Поиск

Ошибка Каляпина


Известный российский правозащитник Игорь Каляпин – член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ и руководитель Новгородского комитета против пыток – допустил ошибку, которую повторяют не только правозащитники, но и именитые российские правоведы. Чеченская Республика – это часть Российской Федерации.

http://kavpolit.com/articles/oshibka_kaljapina-12127/

Во-первых,с точки зрения логики, обращаться в Генеральную прокуратуру РФ стребованием «организовать проведение проверки, по результатам которой дать оценку законности высказываниям главы Чеченской Республики Кадырова Р.А., принять соответствующие меры прокурорского реагирования» — не совсем правильно. Ведь если бы Генеральная прокуратура имела такой вес, что могла найти нарушения законности в действиях главы Чечни, или тем более если бы Рамазан Кадыров делал что-то противозаконное, то обращения Каляпина не потребовалось бы.

Во-вторых, Игорь Каляпин забыл содержание статьи 22 ФЗ «О противодействии терроризму»:«Лишение жизни лица, совершающего террористический акт, а также причинение вреда здоровью или имуществу такого лица либо иным охраняемым законом интересам личности, общества или государства при пресечении террористического акта либо осуществлении иных мероприятий по борьбе с терроризмом действиями, предписываемыми или разрешенными законодательством Российской Федерации, являются правомерными».

В целях пресечения терроризма можно причинять ЛЮБОЙ ВРЕД человеку, обществу и даже государству – это правомерно. Поэтому ничего удивительного в том, что никаких признаков преступления или нарушения закона в заявлениях и действиях Рамзана Кадырова нет.

И не стоит возмущаться, что Рамзан Кадыров заподозрил Каляпина в поддержке террористов, ведь согласно ст.24 ФЗ «О противодействии терроризму» «в Российской Федерации запрещаются создание и деятельность организаций, цели или действия которых направлены на пропаганду, оправдание и поддержку терроризма или совершение преступлений, предусмотренных статьями 205 – 206, 208, 211, 220, 221, 277 – 280, 282.1 – 282.3 и 360 Уголовного кодекса РФ».

Любые действия правозащитников вне уголовного процесса в поддержку лиц, подозреваемых в пособничестве террористам, (например, помощь членам семьи участника НВФ) может подпасть под статью 24 ФЗ «О противодействии терроризму».

В-третьих, Игорь Каляпин забывает, что мы, по Конституции РФ, являемся федеративным государством, поэтому у нас в разных субъектах разные правовые режимы и разная правовая культура. Правовое поле может быть одинаковым только там, где одинаковая правовая культура.

Для того чтобы уровень и содержание правовых полей Нижнего Новгорода и Чечни были одинаковыми, там должны быть одинаковые носители правовой культуры. И этими носителями являются не Следственный комитет или прокуратура, как думает Игорь Каляпин, а жители и руководство региона.

Проще говоря, если в Ставропольском крае девочку в платке не пустят в школу, то в соседней Чеченской Республике без платка ее не подпустят ко двору школы. И это несмотря на то, что и там, и там школы российские.

Коллективная ответственность, санкции в виде сожжения домов самих причинителей вреда либо их родственников, а также изгнание семьи убийцы с места конфликта – все это институты обычного права чеченцев.

Концепция прав человека и индивидуальной ответственности при противодействии терроризму в Чечне не работает, потому что, как указано в п.20 «Концепции противодействия терроризму в РФ», утвержденной указом президента РФ от 05.10.2009 г., «при этом используются различные формы общей и адресной профилактики, осуществляемой с учетом демографических, этноконфессиональных, индивидуально-психологических и иных особенностей объекта, к которому применяются меры профилактического воздействия».

Чтобы не быть обвиненным в бесполезных и едких замечаниях «а-ля Сатановский», попытаюсь сформулировать несколько предложений для Игоря Каляпина и других правозащитников на правах действующего пока эксперта президентского СПЧ.

Надо понять: когда вы не можете открыть дверь, надо подбирать ключ или менять замок.

Замена замка. Если правозащитники из СПЧ желают действительно прекратить сомнительные, с точки зрения гл.2 Конституции РФ, действия властей при противодействии терроризму, то надо начать с изменений правил игры. Легче всего предложить изменить концепцию противодействия терроризму, так как она утверждена президентом РФ, а СПЧ является институтом президента.

Труднее, но обязательно следует изменить ФЗ «О противодействии терроризму». Нет смысла возмущаться тем, что ответственность несут родственники, если это уже прописано в законе. Надо изменять закон.

Подбор ключа. Чеченская республика, как и Дагестан с Ингушетией, – это территория конкуренции юрисдикций российских законов, обычного права и Шариата. Жители республики и ее руководство – верующие мусульмане. Поэтому я рекомендовал бы правозащитникам воспользоваться рекомендациями п.20 «Концепции противодействия терроризму» и научиться использовать для защиты прав человека институты Шариата и обычного права.

Например, воспользоваться институтом фетвы: когда мусульманские алимы (юристы в области Шариата) дают разъяснения по поводу применения норм Шариата. Можно обратиться в муфтият Чеченской Республики с запросом о соответствии применения санкций обычного права – таких, как изгнание и разрушение жилищ – нормам Шариата. Ни в коем случае не в российский муфтият, т.к. у нас поддерживается традиционный ислам: это когда члены муфтията КЧР никогда не смогут стать членами дагестанского муфтията.

Также рекомендую внимательно присмотреться к институту маслиата (примирение ради Всевышнего). На Кавказе примирившиеся кровники становились ближе братьев, о чем свидетельствует жизненный путь некоторых известных чеченских политиков.

И наконец, последний совет. Рамзан Кадыров любит строить, и анализ его действий за последние годы говорит о том, что он работал на развитие экономики и привлечение туристов. Для этого он даже ограничил власть «силовиков» – например, потребовал убрать блокпосты, мешавшие движению товаров и людей.

Если экономика Чечни поднималась на фоне снижения количества спецопераций, следовательно, увеличение числа и масштаба спецопераций может привести к спаду показателей экономики. Либо небоскребы, либо военные городки. Думаю, что эти доводы могут убедить руководство Чечни в развитии иных способов профилактики терроризма и экстремизма.

kadievrasul.livejournal.com

Добавить комментарий