Поиск

На полях наследия ушедшего кинорежиссёра.


Мои любимые фильмы Эльдара Рязанова — «Гараж» и «Жестокий романс».
В «Гараже» исчерпывающе выявлены те «магнитные поля», которые структурируют наше общество ещё сильнее, чем тридцать пять лет назад. Тут и «болотная», и «поклонная», и «третьи силы» — всё как на ладони. В «Жестоком романсе» Рязанов зашёл на «чужое поле» и дал блистательный результат.
Самые нелюбимые фильмы Рязанова — «Небеса обетованные» (позднеперестроечная эпилепсия) и «Тихие омуты» (пустое место).
Самые перехваленные фильмы Рязанова — «Берегись автомобиля» и «Служебный роман». Фильмы очень хорошие — но перехваленные.
Рязанов удивителен умением «поймать момент». Он всегда попадал в те эстетики и в те темы, которые важны здесь и сейчас (не до и не после). Оттого он всегда был разным. В «Карнавальной ночи» он работал с эстетикой Пырьева, в «Берегись автомобиля» — с эстетикой Козинцева, в «Жестоком романсе» — с эстетиками Сергея Соловьёва и Глеба Панфилова. Более того: в фильме «О бедном гусаре…» Окуджава не принимал участия, но это — кино «синдрома Окуджавы», кино того «пучка импульсов», который дал прозу Окуджавы (и отчасти его поэзию). Но гораздо чаще Рязанов ловил не «волны» отдельных личностей, а «волны» общества в целом. Когда общество стало выдавать сумбур и мусор, Рязанов стал снимать сумбур и мусор. Он — как мой мобильник, который я опасаюсь проносить мимо работающих радиоприёмников (поймает волну — и зазвучит).
Для Рязанова искусом стал среднеинтеллигентский либерализм — подобно тому как для Сергея Соловьёва искусом стал андеграунд восьмидесятых, а для Никиты Михалкова — государственничество. Впрочем, я всех этих людей люблю не за их искусы.
«Ирония судьбы» для меня — фильм ужасов. Не тех ужасов, которые развлекают, а тех ужасов, которые мучают. Если «Иронию судьбы» покажут по ТВ и в этом Новом Году (а её непременно покажут), чувство ужаса удвоится от факта смерти Рязанова (Дед Мороз скончался почти под Новый Год).

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий