Поиск

Обыкновенный Постмодерн.


У «человека Постмодерна» выявилось одно свойство (отличающее его от предшествовавшего «человека Модерна»): «человек Постмодерна» неспособен увидеть и осмыслить себя как субъект, он может понимать и видеть себя только как объект. Чаще как «объект негативного воздействия извне» (это самоощущение даёт ему непрестанное жестокое, мазохистское удовольствие). Гораздо реже как «объект позитивного воздействия извне».
Естественно, «человек Постмодерна» не может ничего сотворить; творчество как таковое для него недоступно — неинтересно и непонятно. Ведь творчество — это осуществление «Я» творящего.
Зато явление «призраков прошлого», «собак Баскервиля» для «человека Постмодерна» осуществляется с фатальной неизбежностью. Это объяснимо: «человек Постмодерна» не выдерживает собственное «Я», вытесняя собственное «Я» — альтернативными «Я» кого угодно — а чаще всего ближе к нему лежит «Я» собственного прадедушки (реального или выдуманного).
Это и есть «конец истории» — это, а не то, что мы представляем, слыша данное сочетание слов. «Конец истории» не потому что «событий больше не будет», а потому что «больше не будет событий, которых бы не было раньше». События будут, но они не будут новы. «День сурка» — это ведь тоже своеобразный «конец истории».
Лично я делаю из этого такой вывод: всё же надо вернуться в Модерн. То, что я называю словом «романтизм» — возвращение в Модерн.

ankudinovkirill.livejournal.com

Добавить комментарий