Поиск

Конкурс эротических рассказов. Внеконкурсная работа. "Там, где тепло"


Пока члены жюри читают и оценивают, я хочу опубликовать еще несколько работ, по тем или иным причинам не прошедшие на конкурс.
Пока публикую анонимно, если автор пожелает — раскрою его тайну))

Там, где тепло

Было двадцать девятое декабря: Новый Год был на носу, но до него еще оставался один рабочий день. Вечер. Темный декабрьский вечер, когда на часах еще только пол седьмого, но солнце уже давно плюнуло на этот жалкий мирок и укатилось спать куда-то на запад. Положение усугубляли также фонари, работающие через один, то ли от разворованных денег предназначенных на покупку лампочек, то ли от желания некоторых похвастаться своей меткостью.

Люди спешили с работы, то и дело потирая замерзшие руки и стараясь забраться носом под воротник. Непрерывный людской поток маршировал неизвестно откуда в никуда. Люди толкались и старались обогнать друг-друга, только чтобы на секунду раньше успеть юркнуть в душное, смердящее людским потом метро.

“Блядь,”– раздалось громкое восклицание в людском потоке, когда немолодых лет женщина поскользнулась. Падая, она рефлекторно схватилась за проходившего мимо мужика, и тот от неожиданности последовал за дамой. Вторая рука, взметнувшись вверх, попала прямо в лицо проходившему мимо кавказцу. “Ээээ, что ты делаешь?!”– последовала реакция южанина. “Дура недобитая, я же бутылку, наверное, разбил! Не видишь, что делаешь, сволочь!”– недовольный крик упавшего мужчины хлестнул с другой стороны. “Пил бы меньше и, гляди, на ногах бы стоял тверже,”– холодно отвесила женщина. “А, твою мать, разлеглись тут на дороге,”– выпалил средних лет человек, с трудом переступая через упавших. Уколы, обиды и едкие замечания продолжали литься, но быстро утонули в людской реке, которая неслась и неслась по замерзающему городу.

На дороге было ничуть не лучше. Машины стояли в нескончаемой пробке, изредка передвигаясь вперед, мешая грязь с падающим снегом и забрызгивая ею соседние авто. Перекресток давно уже нормально не работал: сразу пять машин не учли промерзлости дороги, и сейчас кучно стояли посреди движения, тогда, как их хозяева, матеря друг друга, ожидали гаишников. Кто-то забуксовал в переулке и теперь искал дураков, готовых подсобить и запачкаться в этой жижеподобной массе, выталкивая тяжелую машину из зимней ловушки.

И над всем этим замерзающем муравейником, мышиной возней в снегу, кружил промозглый ветер, злобно улюлюкая и присвистывая, словно наслаждаясь жалкими людскими потугами сладить с пришедшей зимой. Он забирался под платья, обмораживал щеки и сваливал старушек с ног. Даже в набитых битком автобусах он успевал пройтись по салону на остановках.

Но, все же были места, где и этому прихвостню зимы было не проникнуть. Одно из них было небольшим уютным мирком, представлявшем лишь небольшую комнату. Теплый и ласковый свет ночника несмело бродил по стенам, остерегаясь темных углов. В комнате, на полуторной кровати, прижавшись друг к другу, лежали двое. Горячий и страстный секс остался позади, оставив после себя тлеющий огонь, который сохранялся благодаря толстому одеялу, не желающими остывать телами и еще чему-то неосязаемому. Он шептал ей на ушко что-то о далеких пляжах, ласковом солнце, о загадочных звездах и приветливом море. Она, плохо понимала смысл сказанного, нежась в согревающих звуках его голоса, и тихонько улыбаясь, когда его губы случайно касались мочки её уха. Глаза её были закрыты, и она совершенно не думала о том, что твориться вокруг. Весь холодный мир перестал существовать. Осталась лишь эта постель, они двое, и незримый источник тепла.

innermost_heart.livejournal.com

Добавить комментарий