Поиск

Уж полночь близится и дед вам сказочку расскажет.


А дед вредный самый на планете никогда никому плохого не желал.
Потому все, получившие пожелание добра отнего, добро получают и уже не понимают как от этого добра и умение быть добрым отказаться.
Потому что по кайфу не самому кайф получать.
А смотреть как другие кайф получают от тебя.
И нет за это платы — счастливые глаза и улыбки ищет сам Бог на нашей планете и очень редко находит.
Разве что вредный дед — самый вредный — за Него примется не ругаться и карать, а уговаривать быть нежней.
А людишки, в гордыне своей, всё пакости творят и творят. Ни Бога ни деда вредного не слушая потому, как услышав они чой-то глей-то понимать почтут. А оно им надо? Шо тудой, шо сюдой, а Одессой правит изгнанный грузин.
Кайф — в предельной сущности двух голых тел мужчины и женщины не в том, что она или он спросили после этого самого — тебе было хорошо? Как в иномарочных фильмецах вопрошают в задрипанных окраинах Руси.
А в том, что на выдохе уже не горячем, а тёплым и щекочущем ушко прикосновеньем мягких губ, умиротворённых только что свершившимся, слышится и произносится: я тебя люблю.
Тебя и только тебя.
Потом одна или один идут в душ и за ней или им следует он или она и все восстаёт и горячится в ливне стекающей воды.
И мыло детское скользит по телам, передаваемое из рук в руки.
А шампуни для обливания друг друга как в детстве простою водой.
И вспоминается всё нежное и нежность помянутая приходит в дои.
И бегом затем, наперегонки они несутся готовить завтрак одна другому а тот ей.
А завтрак и не нужен двум сплетённым в любви телам.
Её в его рубашке, скрывающей что до трусиков добежать не успела — ага, что может быть вожделенней едва прикрытого, но всё же прикрытого?  
И его, напялившего трусы, чтобы скрыть желание, которое внезапно так вертикализируется и восстаёт против тряпичных границ — ага, попробуйте тормознуть при открытых дверях :-).

А все прочие просыпаются с тяжским вздохом и кряхтя идут в туалет.
Один на один.
И одна на одну.

Сливая в унитаз вчера несьвшееся счастье.
И тянут за собой в мир свои неприятности.
Хотя и сыр — пармезан, на хрен никому не нужнан как замена своими руками сотворённого и дрожащего в них..
И вместо горячего стейка холодый и безвкусный в сравнении с бастурмой арямнской хамон.
И всесто мяты с омпрй в прикуску с мёдом понтовитые сорта кофе.
А напрооив сидит такое же озлобленное существо.
Озлобленное тем, что долна в крыминых бегах доказать, что она лучше других.

Но кто сравнится со списком личного автопарка султана Брунея с тысячами элитнейших автомобилей?
Владелец пары-тройки Феррари с Лаборджини?

Тоько я  — мне плевать потому что.
Голым рождённый в прах истлеет потому как.

aptukkaev.livejournal.com

Добавить комментарий