Поиск

Уходящему


В тишине старинной квартиры, чьи стены помнят каждый миг Красной империи, грохот перестройки, свист лихих 90-х и тяжелую поступь нового времени, мерно тикают часы — живой экспонат советского мещанства. Это один из немногих экспонатов Парка Советского периода, который я не отправил в чулан. 

Часы мерно отмеряют последние минуты года 2015. Я начинал его в темных коридорах общаги на Речном. Это было славное время. Но все, что начинается сладостью, как правило кончается горечью. И мое пребывание в общежитии было предрешено. Каждому месту — свой период жизни. И вот я отправился в бесконечное, долго скитание по Москве. Водный стадион. Войковская. Проспект Мира. Чертаново. 1905 год.

В ныне далеком для меня 2012 году, когда я перебрался в Москву, я ощущал  какую-то странную тягу к этому району. Меня манили огни башен Сити. Захватывало дух от сталинских громадин. Хотелось заглянуть в окна Дома Правительства. И вот мечта дурака стала реальностью дурака. Пресня со всей её нищетой обитателей старинных домов и блеском элитных ресторанов, облепленных по ночам машинами S-класса. Пресня, где порой звучат выстрелы по ночами и дикие вопли утром. Место, где в подъездах пахнет поном, а из машины под окном можно услышать услышать вполне себе конкретные стоны и вздохи. Странное место, в которое я все равно влюблен всей своей душой. Это место живет в унисон с моей душой. Оно отражает все, что было в моей жизни. Я словно смотрю на себя в зеркало, когда прохожу по этим улицам, где ветхие коммуналки сменяются роскошными лофтами. Здесь бабушки стоят на паперти возле многовековых церквей утром, а вечером из элитных кабаков русских матрешек в платьях, чуть ниже зада, пьяных в дым, грузят в свои Range’и иностранцы в костюмах от Canali. 

Наивный владикавказский паренек мечтал это увидеть. Нынешний я мечтаю это забыть. Нынешний я мечтает о вещах, которые пару лет назад были чужды моему восприятию. Мои желания перестали отливать голубым хрусталем мечты. Они… очеловечелись. Раньше бы я сказал, что стали приземленными. Сегодня я скажу, что они стали правильными. 
Я, как инвалид после тяжелой болезни, учусь жить не только для себя и ради себя. Я учусь верности, учусь отвечать за слова и принимать последствия. Учусь учиться. Я только учусь. Я оборачиваюсь на 26 лет жизни. Какой? Никакой. Это был славный опыт. Но он затянулся.

2015 год — год страшных потерь, через которые мы приобрели знания и понимание фундаментальных вещей. Цена непомерна велика для многих. То, что мы получили взамен — бесценно. Сохранить понимание, применить это понимание на практике, отсаться при этом человеком — вот цель не только на 2016 год, но на всю оставшуюся жизнь. 

Это был долгий год. Год длиною в целую жизнь. 

Лишь в последние месяцы я обрел то, ради чего стоит жить. Ради чего действительно стоит Жить и бороться. Стоять на своем, как бы не было худо. 

День сошел на нет. Зима будет долгой. Но как всегда закончится. А там уж заживем. 

С надеждой на завтрашний день.

Москва. ЦАО. Год 2015.

manavar.livejournal.com

Добавить комментарий