Поиск

Чжанцзяцзе — китайская Пандора, 2013



Итак, самая интересная часть нашего путешествия по Китаю началась в шесть утра, после четырех часов сна, с дождя. Не с мелкого, охлаждающего дождика, который охлаждает в майскую жару, и даже не с мелкого досаждающего дождика, а с полноценного ливня! Нарядившись в дождевики, прихваченные из дому, мы отправились в парк. Ну ливень так ливень! Не откладывать же поход в парк из-за этого. У нас и так на него всего три дня. Да и не зря же мы все-таки учились писать его название шесть месяцев. Об этом парке нам рассказал Хао как только мы сообщили ему о нашем намерении ехать в Китай. Только после этого мы начали искать информацию, которой на удивление оказалось много. Были даже карты парка, информация о стоимости входных билетов, маршруты походов по нему и т.д.

Особую благодарность хотелось бы выразить arteias, разместившему очень подробный и информативный отчет на форуме Винского http://forum.awd.ru/viewtopic.php?p=2990 863#p2990863.

В общем, в парк мы ехали во всеоружии и возлагали на него большие надежды. Мы, конечно, расстроились, но за время путешествия учишься относиться к таким неприятностям философски: не может же везти всегда. Но в конце концов оказалось, что с погодой с точки зрения фото нам удивительно повезло. Хотя холод стоял смертный, а дождь лил как из ведра, стоял и туман, который создавал потрясающую перспективу и иллюзию парения гор.

Рассказывать подробно, как мы добирались до парка, я не буду. Скажу только то, что написано в любом отчете: с автостанции до входа в парк ходят автобусы. В кассах парка покупается билет на день, три дня или неделю. Билет представляет собой пластиковую карточку, примерно как в наших метро. Вход фиксируется приложением карты к турникету тоже как в нашем метро. Мы купили билет на три дня. После входа в парк мы не помним ничего, кроме эмоций: восторг, восхищение. Казалось бы откуда, ведь мы полгода любовались на эти же виды в чужих отчетах. Но реальность оказалась для нашей слабой детской психики, не закаленной потрясающей природой Китая, просто непереносимой. Так что первые пару часов выпали из нашей памяти почти полностью, точнее смешались в один единый момент восторга.

Хао уже по обыкновению со скучающим и несколько сочувствующим видом вздыхал, глядя на наши широкие улыбки на лицах, лишившихся от восторга всех остатков интеллекта, и повторял свое коронное «это не красОты, вот в родном городе…». Ну что ж, мы смирились, что в «родном городе» лучше все: от гор и рисовых террас до жареных каштанов и чая. Вначале мы думали, что Хао просто жеманничает, но потом поняли, что он был искренен. И правда, если человек постоянно видит, например, поля пшеницы, вряд ли он поедет через полстраны любоваться какими-то особо красивыми полями. Ну что ж, с одной страны, ему повезло родиться в потрясающе красивой стране с удивительной природой, а с другой — у него выработался определенный иммунитет к красотам этой самой страны.

Поняв, что в Хао мы единомышленника не найдем, мы начали дергать друг друга и буквально вопить от восторга всякий раз, когда на глаза нам попадалась особо красивая скала. Душу мы отвели по полной и все-таки честно заслужили снисходительную улыбку Хао.

Особенный восторг у нас вызвала поездка на канатной дороге. К высоте, мы, мягко говоря, неравнодушны, особенно жена, а если точнее, то она ее ужасно боится. Но в данном случае мы оставались абсолютно спокойны, поскольку глядя на добротные кабинки канатной дороги, у нас даже мысли не возникло, что это может быть небезопасно. В отдаленных участках мозга, извивавшегося в пароксизмах восторга, небольшое смутное беспокойство вызвала только надпись в кабинке на английском, предлагавшая туристам в случае непредвиденной остановки кабинки не переживать и любоваться видами. Это на высоте метров в 300 — 350 над пропастью. К тому моменту, мы, очевидно, потеряли рассудок настолько, что честно пообещали себе в случае этой самой остановки честно любоваться видами столько, сколько того потребует ремонт. К счастью, а может, и к несчастью, любоваться видами нам пришлось ровно столько, сколько требовалось, чтоб добраться из пункта А в пункт Б без остановок.

Итак, мы отправились в наш поход. На руках, точнее на планшете, у нас была карта парка, честно скачанная из чужого отчета на форуме Винского. Карта нам очень помогла. Действительно очень. Конечно, план на первый день у нас был просто грандиозный, а именно обойти весь парк целиком, ни одного привала, а завтра сделать то же самое, только в обратном порядке. Но жизнь вносит коррективы. Начав путешествие, мы за первые пару часов спустились, как мы полагали, вниз к канатной дороге и входу в парк. Но оказалось, что по дороге мы свернули куда-то не туда или не свернули туда, куда нужно, и прошли только первый малый круг, то есть прошли треть пути до нижней точки. К этому моменту мы замерзли и шмыгали носами. Дождь то утихал немного, то пускался с новой силой. К этому моменту наш энтузиазм под давлением обстановки поутих настолько, что к нам, наконец, вернулся здравый смысл. Мы поняли, что если не хотим остаток путешествия провести с температурой, насморком и кашлем, нам придется возвращаться восвояси. Делать было нечего, приходилось рассчитывать только на то, что завтра погода улучшится и нам удастся наверстать упущенное.

По дороге вниз состоялось наше первое знакомство с местными обезьянами. Мы спускались по склону, когда услышали окрик Хао, шедшего чуть позади: «Леша, лесбиянки!!!». Не поняв, почему Хао так переполошился при виде представительниц сексуальных меньшинств, мы повернулись и увидели обезьянок.

Точнее, двух обезьян весом килограмм по сорок. Мы им предложили конфет с имбирем, надеясь, что в ответ в порыве благодарности согласятся на фотосессию. Но схватив у нас конфеты, они быстренько метнулись к другим наивным посетителям, а мы были нагло обмануты в наших надеждах.

Остаток пути вниз мы весело объясняли Хао разницу между обезьянками и лесбиянками, а также геями и гениями. Вообще все наше путешествие Хао старался подтянуть с нами уровень слегка подзабытого русского, а потому требовал, чтоб мы его исправляли. В ответ он читал нам очень интересные лекции по истории и культуре Китая. Непонимание возникало у нас только тогда, когда нам приходилось произносить китайские названия или фамилии. После такой длительной подготовки, мы почему-то считали, что научились их правильно произносить. Проблемы возникли как только я произнес название провинции Сычуань. Он не понял. «Ну как же, это рядом с родным городом (Хао живет в Чунцине)». «А, Сышуэнь (это ОЧЕНЬ примерная транслитерация того, что он на самом деле произнес)». Я знал, что русская транслитерация китайских названий далека от их действительных названий на китайском. Но чтоб настолько… Когда Хао произнес на китайском «Чжанцзяцзе» (а это что-то типа Жаньжажье), а я не смог правильно произнести его даже с третьего раза, моя самооценка упала до нуля. Ведь я месяца два учился только писать это слово на английском без ошибок! Когда он произнес название «Чунцин», я твердо про себя решил, что во время путешествия иначе как «родной город» называть его не буду, чтоб не оскорблять патриотических чувств Хао, и наотрез отказался его повторять. В общем, мы поняли, что наши познания в китайском дальше «нихао» (здравствуйте), «се-се» (спасибо) и «михайлу» (олень) не пойдут никогда. Как потом оказалось, даже слово «михайлу» мы произносили неправильно, а потому благоразумно решили ограничиться первыми двумя. Короче, хватило пары китайских названий, чтоб за геев с лесбиянками мы были с Хао в расчете.

Вернувшись домой, мы зашли в магазин и скупили все подручные средства, которыми можно предотвратить начинающуюся простуду: имбирь, лимон и красный перец чили. Мы собрались у нас в комнате, сделали по чашке чая из всех ингредиентов, и грелись. Мы знали, что Хао любит острое, но чтоб настолько… Макая целый чили в чай из имбиря и лимона, он откусывал по небольшому кусочку и причмокивал от удовольствия. Человек, который хоть раз слегка ошибся при приготовлении с порцией перца чили, может примерно представить выражение наших лиц. Единственная мысль, которая крутилась у нас в головах, — если он так ест перец, может и радиацию в чернобыльских дозах выдерживает? Господи, не дай Бог Украине воевать с Китаем! Допив чай, он съел и кусочки имбиря, который упорно называл «имбит».

Следующее утро вселило в нас несмелую надежду на хорошую погоду: дождь все еще шел, но был моросящим. К 12 совсем распогодилось, и нам таки удалось выполнить весь план по парку: лифт Байлонг, Улиньюань, ручей «Золотая плеть», получивший свое название из-за золотистого цвета дна, и отдаленный участок парка Янчжачже. С эти отдаленным участком вышла небольшая накладка. Участок действительно отдаленный, туристами посещается редко. До каменистой дорожки надо было в соответствии с указателем пройти по лесной тропке, которая, конечно, после дождей совсем размокла и превратилась в непроходимую грязь (это был первый и последний немощёный участок туристической тропы в парке, который мы видели). Вот где наши кроксы показали себя во всем великолепии. Грязь им совершенно не была страшна. Хао же, вопреки нашим советам путешествовавший в парадных кожаных туфлях и белых (!) носках, к такому повороту готов не был. Уже через 20 метров ему пришлось отступить, так что мы пошли сами. Этот участок стоит посетить уже хотя бы потому, что туристов там действительно мало (а это возможность отдохнуть от шума толп китайцев, которую нельзя упускать), а также потому, что в туман тропа приобретает некое особое очарование. Мы ее про себя называли «Сайлент Хилл» в шутку. Но добравшись до места, мы не увидели ничего, кроме тумана. То есть вообще ничего. Дальше полуметра видно не было. Пришлось возвращаться, не солоно хлебавши.

По маршруту один совет: пешком стоит идти из Улиньюань к Чжанцзяцзе. Ни в коем случае не в обратном направлении! Спуски там круты настолько, что устаешь даже от них. После часов переходов по парку подниматься по такой крутизне просто невыносимо, к тому это ненужная жертва, если маршрут выстроить правильно.

После «Золотой плети», если пройти по тропинке, есть очень интересные «тренажеры». Это обработанные камни, выстроенные в разной последовательности. Как сказал нам Хао, если ходить по таким дорожкам раз в день, человек будет всегда здоров. Мы тоже отхватили свой кусочек здоровья, распевая во всю глотку в три голоса песни любимого Хао «Океана Эльзы» и «Ніч така місячна».

Уже на выходе мы пообщались с обезьянами плотнее: и покормили, и пофотографировали, и даже наблюдали настояний «обезьяний рэкет». Обезьяны подскакивали к туристам и угрожающе скалились. Туристы, перепуганные и предупрежденные повсеместными табличками, строго-настрого запрещавшими дразнить диких обезьян и намекавшими туманно на «всякое бывало», роняли еду и старались уйти оттуда как можно быстрее. Обезьяна же деловито подбирала пакетик с оброненной едой, разворачивала его, и если еда ее устраивала, начинала жевать с отрешенным выражением Моны Лизы. Мол, ничего не знаю, только купила пакет на кровные. Если в пакете оказывалось что-то несъедобное, он отбрасывался в сторону, и процедура повторялась со следующим туристом.

В общем на следующий день мы вернулись в отель хоть и уставшие, но воодушевленные, поскольку несмотря на задержку в Фенхуане, у нас осталось больше полудня на Тяньменьшань. Хао презрительно обозвал этот парк «дырочкой в горе» и с нам отказался идти наотрез. Вместо этого он решил отоспаться в отеле до выселения. Мы же, уже привыкшие к его скептицизму по отношению к достопримечательностям, были непреклонны. Поэтому поднялись в пять утра, сдали вещи в камеру хранения на вокзале, и отправились на канатную дорогу.

Горы Тяньмэньшань:

Тяньменьшань — это тоже горы, но совсем не такие как Чжанцзяцзе. Попасть туда можно по канатной дороге, которая начинается в паре кварталов от вокзала. Канатка имеет три станции: нижнюю (находится в городе), среднюю (оттуда и можно попасть к пресловутой «дырочке») и верхнюю (которая находится над «дырочкой»). Садясь на нижней станции, выйти вначале можно только наверху, и только после этого пересесть на участок, откуда идут автобусы к «дырочке». Под канаткой видно очень живописную дорогу «99 поворотов». А наверху находится знаменитая «стеклянная тропа», участок тропы вдоль скалы, где пол сделан из стекла. Наверху можно выбрать самые разные маршруты. На все времени у нас было мало, так что мы предпочли тот, где стеклянная тропа.

Описывать наши восторги от уведенного на плато я не буду. Побродив там часа 2,5, мы стустились на среднюю станцию, откуда направились к «дырочке» по «99 поворатам». Не знаю как насчет точности цифры 99, но поворотов там много действительно. Здесь мы увидели то, что ожидали: «дырочку». Уж не знаю, почему именно это место так прочно ассоциируется с Тяньменьшань, наверху нам понравилось больше: выше, виды красивей, эмоции сильней. Побродив там больше часа, мы вернулись на автобусах на среднюю площадку, а оттуда – на канатке в город. Там на станции нас ждал Хао. Через городишко Санянг мы направлялись в Лонгшень на поезде.

bravebeaver.livejournal.com

Добавить комментарий