Поиск

Если бьёшь первым, то бей сильнее


«Вот так. Бойцы на меня вышли мне достойные».
фильм «Мама не горюй»

Никто, никогда не учил меня драться профессионально. Никогда меня не отдавали на бокс, карате, дзюдо. Даже на национальный вид спорта – вольную борьбу, на которую хотя бы неделю должен был отходить каждый мальчик в Осетии я не ходил.
Воспитывали меня в атмосфере пацифизма. Оно и понятно – мать фармацевт, отец учитель. Рафинированная интеллигенция. Даже бабушка – ветеран Войны всегда говорила: «Если бьют – отойди». Но эта логика терпилы меня злила даже в 7 лет.
Не был я героем школьных и уличных драк. Да и не стремился им быть. Что в первом, что в десятом классе. Когда нарывались – не молчал, не отходил. Честно получал по щщам, отряхивался и шел дальше.
Обида была. Но я не придавал ей особого значения, уже тогда понимая, что детская обида – самая безжалостная, но самая краткосрочная. Единственным молчаливым свидетелем моего типичного противостояния с жестоким миром был мой дед. Он никогда не ругал меня, если я приходил с синяком. Никогда не читал мне мораль по поводу насилия. Просто спрашивал, сколько их было, и кто победил. Это единственный человек, который понимал цену насилия. И молчал. Спасибо тебе, родной. Это молчание стоило тысячи слов. Ты вообще относился к тому типу мужчин, которые в своем молчании были красноречивее и значительнее, чем сотни сладкоречивых болтунов. В твоем молчаливом спокойствие ощущалась непоколебимость скал и чувство собственного достоинства. Спасибо тебе за то, что всегда беспокоился и не ложился, пока я не переступлю порог дома, но никогда не осуждая.
Были в жизни и эпические побоища. Я редко защищал собственные интересы путем физической силы. Но никогда не пасовал, когда затрагивались интересы моих родных и близких. Как говорится: «Тот, кто вписался, выхватит больше зачинщиков». Бывало выхватывал. Бывало и больно.
В Москве всегда старался обходить драки. Во-первых, мне не хотелось связываться с местными силовиками. Во-вторых, здесь мало кто доводит до драки. Обычно удается разойтись на словах. Трусливые тут мужчины. Не все, но многие. Бывали ситуации, когда на меня за мои слова во Владикавказе бы просто вынесли в одну калитку. Тут молчат, тупо смотрят мимо.
Но если ты бьешь первым – бей сильнее. В очередной раз убедился в правоте этого высказывания в минувшие выходные. Закончив работу, довольный и счастливый, я мчался домой в последнем вагоне метро. На часах было 14:30 и можно было прекрасно провести эту субботу. Пьяный мужчина неопределенного возраста тоже был безумно доволен своим состоянием. Он весело шатался из стороны в сторону, нагло разглядывая пассажирок, дыша перегаром. Типичный спивающийся работяга. Худой, небритый, одетый в потертую дубленку и линялые джинсы. Своими растоптанными, замызганными кроссовками он один раз наступил мне на носок ботинка. Я покосился. Второй раз наступил. Я молча отпихнул его от себя рукой, попросив не топтать мне ноги. Моментально был послан на детородный орган. Наглый алкаш шагнул в мою сторону (толи что бы еще раз демонстративно наступить мне на ногу или просто пободаться) и получил от меня звонкую затрещину. Обычно такого хватает для того, чтобы осадить любого алкаша. Я пожалел, что не дал ему по морде в полную силу. Потому что в этот момент поезд влетел на станцию, мой противник совершил единственный правильный поступок, которого я от него не ожидал, а именно с размаху пнул меня в пах носком своего кроссовка. Удар был какой-то скользящий, но это было еще хуже, потому что он умудрился провалиться и впечатать каблуком своей обуви прямо в область мочевого пузыря. Сказать, что мне было больно – значит ничего не сказать. Такой наглости я не ожидал. На секунду потемнело в глазах. Победитель резво выскочил из вагона и побежал прочь. Я сполз по поручню. Полный вагон пассажиров усердно игра в телефонах, читал книги или разглядывал пол. Полусогнувшись я еле добрался до дома. И еще как минимум два дня, прошу прощения за подробности, мочился кровью, хотя ничего принципиально страшного со мной не произошло.
К чему я завел этот разговор. Для себя я извлек определенный урок. Возможно это не самые правильные выводы и еще предстоит пересмотреть свои взгляды на вещи. Но пусть каждый, кто говорит, что насилием ничего нельзя решить, хоть раз в жизни пописает кровью в унитаз. Возможно мне не хватает интеллигентности отца, которая как стена защищала его от любого косого взгляда. Возможно мне не хватает холодного спокойствия деда, об которое разбивалась любая волна агрессии. Возможно я не до конца ощущаю ответственность за тех, кто верит, надеется и любит меня.

manavar.livejournal.com

Добавить комментарий