Поиск

Виктория Муллова: «В СССР мы зависели от Госконцерта, и я сбежала: просто хотела свободы»


Виктория Муллова — о судьбоносных решениях, скрипке Страдивари и счастье принадлежать к великому народу

Знаменитая скрипачка Виктория Муллова выступила в Большом зале консерватории с Российским национальным оркестром под управлением маэстро Михаила Плетнева. Исполнительница, не побоявшаяся в 1980-е тайно покинуть Советский Союз, встретилась с корреспондентом «Известий».
— Как вам работалось с маэстро Плетневым?
— Оркестр просто замечательный. Раньше я играла с этим коллективом всего один раз в Бельгии, и это было давно. Сейчас состав уже сменился, но уровень по-прежнему очень высокий.
— Вы весьма демократично относитесь к своему внешнему виду на сцене, но  концерт в БЗК отыграли в концертном платье. От чего зависит выбор гардероба?
— Мой сценический костюм во многом зависит от автора, чье произведение я исполняю. На концерте в БЗК я предстала в довольно классическом виде, потому что играла скрипичный концерт Брамса.
— Ваш побег из СССР в 1983 году — почти детективная история. Игра стоила свеч?
— У меня не было цели сделать карьеру. Я просто хотела свободы. Все мы зависели от чиновников, бюрократов, Госконцерта, министерств. Сейчас молодые музыканты имеют возможность выезжать в любую страну выступать, учиться, слушать концерты выдающихся музыкантов. А мы всего этого были напрочь лишены.
— Ваши родители были в курсе плана побега?

— Родители ничего не знали. Ночью им позвонил кто-то из знакомых и рассказал, что услышал по радио о моем побеге. Маме и папе пришлось очень туго. В тот момент они были уверены, что никогда меня больше не увидят. Они сразу потеряли работу, и у них были большие проблемы.

— Вы прекрасно понимали, что карательные меры в любом случае коснутся ваших близких, оставшихся в Советском Союзе.
— В то время у меня были плохие отношения с родителями, поэтому я даже не задумывалась, а просто делала то, что мне было нужно. Сейчас могу представить, что им пришлось пережить.
— Вы продолжаете ощущать себя русской?
— Сейчас я больше русская, чем 20 лет назад. Когда я сбежала из СССР, у меня было ощущение, что я уехала от какого-то кошмара. По этой причине я всегда сторонилась своих соотечественников, приезжавших в Европу. В последние годы все поменялось. Когда меня спрашивают, какой я национальности, с удовольствием отвечаю: я — русская. Горжусь принадлежностью к нашему великому народу.
— Вы часто приезжаете на родину?
— Этот концерт всего пятое мое выступление в России за 30 лет. В последнее время меня тянет в Россию и хотелось бы приезжать чаще. Надеюсь, что у меня это получится в ближайшие годы.
— Как решаете вопрос с нехваткой времени на общение с семьей или такой проблемы нет?
— Стараюсь выкраивать время для семьи. Главное — все планировать заранее. Например, в 2014 году я беру перерыв в шесть месяцев — для семьи. Но, надо признаться, порой трудно отказаться от интересных концертов и предложений.
— Ваши дети — творческие личности?
— Все мои дети вовлечены в творческую деятельность. Старший сын Миша учится в Кембридже и играет на многих инструментах. Сейчас увлекся джазом. Средняя дочка Катя пишет песни, играет на гитаре, поет. Но в качестве профессии музыку не мыслит. Надя, самая младшая, учится в Королевской балетной школе в Лондоне.
— Все главные мужчины вашей жизни — музыканты. Первый муж — великий дирижер Клаудио Аббадо, нынешний — известный виолончелист Мэтью Барли. Представители других профессий вас не интересуют?
— Дело не в этом. Просто так распорядилась судьба.
— У вас широкий музыкальный кругозор — от аутентизма до необычных проектов, синтезирующих классику с другими направлениями. Одно другому не мешает?
— Нисколько. У меня две скрипки. Одна с жильными струнами, другая —  с обычными. На первой я играю музыку Баха, Вивальди, даже Бетховена. А на второй — это инструмент Страдивари, с которым я приехала сюда, — исполняю репертуар более позднего времени. Каждый раз, когда меняешь инструмент, приходится менять и технику. Иногда я играю на обеих скрипках в рамках одного концерта. Но мне комфортнее, когда есть хотя бы два дня, чтобы перестроиться с одного типа звукоизвлечения на другой.
— Говорят, каждый сам кузнец своего счастья. Вы согласны?
— Я действительно так считаю. Но, конечно, большую роль играет благосклонность Фортуны. Мне, например, повезло уехать в нужный момент. Если бы я подождала десять лет и выехала из страны после перестройки, моя жизнь, скорее всего, сложилась бы иначе.

http://izvestia.ru/news/516530

yasko.livejournal.com

Добавить комментарий