Поиск

ЧИСТОЕ ИСКУССТВО


Я ищу в искусстве не совершенства, не мудрости, а, наверное, особого слияния с книгой, фильмом или музыкой, растворения своего сознания в том, что называется художественным произведением. Искусство – это когда я превращаюсь в то, что я вижу или слушаю. Время реальное перестает существовать – есть только время художественное.

Однажды Константин Сергеевич Станиславский собрал свою труппу и объявил, что они приступают к постановке новой пьесы о любви юноши и девушки. «Вам интересно? — спросил он. – Нет? Значит надо нам понять, что же такого сделал Шекспир, что пьеса «Ромео и Джульетта» интересна всем уже несколько веков». Наверное, когда в 1968 году Франко Дзеффирелли решил экранизировать эту же пьесу, его спрашивали и он сам себя спрашивал о том, что нового он может добавить к бесчисленным постановкам этой трагедии. Но мастер знал, что он должен двум именам вечных веронских возлюбленных, превратившихся почти в нарицательные, вернуть свежесть, дыхание любви и молодости, должен наполнить их новыми ассоциациями. Доверив исполнить эти роли фактически детям – 18-летнему Леонарду Уайтингу и 16-летней Оливии Хасси, он сделал невозможное: вернул их к жизни (или подарил им новую жизнь). Он не переносил сюжет в наши дни, не заставлял их читать рэп, чтобы мы почувствовали: мы такие же, как они. Он не использовал никаких спецэффектов, но создал подлинную магию – магнетизм, искренность, особую химию чувств. Все это объединяется в слово «совершенство» — совершенство произведения искусства.

Приближение изображения к живописи – это словно продолжение традиций итальянских мастеров эпохи Возрождения с их впечатляющими картинами средневекового города и удивительными традициями портрета, в котором раскрываются характеры героев, и которые позволяют заглянуть в историю человека, его настроения и чувства. И оператор Паскуалино Де Сантис, и коллектив художников (Лоренцо Монджардино, Эмилио Каркано, Лучиано Пуччини, Данило Донати) погружают в атмосферу, растворяя нас в иной эпохе, в художественном времени трагедии Шекспира. Средневековая эстетика передана и гениальной музыкой Нино Рота, который вплел в свои мелодии и аскетичную суровость, и безграничность первой любви, и музыку каменных стен Вероны… Рассказывая об ином времени, свое творчество они оставили вне времени – в том измерении, которому принадлежит искусство.

Сколько длится фильм «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли? Два часа тринадцать минут обычного астрономического времени, а я проживаю несколько жизней, истории любви, угадываю глубоко спрятанные драмы и учусь смиряться с одной из самых больших трагедий моей жизни. И вроде знаешь каждый поворот этой трагедии, но надежда на иной исход не становится и не становится меньше боль. Может быть в этом тоже сила искусства: в том чтобы научить нас заново переживать уже знакомые чувства? Ведь опыт эмоциональный гораздо сложнее и глубже опыта интеллектуального, и пережитое однажды событие способно вновь и вновь дарить нам эмоции. А произведение искусство превращает эти эмоции в уникальный культурный чувственно-интеллектуальный багаж нашего сознания.

Все эти слова я подбираю, чтобы объяснить себе, почему, когда мне плохо или очень хорошо, я испытываю острую потребность посмотреть «Ромео и Джульетта» Франко Дзеффирелли? Что за сила в этом произведении, которая способна излечить нашу боль и преумножить нашу радость, наполнить нас предвкушением и помочь найти ответы на неразрешимые вопросы? Что за источник правды, жизненной силы, вдохновения в этой трагедии Шекспира и Дзеффирелли? Когда ответы на эти вопросы найдутся, будет разгадана тайна искусства. Но хочу ли я жить в мире где гармонию можно расщепить, а затем вновь собрать по формуле, я не знаю… Но точно хочу вновь испытывать это чувство удивительно притяжения к художественному произведению, чтобы хотя бы на несколько мгновений раствориться в нем.

p.s. Никаких кадров и афиш сознательно не выкладываю — боюсь, что не смогу остановиться

marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий