Поиск

Восточный Мордор


Серое небо удивительно низко нависает над этим местом. Кажется что немногочисленные высотки цепляются антенами за облака. Первое, что ты слышишь, выйдя из шумных катакомб метро, это грай воронья, которое живной, черной кляксой расплывается по этой серой хмари и тянет свои крылья за холм. Там, за холмом, свалка. Точнее то, что от нее осталось. Крылатые крысы по старой привычке тянутся к развалу. Крылатым крысам все равно.
В этой жизни все познается в сравнении. В 2012 году я топтал окрестности Северного речного порта, и называл его Северный Мордор http://manavar.livejournal.com/246297.html. А сегодня я смотрю на район Южного речного порта, и понимаю, что Мордор повсюду.
Я считаю, что мне повезло в жизни. И мое представление об этом городе не сузилось до башен Сити, Красной площади, Воробьевых гор и пары культовых мест. За четыре года я повидал места, которые даже дном назвать нельзя. Это скорее то, что скрыто под глубоким слоем ила. Я видел, как жизнь теплится на дне, как на такой глубине живут люди, которые остаются людьми. Иногда в открытое окно, вместе с запахом гари от районых заводов, ветер заносил детский смех, вперемешку с детским матом и запахом первых сигарет. Идя утром на работу я видел, как школьники катят в свои уютные гимназии на сигвеях. Видел, как жарят шашлыки на берегу Москвы реки суровые люмпен-маргиналы, и как с томным видом напомаженные клуши жуют лобстера на Большой Никитской.
Город, где нищета и роскошь идут рука об руку.
Город, где не терпят слабость.
Город-мечта.
Восточный Мордор будет мрачно чадить, оптправляя в свет готовые ядра для пушек стреляющих мясом. Если ЦАО — душа города, то ВАО ее темный уголок. Здесь живут обычные люди. Здесь не лучше и не хуже, чем в любом месте города. Здесь просто своя атмосфера. Кому-то дрогои и милы эти кварталы. Мне они тоже стали дороги. Именно здесь я получил мощный душевный порыв. Подниматься наверх. Не пасовать перед трудностями. Каждое утро я вставал в 5.35, что бы в 7.50 зайти в кабинет. Порой я чувствовал себя Артесом посреди Азерота, глядя, как Орда рвется на штурм. Но даже в самые дикие моменты, когда от морального перенапряжения руки тряслись, я все ранво любил этих людей. Не всегда был мил, не часто приветлив. Но свои 12 минут тратил на то, что бы максимально помочь всем и каждому, а не оставить в  системе галочку о состоявшемся приеме. Потому что это тоже люди. Больные, обозленные на жизнь, уставшие от сложностей. Но даже им нужна поддержка и внимание. Минимальное. И я люблю их. Я благодарен им. Они были лучшим тренажером душевной терпимости, какой можно было придумать.
Мир этому дому.
Москва. Декабрь. 2015. СЗАО.

manavar.livejournal.com

Добавить комментарий