. и писем в 20 т. М., 2000 . Т. 1.
Соловьёв В.С. Полн. собр. соч. и писем в 20 т. М., 2000 . Т. 2.
Соловьёв С.М. Владимир Соловьёв: Жизнь и творческая эволюция. М., 1997.
Шапошникова Л.В. Тернистый путь Красоты. М., 2001.
Примечание. Гравюры на дереве В.Фаворского из книги: Данте.

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий