Поиск

Антиклановая стратегия


В каждой общественно-политической системе есть свои положительные и отрицательные стороны. У традиционного кавказского общества на равне с такими положительными качествами как сплоченность семей и взаимопомощь есть проблема клановости, которая существенно снижает качество жизни кавказского общества и создает угрозу безопасности государства. Государство должно последовательно работать над снижением угроз со стороны кланов, и особенно в Дагестане.

http://kavpolit.com/blogs/kadievrasul/11614/

Позиция кланов.

Дагестанские кланы это не итальянская мафия, в них нет такой иерархии и «10 принципов», в них больше кровно-семейных интересов, чем корпоративного духа. Образовывались они стихийно, в трудные 90-е годы, кто на пустом месте без связей во власти, кто уже используя оставленные в наследство номенклатурные связи. Одни вышли из спорта, другие из определенного вида деятельности. Например, жители с.Алмак Казбековского района в отличие от своих соседей с удовольствием шли служить в милицию.

За 20 лет кланы успели раскидать своих представителей во все ключевые органы власти: охранительные, законодательные, исполнительные органы, суды, муниципалитеты. Но нельзя сказать, что какой-то клан «держит всех». Есть крупные, такие как клан Гамидовых, клан Амирова, клан Умаханов (Буртунай), но есть и поменьше

Полная люстрация кланов практически не возможна, но что-то с ними делать надо. Нельзя сказать, что кланы это не понимают, но куда и на каких условиях они должны уйти из власти, пока не понятно. Поэтому они спокойно также существуют, циркулируя за счет власти и передавая по наследству свои места членам клана. А государство им пока не мешает.

Надо также признать, что длительное время государство, не имея возможности обеспечить выполнения задач своими ресурсами фактически предоставила кланам власть под некоторые условия. И лишь после того, как кланы стали представлять угрозу самому государству, власти решили зачистить их.

Первая угроза.

За дагестанские кланы взялись в связи с зачисткой республики от терроризма и экстремизма. В 2011-12 гг собирались данные о сфере деятельности кланов и связи с бандподпольем. Затем была дана установка на Совете безопасности РФ заняться коррупцией на Северном Кавказе. На заседаниях республиканского АТК все чаще стали звучать фамилии чиновников связанных с НВФ, а представители дагестанских кланов, возглавлявшие районы и города стали фигурировать в уголовных делах и сводках о задержании. К некоторым применялись такие меры, как окружение особняков и «жесткие» обыски.

Но системной работы с дагестанскими кланами так и не выработали. Весной 2012 года полпредство СКФО начинало прорабатывать политику вытеснения «сторожил» из региональной политики и увеличение молодежи. Установка была серьезная, так как о своей антиклановой позиции заявил даже тогдашний мэр Махачкалы Амиров, посвятив этому специальное интервью в «Вестнике Кавказа».

В январе 2013 года и.о. президента Дагестана Рамазан Абдулатипов тоже сообщил о том, что стоит задача «омоложения» кадров во власти, но потом свернул эту деятельность оправдываясь тем, что набрать не из кого. Критики Рамазана Абдулатипова утверждают, что он не выполнил обещание и не очистил власть от прежней криминальной прослойки и кланов.

В 2015 году в 580 муниципалитетах пройдут выборы, это значит, что у власти появилась еще одна возможность решить вопрос ограничения присутствия кланов в муниципальном и государственном управлении.

Принципы

Если представить, что у федерального центра действительно есть серьезные намерения решить проблему угрозы дагестанских кланов, то как надо действовать?

Во-первых, нужно создать обновляемый информационный банк данных о кланах и их ресурсах во власти. Во-вторых, следует признать, что с кланами сама региональная власть не справится, т.к. состоит из представителей кланов. Во-третьих, всюду сразу покончить с присутствием кланов, которые 20 лет вживались в государственную и муниципальную систему в Дагестане не возможно. Необходимо установить «зоны безопасности». В-четвертых, принципы ограничения кланов в органах власти должны быть открытыми и ясными, чтобы кланы успели уйти, а те кто вне кланов и желают занять место в органах власти, смогли бы принять для себя вовремя решение. В-пятых, кланы надо разоружать.

Координатором антиклановой стратегии должно быть полпредство СКФО, т.к. оно выполняет роль политического стабилизатора ситуации. В его руках допуск к кадровым комиссиям в Администрации Президента РФ и связь с федеральными политическими партиями через Управление по внутренней политики. Полпредство способно наладить сбор данных о северо-кавказских кланах.

Полпредство должно объявить об антиклановых мерах, чтобы политические силы ориентировались на обстановку и вынуждены были не прибегать к бесполезной трате ресурсов на охрану постов во власти и не вынуждали государственные политические органы принимать более жесткие решения к непонятливым.

Создание зон безопасности от кланов, это не строительство итальянских закрытых городков для судей и полиции. Это защита от представителей кланов стратегического и руководящего уровня власти. От представителей кланов должны быть очищены: руководство управлений, включая замов в Администрации Президента и Правительства РД, руководители министерств и ведомств и их замы в Правительстве РД, руководство Народного Собрания, включая замов, а также руководители комитетов; судьи судов общей юрисдикции и арбитражного суда; руководство МВД, включая замов и начальников управлений, районных и городских отделов полиции.

Муниципальный уровень

Для населения присутствие руководителя клана в руководстве муниципалитета имеет свои плюсы: жители муниципалитетов еще не граждане и считают что за них все должна решать сильная власть; глава клана в муниципалитете стремится решать не по закону, а по понятиям, поэтому может помочь в решении вопросов с охранительными органами; стремясь заработать за счет бюджета он работает над тем чтобы привлечь хоть какие -то деньги в район. Тогда как честный чиновник в действующей системе делает все, чтобы избежать рисков из-за наличия в его руках больших материальных ресурсов и денег. Это не оправдание существования кланов в руководстве муниципалитетов, потому что рано или поздно, они начинают воровать все, ничего не оставляя жителям муниципалитета, и создают систему поборов за счет жителей, а не бюджета. Мало кто поверит в клятву «обязуюсь воровать только с бюджета, не облагая поборами население»

Следует принять во внимание, что у лиц занимающих муниципальную службу в России всегда есть страх, что рано или поздно прокуратура или иной орган, в целях выполнения плана, штрафует их лично на суммы, которые больше официальной зарплаты. Поэтому на такие должности должны попадать те, кто намеревается воровать за счет бюджета либо имеющий достаток позволяющий им заниматься службой. Кроме того у контролирующих органов и криминальных верхушки, собирающие долю с бюджетов нет заинтересованности в руководителях не ворующих с бюджета, т.к. это снижает их личный теневой бюджет.

С местными дагестанскими кланами может конкурировать бизнес, имеющий материальную базу достаточную чтобы не воровать с бюджета и платить штрафы контролирующим органам. Если бизнесмены готовы прийти на муниципальную службу, то им надо в этом помочь и, естественно, объявить об этом приоритете заранее. Это не значит, что у бизнеса честнее руки чем у кланов, но в данной ситуации у бизнеса больше плюсов чем у местных кланов.

На муниципальном уровне представители кланов не должны занимать руководящие должности в представительных и исполнительных органах власти. С помощью инструментов вертикали власти и политических партий можно потребовать обновления списка муниципальных депутатов на выборах в 2015 году не менее 50%. Необходимо открыть информацию о политических процессах с указанием вакансий и процедур, для чего подключить компанию в СМИ. Уже сейчас должно быть ясно сколько и где будут избираться депутатов и какие политические партии кого выставляют на выборы, особенно в Махачкале.

Разоружение кланов

Любому мало-мальски разбирающемуся в госуправления наблюдателю, приезжающему в Дагестан достаточно показать охрану некоторых дагестанских чиновников чтобы он понял с чем он имеет дело. Непрофессионалы, агрессивного вида «физики» с автоматическим оружием на дорогих «брониках» обходятся дороже чем зарплата чиновников. И предназначены для грубых силовых разборок и физического запугивания. Содержание такой армии еще больше стимулирует к воровству бюджета и поборов с нижестоящих звеньев. При виде такой картины инвесторы понимают, что бизнес-план не содержит расходы на охрану для разговора на равных с чиновниками из местных кланов.

Ранее наличие охранников кланы оправдывали необходимостью борьбы с НВФ. В условиях практического разгрома НВФ, существование при чиновниках «маленьких армий» не только не оправдано, но еще и угрожает государственным и общественным интересам. С таким чиновником трудно говорить как со слугой общества или подчиненным.

У кланов необходимо отобрать инструмент силового разрешения конфликтов и выбивания с нижестоящих дани. Для этого провести более тщательную ревизию охраны чиновников. Недавно прокуратурой Дагестана была проведена проверка «ЧОПов» в результате которой выявлено незаконное оформление оружие на чиновников и депутатов Народного Собрания. Также необходимо разобраться с социальными циклами спортивных залов: кто спонсор, по какой программе работают, и кто из них получается. Эту проверку организовали 2 года на чтобы определить причину пополнения рядов НВФ из спортсменов. Но до конца работу не довели.

Если в 2015 году власти не смогут воспользоваться муниципальными выборами и не проведут антиклановые меры, то ближайшие планы по безопасности и социально-экономическому развитию Дагестана можно выкидывать. В поле с сорняками и паразитами высоких урожаев не бывает.

kadievrasul.livejournal.com

Добавить комментарий