Поиск

Кино, как жизнь, или Жизнь, как кино


Бывает так, что понимаешь: пора поговорить о фильме, о котором давно собирался, но все откладывал – ощущал себя рядом с ним маленьким, каким-то неумелым: фильм такой большой, почти вселенский, а твое знание о нем такое ничтожное. А теперь вот собираешься о нем поговорить, и не потому, что появилось, что сказать, а просто молчать уже не можешь. Вот и я сейчас собираюсь говорить о картине Витторио Де Сика «Брак по-итальянски» (1964).

Казалось бы, знакомая до мельчайших движений камеры история, затертые до дыр фразы, и фильм уже столько поколений сопровождает по жизни, но все-таки, заметив краем глаза на экране знакомы кадры, уже не оторвешься до финальных титров. А после них в душе останется чувство легкого опустошения – это история для нас вновь закончилась. Именно потому, что она досконально знакома почти всем, постараюсь не говорить о сюжете, ведь в конце концов, единственное, что после признания умудренными критиками классикой мирового кинематографа, мы можем добавить в копилку фильма – это собственное впечатление.

Чисто итальянский сюжет, замешанный на страстях и любви, приправленный бытовыми зарисовками в стиле неореализма выводит историю на иные высоты и уровни прочтения. И машинально пробегая глазами те самые финальные титры, ты невольно думаешь о том, что, конечно, это не семейная драма, и не комедия, и не бытовая зарисовка – это не какой-то определенный жанр, это сама жизнь. Такая жизнь, какой ее отражает художественное видение автора пьесы Эдуардо де Филиппо и режиссера Витторио Де Сика. Вырасти из бытовых мелочей (как Филумена чистит яблоко, или как к ней относится ее служанка, или как Доменико перевозит через таможню новые туфли), из истории страсти мужчины и женщины в почти притчу о любви – это дано не каждому фильму.

И не каждому фильму дано быть живым – в полном смысле слова. Дышать, меняться, взрослеть, говорить со зрителем, смешить его, вызывать у него с трудом скрываемые слезы… И несмотря на то, что действие разворачивается в Неаполе в несколько необычной семье, этот фильм немножко про всех нас, вернее, каждому хочется надеяться, что он о нем. Кто-то сказал, что жизнь – это любовь: «он жил» или «она жила» означает, что его или ее много любили». Здесь можно добавить: и он или она тоже много любили. «Брак по-итальянски» как раз об этом: кажется, ни при каких обстоятельствах не позавидуешь судьбе Филумены Мортурано, но в глубине души надеешься, что фильм о ней в какой-то степени и о тебе. Потому что не можешь не восхититься ее внутренней чистотой, благородством ее чувств, силой и чисто женской незащищенностью перед одним единственным человеком – любимым мужчиной.

Любой разговор об этой картине начинается или заканчивается разговором о дуэте Софи Лорен и Марчелло Мастроянни: с центростремительной силой они собирают все выразительные средства вокруг себя. Наверное, они и есть главное выразительное средство. Они сыграли вместе в шестнадцати фильмах и остаются до сих пор одной из самых известных экранных пар. Их взаимопонимание, гармоничность, какая-то незримая химия, происходившая между ними, превращали и превращают до сих пор каждый фильм с их участием в праздник. «Вчера, сегодня, завтра» (1963) или «Необычный день» (1977) – это не запыленные ленты для киношкол и хрестоматий. Именно такие фильмы жадно ищешь и впиваешься в них, когда найдешь, – целый спектр эмоций и мыслительных процессов при просмотре позволяет твоему сознанию работать и отдыхать одновременно. Разобраться, как именно это происходит, так нелегко, что слова о магии и алхимии напрашиваются сами.

Слов о фильме «Брак по-итальянски» вообще хочется сказать очень много, но почти все они восторженные и в превосходной форме – таким словам почти не верится. А тех, которым верится (хочется так думать), я насобирала ровно на этот текст. У кино перед любым текстом есть весомое преимущество – о нем можно не говорить, его нужно просто смотреть.

marie_bitok.livejournal.com

Добавить комментарий